Действительно ли Лондон опаснее Москвы и Нью-Йорка?

Цветы на месте убийства в Лондоне Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption С начала года в Лондоне убиты более 50 человек

С начала года в Лондоне убиты более 50 человек, и по этому показателю британская столица временно обошла Нью-Йорк и Москву. Но так ли уж опасен Лондон?

Официальный твит российского посольства в Лондоне со ссылкой на СМИ утверждает, что число убийств в Лондоне выросло, и это плохая новость. Хорошая новость в том, что Москва теперь безопаснее Лондона.

Согласно свежей статистике, по числу убийств британская столица обошла Нью-Йорк.

Но означает ли это, что Лондон превратился в бетонные джунгли, где зазевавшегося горожанина (или гостя столицы) на каждом углу подстерегают бандиты?

Простого ответа на этот вопрос нет.

Немного статистики

На первый взгляд, все очевидно: хотя в первом квартале этого года этого года в Нью-Йорке насильственной смертью погибли 50 человек, в Лондоне - 46, но в феврале-марте в британской столице расследовали 37 убийств, а по ту сторону Атлантики - только 32.

Именно эта статистика отразилась в газетах, особенно в таблоидах, где заголовки носили особенно драматический характер.

В скобках заметим, что, согласно данным московской прокуратуры, в январе и феврале 2018 года в Москве зарегистрировано 44 убийства - то есть больше, чем и в Лондоне, и в Нью-Йорке. Правда, и население российской столицы примерно в полтора раза больше.

Число убийств

на 100 тысяч жителей

1,2

Лондон

  • 2,5 Москва

  • 3,4 Нью-Йорк

Getty Images

Есть и другая статистика, число убийств на 100 тысяч человек в год. В этих категориях Лондон - самый безопасный из трех городов: в прошлом году на 100 тысяч жителей здесь в среднем 1,2 убийства. В Москве - примерно 2,5, в Нью-Йорке - 3,4.

Соцсети и наркотики

В начале этого года в британской столице действительно зафиксирован резкий рост преступлений с применением холодного и огнестрельного оружия. Механизмы его пока окончательно не ясны.

Глава лондонской полиции Крессида Дик в интервью Times предположила, что во многом в этом виноваты социальные сети, которые "заводят людей" и делают их менее отходчивыми.

"Совершенно ясно, что социальные сети как-то связаны с тем, что люди способны очень быстро перейти от состояния легкой злости до готовности драться", - убеждена шеф Скотленд-ярда.

С одной стороны, все мы знаем, как быстро перепалка на любой площадке в интернете может перерасти в "бокс по переписке" и обмен оскорблениями. Однако, как правило, эти перебранки не выходят за рамки виртуального мира.

Опять же, за последние 10 лет уровень преступности в Лондоне (кстати, как и в Нью-Йорке, и в Москве) в целом снижался, при том что популярность соцсетей росла. Так что дело, видимо, не только в этом.

Дэвид Ламми, член британского парламента от лондонского района Тоттенем, где произошли последние по времени убийства, считает, что во многом за рост числа убийств ответственны восточно-европейские банды, которые завозят в столицу наркотики и оружие и ведут постоянные "битвы за территорию".

"Мы - базар наркотиков для всей Европы, - сказал он в интервью Би-би-си. - Банды сражаются за территорию и кокаиновый рынок в 11 миллиардов фунтов".

У этого заявления есть статистический фундамент: среди 25 европейских стран, представивших данные, Соединенное Королевство занимает седьмое место по числу граждан, употреблявших запрещенные наркотики в течение последнего года, но при этом первое место по употреблению кокаина. Лондон стабильно входит в четверку европейских городов с наиболее высоким потреблением кокаина, особенно по выходным.

Надо отметить, что в Лондоне действительно существуют банды, организованные по этническому признаку - это и нигерийцы, и турки, и албанцы, и выходцы с Карибских островов. Есть и "коренные" британцы. И отнюдь не только восточно-европейцы заняты распространением наркотиков. Кстати, большинство погибших с начала года лондонцев - чернокожие.

Заодно досталось и лондонскому мэру, и министру внутренних дел: по мнению парламентария-лейбориста, они не уделяют проблеме достаточно внимания. И вообще, это тот случай, когда нужен межпартийный консенсус, а не "политический футбол".

"Политический футбол"

"Политический футбол" - это, например, политика выборочных обысков подозрительно выглядящих молодых людей в проблемных лондонских кварталах. В свое время у нее нашлось немало критиков, обвинявших полицию в вопиющем расизме.

Но и тут не все так просто. С одной стороны, согласно данным британского МВД, шансы чернокожего жителя Великобритании быть обысканным на улице в восемь раз выше, чем у белого (в Лондоне - в пять с половиной). В бытность министром внутренних дел нынешний премьер Тереза Мэй существенно ограничила практику выборочных обысков под предлогом того, что она подрывает доверие этнических меньшинств к полиции.

Полицейские и впрямь опасаются обвинений в расизме, поэтому не торопятся применять свое право обыскивать подозрительных граждан. За пять лет с 2012 по 2016 год количество таких обысков сократилось почти вчетверо.

Лондон - вообще особый случай. В столице живет примерно половина чернокожего населения страны, в городе происходит почти половина случайных обысков на всей территории Англии и Уэльса. Именно чернокожих наиболее часто останавливают по подозрению в наличии оружия - в 20% случаев.

С другой стороны, количество заключенных в британских тюрьмах сильно варьируется по этническому признаку: согласно данным британского статистического ведомства, на каждые 10 тысяч жителей Англии и Уэльса приходится около 16 заключенных. Но если пересчитать ее по этническому признаку, то окажется, что на 10 тысяч белых граждан Англии и Уэльса приходится около 16 заключенных, а на 10 тысяч чернокожих - 58.

Количество заключенных на 10 тысяч человек

в своей этнической группе

16

в среднем по всей стране

  • 58 чернокожие

  • 47 смешанные браки

  • 16 белые

  • 16 выходцы из Азии (кроме Китая)

С третьей стороны, в Лондоне наметилась закономерность: с падением числа случайных обысков в городе начали чаще убивать (хотя и весьма незначительно). А в Нью-Йорке, где примерно в то же время полиция тоже стала реже прибегать к обыскам на улице, наоборот, число убийств продолжило снижаться.

Надо сказать, что с 2014 года в Великобритании вообще наметился рост уровня преступности. Понятно, что в Лондоне, где живет 14% населения страны, эта тенденция проявляется более выпукло.

Мэр Лондона (тоже лейборист) в своем "Твиттере" обрушился на правительство: "Я неоднократно говорил правительству, что такой уровень сокращения финансирования города поддерживать невозможно. За последние семь лет полицейский бюджет лишился 700 миллионов фунтов".

При этом у правительства нашлось почти два миллиона фунтов на социальную рекламу, объясняющую подросткам, что даже обладание ножом, не говоря о его применении, неминуемо приведет их в тюрьму.

Бывший глава лондонской полиции Лерой Логан считает, что рост насилия в британской столице приобрел "вирусный характер". "Я не могу понять, как ситуация вышла из-под контроля. Мы наблюдаем резкий рост насилия. Эта вспышка коснулась очень разных слоев общества. К решению этой проблемы надо подходить комплексно, потому что она сама по себе - комплексная. Ее нужно решать с помощью общественности", - говорит он.

Глазго - не Лондон

В этом плане показателен опыт Шотландии. На пике уровня убийств в 2005 году полиция графства Стратклайд, где расположен Глазго, организовала Отдел по сокращению насильственных преступлений.

Его сотрудники рассматривают преступность как болезнь, и предлагают медицинский по сути подход: проще предупредить, чем лечить.

Вместе с социальными работниками, сотрудниками больниц, учителями они составляют списки членов уличных банд и тех, у кого есть высокие шансы к ним присоединиться. После чего с ними проводят встречи, на которых не только наглядно объясняют, что полиции про них все известно, и они в любой момент могут быть упрятаны за решетку, но и предлагают альтернативу - работу, учебу, даже смену места жительства.

Результаты оказались более чем заметными: с 2007 года уровень насильственных преступлений в Шотландии сократился почти вдвое. Именно поэтому Крессида Дик собирается в Глазго - знакомиться с шотландским опытом, хотя и подчеркивает, что в Лондоне есть свои, специфические проблемы, требующие своего подхода.

Image caption Глава специального отдела шотландской полиции Джон Камохан не видит принципиальных различий между Лондоном и Глазго

Кстати, начальник шотландского Отдела по сокращению насильственных преступлений Джон Камохан с этим не согласен. "Люди в Лондоне и Шотландии похожи куда больше, чем вы думаете, - говорит он. - Причины насилия произрастают из плохого образования, вредных привычек и зависимостей, плохих примеров для подражания, отсутствующих отцов, матерей, постоянно меняющих партнеров - точно так же, как в Глазго. Этническая составляющая мало к этому относится".

Молодежная поножовщина

Возможно, в Глазго это так. В Лондоне, где, как мы помним, живет около половины чернокожего населения Великобритании, плюс значительная азиатская община, этническая составляющая преступности весьма заметна. Настолько, что уже в течение двадцати лет в столице работает специальный отдел "Операция Трезубец" (Operation Trident), занимающийся бандами и совершаемыми преступлениями.

Сегодня в компетенцию "Трезубца" в основном входит работа по предотвращению преступлений с применением огнестрельного оружия, однако создавался он как отдел по борьбе с насильственными преступлениями среди чернокожей молодежи.

С огнестрельным оружием ситуация тоже непростая: в 2017 году в Лондоне преступлений с его применением было совершено на 42% больше, чем в предыдущем - две с половиной тысячи.

Главным орудием убийства по-прежнему остается нож. В прошлом году в Лондоне было зарегистрировано более четырех с половиной тысяч преступлений с применением холодного оружия, в которых пострадали люди.

При этом лишь 5% случаев поножовщины - это разборки между бандами, утверждают в лондонской мэрии.

Правообладатель иллюстрации Met Police
Image caption Лондонская полиция недавно провела очередную амнистию для желающих избавиться от своих ножей

В основном друг друга режут обычные подростки, многие из которых носят с собой ножи "для защиты". В таких обстоятельствах любое оскорбление, любой спор могут закончиться поножовщиной, что зачастую и случается. Не говоря уже о "серьезных" поводах, вроде угнанного велосипеда и украденного телефона. А оскорбления в социальных сетях и месть за них - вообще тема для отдельного исследования.

Не так страшен Лондон

Сами по себе все приведенные выше цифры страшны. Более полусотни убитых только в первые три месяца года - это, конечно, не Каракас, где в год убивают более трех тысяч человек, но все равно очень много.

С другой стороны, если поставить эти цифры в контекст, получается, что Лондон - вполне безопасный город. Даже при том, что число убийств несколько выросло за последние четыре года, их все равно почти вдвое меньше, чем 15 лет назад, как в абсолютных цифрах, так и в пересчете на 100 тысяч жителей. Как и в Нью-Йорке, и в Москве.

Безопасность вообще штука относительная. Стать жертвой хулиганов, бандитов или просто не в меру выпивших подростков можно в любом городе любой страны. Но в Лондоне этот шанс в целом можно считать приемлемо низким.

Новости по теме