Сирия: чего может добиться Запад военным вмешательством?

  • 12 апреля 2018
Трамп Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Президент Трамп дал понять, что военное вмешательство может произойти в ближайшем будущем

Правительства США и Британии обсуждают возможный ответ на предполагаемую химатаку в сирийской Думе. Чего может добиться Запад, прибегнув к военному вмешательству?

Классическое военное преимущество неожиданности уже давно не на стороне США и союзников, которые планируют нанести удар по сирийским военным объектам.

У сирийской армии было больше двух дней, чтобы эвакуировать свои самолеты, другую технику и людей на российские базы в Латакии, Тартусе и Хмеймиме, где они будут под защитой надежных российских противовоздушных ракет С-400.

В ожидании удара сирийцы уже эвакуировали людей с военных баз и максимально рассредоточили свои войска.

Российские войска, безусловно, будут защищать свои базы в случае нападения, поэтому ситуация чревата войной между сверхдержавами или случайным конфликтом.

Для западных военных стратегов два основных вопроса в этой ситуации: чего они могут добиться в военном плане и как удар может изменить ситуацию в более широком стратегическом плане.

Сирийская армия предупреждена, рассредоточена и находится под защитой России. Таким образом, основной целью Запада должны стать неподвижные военные объекты - взлетно-посадочные полосы, здания и оборудование, которое осталось на базах.

Удар Запада вероятно будет направлен на уничтожение командно-контрольной системы Сирии. Возможно, будут применены противобункерные бомбы и заглубляющиеся боеголовки. Вероятно, с их помощью уничтожат военную инфраструктуру, которую Сирия фактически восстановила с 2015 года.

Более рискованный и амбициозный сценарий: США веберут более долгосрочную стратегию и будут наносить удары по этим целям регулярно. Тогда сирийские ВВС не смогут покинуть российские базы, и над Сирией (по крайне мере на некоторое время) установится своего рода бесполетная зона.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption В апреле 2017 года в ответ на химическую атаку США выпустили по авиабазе Эш-Шайрат 59 крылатых ракет

В прошлом году США нанесли ракетный удар по базе Эш-Шайрат, который, по заявлениям американского минобороны, уничтожил около 20% самолетов режима Асада.

Однако уже через день сирийские ВВС возобновили боевые вылеты.

США постараются не допустить того, чтобы это повторилось, поэтому можно ожидать более продолжительной кампании с многократными ударами по ключевым объектам.

Каким стратегическим целям это может послужить?

Это определенно не изменит жизнь обычных сирийских граждан, которые столько претерпели как от собственного правительства, так и от множества групп ополченцев, боевиков и террористов, которые не только стремились представлять волю народа, но и запугивали сам народ.

Президент Асад вряд ли откажется от идеи вернуть себе контроль над всей страной.

Так зачем рисковать эскалацией в отношениях с Россией и неопределенными последствиями, которые, как правило, следуют за ударами?

Сама по себе военная сила ничего не значит. Ее применение должно быть частью военной стратегии. В данном случае стратегия вращается вокруг вопросов более глобальных, чем ситуация в Сирии, а населению Сирии дает лишь призрачную надежду на мир.

Первоочередная задача - противодействовать "нормализации" использования химоружия в военных конфликтах.

Табу на использование химоружия, принятое после Первой мировой, оказалось на удивление сильным. Конвенция о запрещении химоружия 1993 года оказалась одним из самых эффективных механизмов нераспространения в современной истории. Сирия ее подписала.

В 2013 году президент Обама заявил, что будет считать нарушение этого запрета пересечением "красной черты", но потом не предпринял никаких действий. И хотя правительство Асада это категорически отрицает, есть множество свидетельств того, что сирийская армия с ведома России с тех пор регулярно применяла химоружие против собственного народа.

Многие политики на Западе считают, что при всех "серых зонах" с точки зрения морали, они не могут вновь попустительствовать применению химоружия. Вопрос стал принципиальным с точки зрения верховенства права в международных отношениях, которое в последнее время попирается во многих областях.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Всемирная организация здравоохранения потребовала дать ей "беспрепятственный доступ" в Думу, чтобы проверить сообщения о химатаке

Кроме того, многие считают, что эффективные военные действия будут означать окончательное возвращение западного мира в ближневосточную политику, в период острого кризиса.

Кампания против так называемого "Исламского государства" с геополитической точки зрения всегда была побочным процессом. Влияние Запада на то, что происходит в странах от Иордании до Йемена, в последние годы стремительно падало.

Разумеется, у западных лидеров большое искушение просто не вмешиваться в ситуацию, и их можно понять. Однако стоило им расслабиться в борьбе с ИГ, как будущее региона стали определять Иран, Россия, и отчасти Турция.

Необходимо просчитать, что лучше отвечает долгосрочным интересам Запада - вмешательство или безразличие к группировке держав, выходящих из-контроля.

А сирийскому населению остается надеяться, что эффективная военная кампания, возможно, вернет президента Асада к переговорам, так что война может иметь более гуманный исход, чем жестокая победа.

Пускать в ход военную силу всегда нелегко, но она может быть эффективна, если является частью связной и реалистичной политической стратегии.