"Не надо тревожить мертвых": ветераны рунета о возвращении ICQ

Клавиатура Правообладатель иллюстрации Getty Images

В связи с блокировкой мессенджера Telegram чиновники задумались об использовании системы обмена текстовыми сообщениями ICQ, которая была популярна в "нулевых". Русская служба Би-би-си спросила старожилов российского интернета, что они думают о возрождении "аськи".

После решения Таганского суда Москвы о блокировке мессенджера Павла Дурова пресс-секретарь президента Дмитрий Песков предложил журналистам перейти из кремлевского Telegram-канала на ICQ, в просторечии - "аську". Это вызвало ностальгию у тех пользователей интернета, которые 10-15 лет назад не вылезали из единственного тогда в России сервиса обмена мгновенными посланиями онлайн.

Сигнал, похожий на "ку-ку" (или "о-о"), волнует офисных работников 2000-х годов до сих пор, напоминая о минутах и часах, проведенных в деловых чатах, или философских беседах, или за флиртом с незнакомым - поначалу - человеком.

Созданная в Израиле "аська" наибольшую популярность снискала именно в России, и только в России получила нежное прозвище.

Но говорить о возрождении ICQ сейчас, считают ветераны рунета, несколько странно.

"ICQ - символ рунета нулевых. Попытки ее оживить - фрейдистское стремление интернетчика спрятаться туда, откуда появился", - иронизирует Александр Амзин, стоявший у истоков крупнейших российских интернет-проектов, ныне - издатель и менеджер по продукту в издании The Bell, преподаватель журфака МГУ.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption ICQ россияне начали пользоваться, когда у них еще не было даже простейших сотовых телефонов

"ICQ - ваша бывшая, от которой вы уже уходили в светлое будущее. Ее культура мертва. Не надо тревожить мертвых", - сказал он в интервью Русской службе Би-би-си.

В 2010 году, когда ICQ (получившая название от английского "I seek you" - "ищу тебя") была куплена российской группой Mail.ru у американского IT-гиганта AOL, в России у этого мессенджера было 32 млн пользователей, из которых подавляющее большинство - 80% - сидели в "аське" в среднем по пять часов в день.

Главная причина такого широкого распространения ICQ в том, что у россиянина ей не было альтернативы, говорит блогер, поэт и писатель-фантаст Леонид Каганов. В 2000 году, когда он начал пользоваться "аськой", у большинства еще не было мобильных телефонов и, соответственно, даже возможности писать sms.

"Чтобы пообщаться с человеком, надо было написать электронное письмо, отправить, потом ждать ответа, а тут вдруг стало можно мгновенно писать и отвечать", - вспоминает Каганов.

"Это сейчас на рынке десяток популярных мессенджеров с мировой аудиторией свыше 100 миллионов человек, - продолжает Амзин. - У "аськи" в России долгое время альтернативы не было. Ее пользователей объединяло (и формировало их общую культуру) то, что они интернетчики".

"ICQ долго была рабочим чатом в "Ленте.ру", она была "тиндером" для всех половозрелых пользователей Сети, она была культурным явлением", - полагает он и напоминает, что звук "о-о!" звучал не в одной песне и даже проник в мультсериал "Смешарики".

Престижные номера и личная жизнь

В некоторых интернет-компаниях "аська" была рабочим инструментом, хотя, как соцсети впоследствии, начала сильно отвлекать сотрудников.

"В редакции "аськой" пользовались только для личных сообщений, - рассказал Би-би-си редактор музыкального информационного агентства Intermedia Алексей Мажаев. - Но в случае поползновений ее запретить всегда был готов ответ: вы что, у меня же там певец Данко на прямой связи, мы хотим остаться без новостей про него?"

"Аську вспоминаю с самыми приятными чувствами", - говорит москвичка Марина. Впервые с будущим мужем она поговорила именно в "аське", и лишь потом, встретившись лично, решила продолжать общение. "Удобный чат был и для работы, и для личного общения", - считает она.

У Каганова аккаунт в "аське" действует и сейчас - правда, он не смог вспомнить, когда в последний раз ему написали или он сам написал кому-то в ICQ.

"У меня на десктопе открыты все мессенджеры одновременно, и я вижу, что несколько человек и теперь постоянно находятся и в "аське". У меня прежний номер, между прочим, шестизначный - очень престижный. Круче номер был, кажется, только у [веб-дизайнера] Артемия Лебедева - пятизначный, - говорит он. - А мне мой номер подарил друг из Иркутска - написал, что скоро у них освобождаются несколько шестизначных номеров, и он мне дарит один из них".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Поколение нулевых годов в России знакомилось с IT-технологиями на десктопах, а не на мобильных устройствах (на снимке - интернет-кафе в Москве, 2002 год)

"О возрождении "аськи" говорить смешно"

На вопрос о том, была ли атмосфера общения в ICQ более дружелюбной или более цивилизованной, чем в нынешних соцсетях, Каганов отвечает отрицательно: "Это просто протокол общения для определенного среза общества, никакой особой культуры он не породил".

"Поссориться и оскорбить другого в "аське" можно. Сложно было поругаться по пейджеру! Я помню, отправлял другу сообщение: "Ленька дурак, курит табак, спички ворует, девчонок целует" - и мне сказал оператор, что такое сообщение не может пройти", - рассказывает он.

А в "аське" люди писали друг другу все то же, что в письмах и смс. Другой тип поведения стал возникать с появлением новых видов онлайн-чатов, считает Каганов: "К примеру, мессенджеры, которые после прочтения мгновенно стирают сообщение - я слышал, что подростки таким пользуются. Это уже немножко другая культура, которая диктуется возможностями технологий: они там показывают друг другу сиськи и все такое, зная, что ни учителя, ни родители не увидят, никто тебе ничего не предъявит через много лет".

"О возрождении "аськи" говорить смешно, - полагает Каганов. - Есть какая-то таинственная зависимость: как только Россия покупает цветущий интернет-проект, он потом умирает - хотя его покупали, чтобы развивать, получать коммерческую прибыль, команды специалистов работают над стратегией расширения - но почему-то сервис сходит на нет. Так же было и с "Живым журналом".

Новости по теме