Ядерная сделка с Ираном под угрозой: каприз Трампа?

  • 8 мая 2018
Министры иностранных дел стран-участниц договора Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Соглашение по иранской ядерной программе подписали США, Иран, Россия, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Евросоюз

Президент США Дональд Трамп, как ожидается, объявит сегодня о том, выходят ли США из ядерной сделки по Ирану.

Еще будучи кандидатом в президенты, Трамп высказывался об этом соглашении, мягко говоря, без энтузиазма, называя его "наихудшей сделкой", "катастрофой" и "сумасшествием".

Уже дважды президент отказывался подтверждать конгрессу факт выполнения Тегераном условий соглашения. Однако конгрессмены пока не торопятся восстанавливать режим санкций в полном объеме.

Сигналы из Белого дома позволяют думать, что и в этот раз президент лишь выразит недовольство, но не выведет США из договора с Ираном. Однако уверенным в этом быть нельзя. Что произойдет тогда?

Соглашение по ядерной программе: хорошо или плохо?

"Совместный всеобъемлющий план действий" - так официально именуется соглашение по ядерной программе Ирана, - был согласован и подписан в 2015 году Ираном, США, Францией, Великобританией, Россией, Китаем, Германией и Евросоюзом.

В обмен на постепенное смягчение и отмену экономических санкций Тегеран обязывался:

  • свернуть работы по обогащению урана и сократить уже существующие запасы на 98%
  • сократить на две трети число газовых центрифуг, используемых для обогащения урана
  • в течение 15 лет не строить новые заводы по производству тяжелой воды
  • в течение 15 лет обогащать уран только до 3,67%, и только на одном заводе с центрифугами первого поколения - в течение первых 10 лет
  • регулярно допускать на ядерные объекты инспекторов МАГАТЭ.

Соглашение получило поддержку ООН (резолюция 2231) и мирового сообщества в целом. Ярким исключением стал Израиль, посчитавший соглашение "ошибкой исторического масштаба" и объявивший, что не считает себя связанным его условиями.

Правда, уже тогда ряд экспертов предупреждал о том, что условия соглашения гораздо более выгодны Ирану, нежели западным странам, и не слишком ограничивают возможности Тегерана заполучить ядерное оружие.

Что не устраивает Трампа?

Дональд Трамп придерживается похожей точки зрения: соглашение ограничивает иранскую ядерную программу лишь временно и никак не ограничивает разработку баллистических ракет. Более того, в результате отмены части санкций Иран получил около 100 миллиардов долларов, которые, по мнению Трампа, будут употреблены на разработку оружия и поддержку терроризма.

Президент США требует исправить "гибельные изъяны" соглашения. Трамп требует от конгресса утвердить поправки в законодательство, регулирующее ослабление и отмену санкций. Поправки должны:

  • Предусматривать возможность доступа инспекторов МАГАТЭ на все интересующие их объекты
  • Бессрочно ограничить некоторые виды деятельности в рамках ядерной программы Ирана и дать возможность немедленно возобновить действие санкций в случае нарушения Ираном своих обязательств
  • Недвусмысленно указать, что разработка ядерного оружия и средств доставки неразделимы, и что разработка и испытания баллистических ракет будут немедленно наказаны жестокими санкциями
  • Сделать так, чтобы Иран "никогда не сумел даже близко подойти к обладанию ядерным оружием"

Последний пункт представляется весьма расплывчатым. Американские официальные лица расшифровывают его так: сделать так, чтобы, если Иран все же решит обзавестись собственной ядерной бомбой, это заняло бы у него не меньше года.

Как отреагировали участники соглашения?

Реакция Тегерана оказалась предсказуемо жесткой. Президент Ирана Хассан Роухани предупредил, что последствия возобновления санкционного режима будут очень серьезными. Иранские высокопоставленные чиновники обещают, что в случае выхода США из соглашения Иран тоже его покинет, а заодно выйдет и из Договора о нераспространении ядерного оружия.

Вернуть обогащение урана на прежний уровень тоже не составит труда - об этом, кстати, скептики предупреждали еще три года назад, когда переговоры с Ираном только начались.

Трамп немедленно пригрозил Ирану ответными мерами в своей обычной манере. Эммануэль Макрон, будучи в гостях у Трампа, предлагал ему добиться нового соглашения с Ираном, которое учитывало бы беспокоящие Америку моменты, но, судя по его высказываниям по окончании визита, многого не добился.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Президент Ирана Хассан Роухани предупредил, что ядерная программа может быть запущена заново в течение нескольких часов

Только что побывавший в США министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон тоже призывал Трампа не перечеркивать соглашение.

Между тем другие участники соглашения - европейские страны, Китай и Россия - высказались в поддержку соглашения. Глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан дал понять, что Париж, Берлин и Лондон будут продолжать соблюдать условия сделки.

Можно ли спасти соглашение?

Теоретически, соглашение может продолжать работать и без США. Еще полгода назад европейские дипломаты предупреждали американскую администрацию, что Европа готова заблокировать американские санкции против Тегерана, если тот продолжит выполнять условия соглашения.

Поскольку США практически не имеют торговых отношений с Ираном, эффект от односторонних санкций Вашингтона в Тегеране практически не ощутят. Другое дело, если к санкциям присоединятся Европа, Китай и Россия.

В случае если Европа решит не следовать в американском кильватере, европейские компании будут юридически защищены от ответных мер США дипломатическим статутом, принятым еще в 90-х годах прошлого века. Вопрос, однако, в том, захочет ли Европа осложнять отношения с ключевым союзником по НАТО, когда они и так уже непростые.

Китай, которому грозит полномасштабная торговая война с администрацией Трампа, тоже должен принять решение, уступить ли своему крупнейшему торговому партнеру или выполнять свои обязательства по соглашению с Ираном.

России, привыкшей поступать в пику США, ответить на аналогичный вопрос, наверно, проще всех, но и перспективы экономического столкновения с Вашингтоном в Кремле не могут не учитывать.

Есть еще и юридические формальности: например, еще администрация Барака Обамы, при котором соглашение было подписано, утверждала, что Совместный всеобъемлющий план действий - это не договор в чистом виде, а "отражение политических обязательств", принятых на себя странами-участницами.

Шеф внешнеполитического ведомства ЕС Федерика Могерини несколько месяцев назад подчеркивала, что, поскольку это многостороннее соглашение, единогласно поддержанное Совбезом ООН, ни одна из сторон не может аннулировать его в одностороннем порядке.

Правда, и Соединенные Штаты могут при случае сослаться на преамбулу соглашения, гласящую, что стороны "должны воздерживаться от любых действий, не соответствующих букве, духу и намерениям" договора.

Кто и что нарушил?

Пикантность ситуации придает еще и то обстоятельство, что формально Иран никак не нарушил действующее соглашение.

МАГАТЭ утверждает, что в Иране действует строжайший режим проверок, и его инспекторы с 2016 года 11 раз удостоверяли, что Тегеран выполняет свои обязательства.

Но и тут не все гладко: например, уже дважды Иран превышал установленные нормы по запасам тяжелой воды - в частности, накануне избрания Трампа президентом в распоряжении Ирана находилось 130,1 тонны тяжелой воды (необходимой для работы оставшихся в строю ядерных реакторов) при лимите в 130 тонн.

МАГАТЭ заявило, что в 2017 году его инспекторам был предоставлен доступ ко всем объектам, которые они хотели посетить. Но при этом на военные объекты им доступ закрыт в принципе - Иран с самого начала предупредил, что они будут закрыты для инспекций. Желание уберечь свои военные секреты от посторонних вполне понятно, но понятна и озабоченность американской стороны: на военных объектах можно спрятать все, что угодно.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption МАГАТЭ утверждает, что Иран выполняет сови обязательства в рамках соглашения

У Тегерана свои претензии к США: американцы наложили новые санкции на предприятия, связанные с программой создания баллистических ракет и с Корпусом стражей исламской революции, а также на обвиняемых в нарушении прав человека.

Тегеран также недоволен тем, что запрет на прямую торговлю с Ираном и на доступ к американской финансовой системе продолжает действовать. Это замедляет восстановление иранской экономики, подорванной десятилетиями санкций, что уже привело к крупным антиправительственным протестам в конце прошлого года.

Насколько действительно важно соглашение по ядерной программе?

В 2015 году прекращение работ по созданию ядерного оружия в Иране в целом считалось огромным успехом и победой дипломатии. В числе главных достижений соглашения (помимо очевидного успеха дипломатических усилий и доказательства их работоспособности) называлось значительное удлинение работ по созданию ядерного заряда, случись Тегерану захотеть его иметь.

Примерно в то же время аналитики предсказывали, что северокорейской ядерной программе для успешного завершения потребуются долгие годы, если не десятилетия. Два года спустя в распоряжении Пхеньяна, похоже, находится не только ядерное оружие (возможно, и водородное), но и средства его доставки в любую точку Соединенных Штатов.

И все это достигнуто в условиях жесточайшего экономического давления. Правда, Северная Корея богата полезными ископаемыми, но и Иран богат нефтью.

Так что, возможно, соглашение с Тегераном лишь в очень малой мере отдаляет вступление страны в "ядерный клуб". Но можно с уверенностью утверждать, что его провал этот момент приближает. И перспективу иметь на Ближнем Востоке ядерный Иран вряд ли можно считать привлекательной - хотя бы потому, что вслед за ним в "ядерный клуб" немедленно устремится Саудовская Аравия.

Новости по теме