Узбекистан и США: кто кому нужнее?

  • 17 мая 2018
Дональд Трамп и Шавкат Мирзиёев Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Хозяин Белого дома принял Шавката Мирзиёева радушно

Еще до встречи президента Узбекистана Шавката Мирзиёева с американским лидером Дональдом Трампом в прессе появились размышления на тему "Почём США покупают Узбекистан".

Однако завершившийся в четверг визит узбекского президента в США имеет значение не только для Ташкента, но и для Вашингтона.

В декларативной форме визит увенчался подписанием пакета документов о сотрудничестве, включая совместное заявление "Узбекистан и Соединенные Штаты Америки: начало новой эры стратегического партнерства".

Посмотрим, какой realpolitik скрывается за декларациями.

Что получит Узбекистан?

В обеих странах визит Мирзиёева называют "историческим", и, возможно, так оно и есть: для президента большого мусульманского государства посетить страну, которую умма, мягко говоря, недолюбливает - поступок отважный, говорит эксперт по странам Центральной Азии Аркадий Дубнов. (Хотя и отменить такой визит, готовившийся не один месяц, тоже было бы непросто.)

Рискуя подвергнуться остракизму со стороны мусульманского мира, Мирзиёев, тем не менее, поехал в США решать, главным образом, внешнеполитические задачи.

На региональном уровне Ташкенту требуется продемонстрировать свой статус, свою надежность как партнера. После прихода Шавката Мирзиёева к власти отношения Узбекистана с соседями постепенно теплеют, и в целом авторитетом в регионе он пользуется. Теперь надо заручиться поддержкой на уровне мировых держав.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Узбекская армия - одна из наиболее боеспособных в регионе, но нуждается в модернизации

Не помешают и иностранные инвестиции, хотя ряд экспертов придерживается мнения, что многомиллиардные американские вливания в узбекскую экономику начнутся не завтра: у страны неоднозначная репутация не только в плане соблюдения прав человека (что большой бизнес обычно не волнует), но и в плане экономической стабильности и инвестиционного климата.

Иностранных инвесторов в страну пытался привлечь еще президент Ислам Каримов, но особых успехов не добился. Мирзиёев же начал реформы внутри страны, в частности, либерализацию валютного регулирования.

Как отмечает обозреватель Би-би-си Абдужалил Абдурасулов, эти реформы встретили активное сопротивление узбекских силовиков, но президент не отступил: в январе этого года глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов, считавшийся в свое время наиболее вероятным преемником Ислама Каримова на посту президента, был отправлен в отставку.

Насколько эти действия покажутся убедительными крупным корпорациям - отдельный вопрос. Но по некоторым сообщениям, переговоры с Chevron, Exxon Mobil и General Electric уже ведутся.

Узбекская армия - пожалуй, наиболее боеспособная в Центральной Азии, довольно многочисленная и хорошо обученная. Однако вооружена она в основном российской и советской техникой, которая постепенно начинает устаревать и приходить в негодность. США готовы поставить Ташкенту современные системы ПВО, боевые беспилотники и другое вооружение и экипировку, что тоже будет не лишним.

Что получат США?

В краткосрочной перспективе главное приобретение для Вашингтона - это поддержка так называемой Северной распределительной сети, через которую идут грузы для сил НАТО в Афганистане. В свете развивающегося конфликта США с Пакистаном, который Трамп обвинил в невыполнении союзнических обязательств и пособничестве терроризму, транзит через страны Центральной Азии приобретает ключевое значение.

С началом "войны с террором" в 2001 году США арендовали в Узбекистане военную базу Карши-Ханабад, однако после событий в Андижане в 2005 году отношения Ташкента и Вашингтона неуклонно портились. В 2012 году Ислам Каримов отказался продлить договор об аренде, как много говорили в то время, не без давления со стороны Москвы. Сейчас этот канал поставок заработает снова.

Кстати, аналогичного соглашения США достигли и с Казахстаном в ходе январского визита Нурсултана Назарбаева в Вашингтон.

Долгосрочные перспективы американо-узбекского сотрудничества тоже связаны с Афганистаном. Узбекское меньшинство в Афганистане - второе по численности после таджикского, и обладает немалым влиянием в ряде районов страны. В связи с тем, что в обозримом будущем полного вывода западных войск из Афганистана ожидать не приходится, иметь некую точку опоры в стране будет отнюдь не лишним.

Вашингтон также не откажется иметь союзника в Центральной Азии для уравновешивания российского и китайского влияния. Однако Шавкат Мирзиёев пока, похоже, не торопится активно включаться в противостояние Вашингтона, Москвы и Пекина.

Россия, Китай и другие

По сообщениям, общая сумма контрактов, подписанных по итогам визита Мирзиёева в США, составит около восьми с половиной миллиардов долларов. Для сравнения, визит узбекского президента в Москву год назад увенчался заключением инвестиционных контрактов на 12 миллиардов долларов.

Москва вообще достаточно спокойно наблюдает за движениями нового узбекского президента, отмечает Аркадий Дубнов. Кремль не оказывает избыточного давления на Мирзиёева, не требует участия в региональных блоках типа ОДКБ (свое членство в котором Узбекистан приостановил в 2012 году), не пытается вовлечь в другие международные структуры и в целом старается поддерживать ровные партнерские отношения.

Некоторые аналитики полагают, что Россия не препятствует сближению США и Узбекистана (а также Казахстана) потому, что ей сегодня нечего предложить взамен.

Антироссийские санкции и внешнеполитический курс Кремля, приведший к столкновению практически со всем западным миром, не позволяют сегодня полагаться на Россию так, как десять лет назад.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Про Поднебесную в Ташкенте тоже не забывают

Более того, события в аннексированном Крыму и на востоке Украины подталкивают страны Центральной Азии к дальнейшему сближению. В частности, Казахстан, у которого назревают сложности в отношениях с Россией, все больше видит в Узбекистане своего союзника в этом противостоянии. Новое руководство Киргизии тоже более предсказуемое, и отношения Ташкента и Бишкека постепенно теплеют, хотя и далеки от идеальных.

В Пекине тоже внимательно наблюдают за происходящим. С одной стороны, в Узбекистане немало китайских денег, как государственных, так и частных. Например, железная дорога, которую Китай ведет на запад, в Иран.

С другой стороны, в отношениях с Поднебесной Ташкент ведет вполне независимую политику. Например, настаивает на том, чтобы упомянутая уже железная дорога строилась под принятую на постсоветском пространстве ширину пути - более широкую, чем в Китае, что ограничивает ее стратегическую ценность для Пекина.

В этом смысле заручиться поддержкой США для Узбекистана тоже не бесполезно: это позволит ему и дальше проводить достаточно независимую внешнюю политику и набирать все больший региональный вес.

К сожалению, говорить об этих будущих достижениях с полной определенностью не получается: внешняя политика США при нынешнем президенте потеряла привычную предсказуемость, равно как и политика Кремля.

Новости по теме