"Проиграли все": как прошел первый месяц войны Telegram и Роскомнадзора

  • 16 мая 2018
Telegram Правообладатель иллюстрации Alexander Shcherbak / TASS
Image caption В 2018 году мессенджер Telegram станет блокчейн-платформой для торговли

Роскомнадзор уже месяц безуспешно пытается заблокировать Telegram. Однако мессенджеру удалось сохранить основную аудиторию, собрать инвестиции и подготовить новую платформу. Как на это отреагируют власти?

В начале 2018 года в англоязычных СМИ появились первые публикации о TON (Telegram Open Network) - будущей блокчейн-платформе Павла Дурова на основе мессенджера Telegram. В "слитой" изданию Cryptovest "белой книге" говорилось, что у TON будет своя криптовалюта Gram - массовый и дружелюбный аналог биткойна.

Также планировалось, что 2021 году TON обособится от Telegram и станет универсальным средством для централизованной торговли и обмена информацией.

Сам Дуров поначалу поддерживал атмосферу таинственности, не комментируя эти публикации, в России же их почти не заметили из-за длительных новогодних праздников.

20 марта Telegram проиграл в Верховном суде Роскомнадзору. Ведомство требовало выдать российским спецслужбам ключи шифрования, предоставив доступ к переписке пользователей. Роскомнадзор объявил Дурову ультиматум: до 4 апреля исполнить требования законодательства.

Дуров тем временем активно привлекал инвесторов для будущего проекта. Исходя из отчета, поданного властям США, в первом раунде первичного размещения токенов (ICO) он получил 850 млн долларов.

В числе инвесторов, по данным "Ведомостей", оказались: Роман Абрамович, сооснователь Qiwi Сергей Солонин и сооснователь "Вимм-Билль-Данна" Давид Якобашвили. По договору, Дуров мог направить эти инвестиции как на развитие TON, так и на Telegram.

Срок ультиматума, поставленного Роскомнадзором, истек, и 16 апреля после очередного проигранного Telegram суда ведомство начало блокировать сайты и сетевые адреса Telegram. Глава ведомства Александр Жаров заявил "Интерфаксу", что на полную блокировку уйдет всего несколько часов.

Image caption Непременными атрибутами акций протеста стали бумажные самолетики - символ Telegram

Однако в реальности всё оказалось сложнее. Даже месяц спустя начала блокировок мессенджер продолжает работать. При этом на пике охоты за Telegram Роскомнадзор заблокировал около 20 млн сетевых адресов, в результате пострадали законопослушные сервисы, а на 16 мая заблокированными остаются 11 млн адресов.

По всей России прошли массовые митинги в поддержку Telegram. Под знаменами цифрового сопротивления Павлу Дурову в каком-то смысле удалось объединить Романа Абрамовича (чьи инвестиции, в том числе, могли направляться на обход блокировок) и оппозиционера Алексея Навального, выступавшего на Митинге в Москве 30 апреля.

По данным Tgstat.ru, аудитория Telegram-каналов упала всего на несколько процентов. Занимающийся рекламой в Telegram сервис Combot не заметил снижения клиентов. По его данным, число рекламодателей незначительно снижалось с начала блокировки, но затем возобновило рост.

Летом 2018 года для блокчейн-платформы TON должен закончиться тестовый период. Роскомнадзор, кажется, исчерпал доступные ему методы блокировок. Русская служба Би-би-си поинтересовалась у экспертов, занимающих разные позиции относительно мессенджера, что же будет дальше.

Против блокировок. Филипп Кулин, автор Мониторинга реестра запрещенных сайтов Роскомнадзора, гендиректор хостинг-провайдера DipHost:

"Мы пытаемся найти логику в действиях Роскомнадзора и, похоже, логика одна - надо забанить любой ценой и сохранить лицо.

Во-первых, они начали автоматически собирать сетевые адреса мессенджера: скорее всего, у них стоит Telegram и даже не один, и они следят, куда этот Telegram "ходит".

После того как Роскомнадзор по ошибке заблокировал сетевые адреса "ВКонтакте", "Одноклассников" и "Яндекса" и был скандал, они немного поменяли тактику и сделали автомат, который подобные блокировки отзывает. По каким признакам - пока непонятно. Это стало выглядеть еще смешнее: адреса лежат в выгрузке [для блокировки] по 15 минут, провайдеры не успевают выполнить требование, как адреса отзываются.

Во-вторых, я не понимаю, почему они по-прежнему добавляют сетевые адреса Google. Telegram ими пользуется, но результата от таких блокировок нет. Это приводит к тому, что у нескольких тысяч человек попеременно перестают работать сервисы Google, будь то карты, переводчик или YouTube. Много получается плохого, а для Telegram не меняется ничего.

Вопрос не в том, кто победил - Роскомнадзор или Telegram. Главное, что в результате мы все проиграли. Сейчас в блокировке 11 млн сетевых адресов. Это ужас - страдают популярные сервисы".

За блокировки. Максим Григорьев, член Общественной палаты, директор некоммерческого Фонда исследования проблем демократии:

"Мы не видим никакого изменения политики руководства Telegram. Его как использовали террористы и экстремисты, так и продолжают использовать.

Более того, у меня есть ощущение, что Telegram плотно сотрудничает со спецслужбами США, предоставляя им информацию, которую якобы не может предоставить российским властям. Telegram привлекает средства в соответствии с американским законодательством: там есть ряд процедур по ценным бумагам, и я не сомневаюсь, что ему пришлось взять обязательства перед американскими спецслужбами - раскрывать эту информацию.

Запрещенных материалов в Telegram становится меньше. Если раньше со стороны ДАИШ [или "Исламское государство - запрещенная в России и других странах группировка] в Telegram поддерживалась целая сеть больших пропагандистских агентств, они выпускали материалы высокого профессионального качества, то сейчас тренд, конечно, снизился, но он продолжается. Развиваются группы по регионам - террористов и симпатизантов, людей, которые саморадикализировались.

Проблема с Telegram не в блокировках, а в области морали и нравственности. [Создатель Facebook Марк] Цукерберг говорит, что он не против регулирования интернета со стороны государства. Ведущие компании, такие как Twitter, берут на себя обязательства по борьбе с терроризмом, на этом фоне поведение Telegram, который отказывается абсолютно от этой борьбы, выглядит намеренным нарушением российского законодательства. И не предпринимать каких-либо действий со стороны государства неправильно".

Новости по теме