"Город хочет есть, город хочет жить": титановая столица России в ожидании санкций

  • 22 мая 2018
Media playback is unsupported on your device
Как титановый завод на Урале оказался в центре борьбы между США и Россией

Каждый день в 7 утра в Верхней Салде звучит заводской гудок. Он будит рабочих завода ВСМПО-АВИСМА. А уже через полчаса у проходной завода начинает играть музыка, которую слышно на несколько кварталов вокруг. Толпы хмурых рабочих стекаются к проходной, а из колонок доносится "Я счастливый как никто" Григория Лепса.

Затем Лепса сменяет Вячеслав Бутусов, поющий о том, что "город проснулся, город хочет есть, город хочет жить".

Это обычное утро для 40-тысячного городского округа на Среднем Урале, где фактически в каждой семье есть человек, который связан с заводом ВСМПО.

В заводских курилках обычно обсуждают начальство, бытовые проблемы, низкие зарплаты. Но несколько недель назад появилась новая общая тема для обсуждения. Депутаты Госдумы внесли законопроект об ответных санкциях против США, который предусматривал прекращение сотрудничества в авиастроении и запрет на поставки титана.

Антисанкции стали на какое-то время поводом для "галдежа в курилках", говорит Би-би-си Григорий Воробьев.

"Все думают, интересуются, у всех ссуды. Что делать, если завод закроют?" - добавляет заводчанин Эдик.

Жительница города Ксения рассказала, что ее муж Сергей, узнав о инициативе депутатов, пришел домой с "горящими глазами". Он волновался, что завод могут закрыть, зарплату снизить. А у них маленький ребенок.

Image caption Спортивный дворец в Верхней Салде

Генеральный директор ВСМПО-АВИСМА Михаил Воеводин, как и простые рабочие, узнал о законопроекте из новостей. Он сразу же попросил юристов посмотреть на предложения депутатов.

После консультаций с юристами он несколько успокоился, так как законопроект не вводит никаких санкций, а дает право на это президенту и правительству.

"Наш президент и наше правительство довольно продуманно действуют. Поэтому мы не то что расслабились, но успокоились", - рассказал Воеводин Би-би-си.

А бывший гендиректор и бывший акционер компании Владислав Тетюхин, узнав о готовящемся американском ответе, связался с депутатами из Екатеринбурга и Москвы. Все они отреагировали "с пониманием" на его эмоциональные аргументы, говорит он Би-би-си.

"Можно в принципе отрезать себе конечность и махать ею. Я не буду носить обувь, отрезал, снял и обхожусь без нее. Это в принципе в таком же духе. Политический идиотизм", - сказал Тетюхин Би-би-си.

"Наш металл идет в Airbus. Сейчас любой Airbus, 319-й, 20-й, 21-й и так далее - в каждом из них есть российский титан. В каждом Boeing есть российский титан. Значит, по существу вы наступаете себе ....", - в сердцах продолжает Тетюхин и останавливается на полуслове.

Письмо Путину - последний аргумент

Примерно в эти же дни в редакцию единственной в городе оппозиционной газеты "Биржа новостей" пришло письмо. Местный пенсионер писал его президенту России Владимиру Путину.

"Если ввести антисанкции, наш город останется без работы и без средств существования. А это настоящая катастрофа для более, чем 40 тысяч жителей Верхней Салды и ближайшей к ней Нижней Салды, жители которой, так же трудятся на ВСМПО", - писал он президенту (пунктуация и орфография сохранены).

Газету издают местный депутат Хельге Бузунов и его жена Светлана - единственные штатные сотрудники газеты. В "Бирже новостей" время от времени пишут заметки о возможном строительстве в городе опасного завода, поездках местных депутатов в другие города за счет бюджета, о несоблюдении норм безопасности в местных торговых центрах. Но письмо Путину сразу публиковать не решились.

"Мы связались с профкомом (завода - Би-би-си). Потом мы узнали, что люди поехали в Москву. Узнали, что якобы без нас, без горожан, решается вопрос с обращением к Путину, что этого нельзя делать, потому что у нас очень много заводчан, город просто умрет без завода", - рассказывает Светлана.

В итоге обращение решили не публиковать.

"Но мы совсем не забыли про это письмо. Мы в любой момент можем его запустить в действие", - добавляет Светлана. Автор письма отказался общаться с Би-би-си.

В итоге антиамериканские санкции стали одной из самых обсуждаемых городских новостей. А властям пришлось успокаивать салдинцев.

Сделали это так: в заводской газете "Новатор" опубликовали сообщение с цитатой министра промышленности Дениса Мантурова о том, что запрета на поставки титана не будет. А в газете "Салдинский рабочий" опубликовали колонку Тетюхина, в которой говорилось об истории завода, его важности для российской экономики. Попытки ограничить экспорт Тетюхин в статье называл "вредительством".

И город успокоился.

Пока титан экспортировать не запретили, зарплату рабочим продолжают платить, а жизнь в Верхней Салде идет своим чередом. Одна из жительниц рассказала, что люди тут видели и куда более страшные времена, например, 1990-е годы.

Чем живет город?

Зарплаты на ВСМПО выше, чем в других моногородах уральского региона. Сами работники рассказывают, что в среднем простые рабочие получают около 30-40 тысяч рублей в месяц.

По официальным данным, население Верхней Салды сокращается примерно на 500 человек в год.

"Вы понимаете, что такое 500 человек? Это 120 полноценных семей по четыре человека. А что такое 120 семей? Это 120 пустых квартир каждый год. Это два полноценных пятиэтажных дома, которые пустеют каждый год", - возмущается местный бизнесмен Дмитрий Подсекаев.

Он был депутатом местной думы в прошлом созыве, а сейчас владеет небольшим магазином, где продается разливное пиво.

По словам Хельге Бузунова, те, кто остается жить в Верхней Салде, инертны. "Человек ушел на завод, он живет этой жизнью заводской, он видит город в течение 20 минут, которые идет на работу, и вечером, когда идет в магазин и из магазина", - рассказывает он.

"Люди в основном вышли, дошли до киосочка, бутылочку пива и чуть-чуть это. И эти санкции им вообще по боку, что вы там делаете, кто там на кого", - описывает местную жизнь Подсекаев.

Когда-то в Верхней Салде были и другие производства, например, чугунолитейный завод и большая птицеферма. Но все они прекратили свое существование. Напротив особой экономической зоны "Титановая долина" стоит медленно разваливающееся здание птицефермы.

Теперь в основном весь бизнес связан с титановым производством.

"ВСМПО - единственный крупный бизнес в городе", - рассказывает екатеринбургский бизнесмен и представитель местного отделения организации "Деловая Россия" Дмитрий Панов. Помимо ВСМПО в городе есть несколько промышленных компаний. Но все они подрядчики завода. В таких компаниях, по его оценке, занято около 5 тысяч человек. У самого Панова тоже есть компания в Верхней Салде. Она занимается проектированием для завода.

Начать заниматься бизнесом, не связанным с ВСМПО, практически невозможно. Подсекаев рассказывает, что после увольнения с завода он купил автобус для междугородних перевозок Верхняя Салда - Екатеринбург, но власти долго не выделяли маршруты, а автобус просто стоял.

У его знакомого Андрея также проблемы, рассказывает Подсекаев. Он вложил деньги в ремонт старого здания и открыл там гостиницу, а сейчас строит ресторан. Но топить гостиницу ему приходится не газом, который подведен к зданию, а углем. Местная администрация не может поставить газовую трубу на кадастровый учет. Эту проблему, по словам Подсекаева, не могут решить уже три года.

Городская администрация отказалась общаться с Русской службой Би-би-си.

Как выглядит титановая столица России

Верхнюю Салду иногда называют титановой столицей России. Но выглядит она не по-столичному.

Это небольшой город с почти повсеместно разбитыми дорогами и пятиэтажками-хрущевками в центре. Здесь работают традиционные "Дикси", "Пятерочка", "Магнит", региональная сеть "Райт".

Город довольно чистый. Здесь есть несколько новых или недавно отремонтированных зданий. Это школа, несколько спортивных учреждений и корпуса цехов ВСМПО. Завод ранее помог городу построить роддом, плавательный бассейн, а в прошлом году потратил около 100 млн рублей на ремонт школ, техникумов и детских лагерей. Сейчас компания планирует запустить программу по строительству жилья, сказал Би-би-си директор по капитальному строительству, ремонту зданий и сооружений корпорации ВСМПО-АВИСМА Виктор Лайко.

Правообладатель иллюстрации ВВС
Image caption Особая экономическая зона "Титановая долина"

В Салде работает много алкогольных магазинов, где, кстати, можно купить "фанфурики" (косметические продукты и медицинские настойки с высоким содержанием спирта). Местные жители рассказывают, что одно из мест, где спирт можно купить круглосуточно, расположен напротив местной прокуратуры. Несколько раз магазин пытались закрыть, но он все равно открывался. Еще в городе есть несколько ломбардов и компаний, выдающих микрокредиты.

Все это соседствует с заброшенными частными домами. На окраине стоят двухэтажные здания, построенные в середине прошлого века. По словам местных жителей, капитального ремонта в них никогда не было.

Image caption Окраина Верхней Салды

На въезде в город в чистом поле стоят несколько амбаров. Это особая экономическая зона "Титановая долина". В ней помимо компании "Урал Боинг Мануфэктуринг" (совместное предприятие американской компании с ВСМПО) есть еще десять компаний-резидентов, среди которых, например, производитель имплантов для нейрохирургии и медицинских инструментов. На заводе Boeing сейчас идут монтажные работы, а открыть завод должны осенью.

"Темная туча рядом"

Во вторник 22 мая депутаты Госдумы приняли в окончательном третьем чтении законопроект об антисанкциях. Напрямую запрет на экспорт титана в нем не прописан. Все ответные меры могут предпринять правительство и Кремль. Как они ответят, неясно.

Image caption Производство титанового изделия на ВСМПО

Но руководство ВСМПО все равно предупреждает: если антисанкции введут, это лишит завод клиентов и конкурентного преимущества.

В 2017 году выручка ВСМПО-АВИСМА составила 1,5 млрд долларов, из которых на Россию пришлось только 424 млрд долларов, остальное - экспортная выручка.

Завод делает сотни титановых изделий, включая элементы крыльев и шасси самолета Boeing 787. У ВСМПО-АВИСМА также есть совместное предприятие с американской компанией, на котором детали для самолетов проходят конечную обработку.

Тетюхин говорит, что даже не сами контрсанкции, а даже их обсуждение плохо влияет на отношения с клиентами. "Салда - это маленькая точка на карте, это молекула. Это единственное мощное предприятие в России (которое производит титан - Би-би-си)", - говорит он.

"Мы, конечно, очень большие в мировых масштабах. Если просто вынуть нас с мирового рынка, то, конечно, во всем мире создастся дефицит титана и изделий из него. Это с одной стороны. С другой стороны, цены на титан на мировом рынке поднимутся. Мой прогноз - от 50% до 300% на разные номенклатуры", - таких последствий Воеводин ждет для мирового рынка титана.

Сейчас, говорит Воеводин, заводу и городу ничего не угрожает. Но, по сути, этот законопроект не предполагает консультаций с нами, говорит он. Однако он уверен, что в случае принятия каких-то мер правительство запросит и учтет мнение бизнеса.

"Смотришь как вот на тучу, которая где-то гуляет, темная туча, причем с абсолютно сменяющимся ветром и неизвестно, на тебя польет дождь или не польет дождь", - описывает возможность повлиять на введение контрсанкций Тетюхин.

Новости по теме