Как Грузия перестала быть убежищем для диссидентов из Азербайджана

  • 29 мая 2018
пикет в Грузии
Image caption Исчезновение Афгана Мухтарлы в Грузии вызвало летом прошлого года волну пикетов в его поддержку

Писатели, журналисты и политические активисты из Азербайджана жили в Грузии еще год назад, считая эту страну островком демократии. Но когда в Грузии исчез азербайджанский журналист Афган Мухтарлы, азербайджанские политические эмигранты и многие другие усомнились в безопасности островка, и многие известные диссиденты стали покидать страну.

29 мая прошлого года азербайджанский журналист-расследовать Мухтарлы вышел из своей квартиры в центре Тбилиси и не вернулся. В тот же день его жена Лейла Мустафаева заявила, что ее мужа похитили и привезли в Баку, обвинив в этом азербайджанских и грузинских силовиков.

На следующий день Мухтарлы действительно оказался в Баку в наручниках и в сопровождении полиции. Его обвинили в незаконном переходе границы и перевозе крупной суммы денег. Тогда и другие азербайджанские политэмигранты стали спешно покидать страну.

Дух свободы

Грузия географически и культурно близка с Азербайджаном, говорит Гюнель Мовлуд, азербайджанская поэтесса и публицистка.

В Грузии можно было и встречаться с друзьями, и следить за процессами в Азербайджане, поясняет она: "Можно было за день посетить Тбилиси и вернуться. Зная русский, можно было свободно жить в Тбилиси".

"Относительно низкие цены позволяли жить в стране, не имея особых средств, или работать журналистом, зарегистрировать НПО, бизнес и получить вид на жительство", - рассказывает Мовлуд.

"Это был не Азербайджан, но в какой-то мере родина. Для нас это был такой маленький остров свободы, остров творчества, можно было влиться в творческие круги, и весь этот свободный и творческий дух очень воодушевлял".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Активисты называют Грузию почти родной страной

С 2014 года многие активисты и журналисты покинули Азербайджан, опасаясь преследования, и многие из них укрывались в Грузии, отмечается в докладе трех правозащитных организаций, посвященном делам азербайджанских активистов.

Но из-за тесных отношений между Грузией и Азербайджаном они столкнулись с высокими рисками в плане безопасности, особенно после 2016 года, отмечается в докладе Международного партнерства по правам человека.

Множество запросов на убежище или вид на жительство были отклонены властями из-за "сомнительных оснований", в том числе и с формулировкой о рисках государственной безопасности и общественному порядку в Грузии, отмечают авторы доклада.

"Препятствия, с которыми сталкиваются преследуемые на родине азербайджанские граждане, пытаясь получить вид на жительство, считаются примером того, как использует Азербайджан существующие тесные экономические отношения с Грузией для продолжения карательных мер в отношении гражданского общества уже за пределами своих границ", - отмечается в докладе правозащитников.

По данным Национальной службы статистики Грузии, с 2015 года Азербайджан - лидер по прямым иностранным инвестициям в Грузию. В прошлом году страна инвестировала 482 миллиона долларов - больше четверти всех иностранных инвестиций.

"Угроза для Грузии"

Мовлуд с мужем несколько раз пыталась получить вид на жительство в Грузии. Полтора года назад они уехали в Норвегию.

"Когда в 2016 году мы с мужем в третий раз подавались на вид на жительство, нам прямо ответили - то, что вы находитесь на территории Грузии, не соответствует интересам страны", - вспоминает Мовлуд. - Когда мы попросили чиновницу [в Доме юстиции] прокомментировать, что означает это решение, она сказала, что не имеет права этого делать".

Официально в Азербайджане Мовлуд, как и других журналистов, сотрудничающих с некоммерческим СМИ Meydan.tv, обвиняют в превышении должностных полномочий и неуплате налогов. Этот сайт заблокирован еще с прошлого года по решению суда.

Покинул Грузию и политический активист Дашгын Аглар, друг Афгана Мухтарлы.

В 2014 году он шесть месяцев просидел в грузинской тюрьме после того, как Азербайджан запросил его арест, обвиняя в неуплате налогов. Сам активист считает, что истинная причина его преследования - оппозиционная деятельность, участие в предвыборной президентской компании кандидата от оппозиции Джамиля Гасанли, а также то, что находясь в Турции и Украине, он давал интервью с критикой азербайджанских властей.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Мовлуд и Аглар не смогли получить вид на жительство в Грузии и теперь живут в Норвегии

Оказавшись на свободе благодаря грузинским правозащитникам, он три года добивался от грузинского государства рассмотрения его заявки на получение политического убежища. Из-за правовых договоренностей между Грузией и Евросоюзом он не мог получить убежища в странах ЕС до тех пор, пока не получит отказ в Грузии.

Активиста допрашивали в Тбилиси и, по его словам, также говорили, что его присутствие в стране несет для нее угрозу.

"Меня уже должны были депортировать в Азербайджан, но этому помешало похищение Афгана и последующие общественные протесты, - говорит он. - Власти знали, что когда меня экстрадируют, меня арестуют".

Аглар месяц назад получил отказ в виде на жительство, покинул Грузию и живет в Норвегии, где попросил убежища.

Вне политики?

Представители неправительственных организаций указывают, что граждане соседних стран редко получают статус беженца или гуманитарный статус в Грузии.

По данным грузинского министерства по делам вынужденно перемещенных с оккупированных территорий лиц, беженцев и расселению, с 2012 по 2017 годы убежище или гуманитарный статус получили пять граждан Азербайджана из 74 соискателей.

Однако, начальник управления по вопросам убежища в министерстве Ираклий Ломидзе категорически отрицает влияние политики на получение убежища и статуса беженца в Грузии.

"Наше направление, то есть направление беженцев, по своей сути аполитично, и закон очень конкретно определяет те направления, в соответствии с которыми лицу должен быть присвоен статус беженца или гуманитарный статус", - сказал Ломидзе Би-би-си.

Он отмечает, что сама Конвенция 1951 о статусе беженцев по своей сути гуманитарная, и смешивать эти вопросы с политическими темами некорректно.

"Конвенция настолько гуманитарной направленности, что это само по себе подразумевает, что государства должны отнестись с пониманием к присвоению статуса своим гражданам в другой стране. Это не должно рассматриваться в политическом аспекте. И в этом отношении, к примеру, в случаях присвоения соответствующего статуса гражданам Азербайджана, поверьте, Грузия не сталкивалась с проблемами", - говорит он.

Число иммигрантов растет

Зарифе Гулиевой, в отличие от соотечественников, удалось получить вид на жительство в Грузии. Она вместе с мужем, журналистом Туралом Гурбанлы, три года жила в Тбилиси. Тут у них родилась дочь, они открыли хостел, а затем - небольшой отель.

"Мы планировали расшириться... у нас были планы на Грузию, мы хотели остаться", - вспоминает Гулиева.

Ее планам в Грузии не суждено было осуществиться. После исчезновения Мухтарлы пара решила уехать. В августе прошлого года они отправились в Нидерланды, где подали запрос на убежище.

"Мы оба очень любим Грузию и скучаем по ней. Но остаться было сложно. Я думаю, с нами сделали бы почти то же самое, или что-то похожее, - говорит Зарифа. - Реально за хостелом следили, там стояла машина... Я не опасалась грузин, у меня опасения вызывали азербайджанцы, которые приедут и что-то сделают".

Image caption У Зарифе Гулиевой с мужем был успешный бизнес в Грузии, но они все равно решили уехать

Сегодня они живут в общежитии для беженцев. Пара говорит, что после Грузии сложно жить в одной маленькой комнате и делить с двадцатью другими семьями туалет и ванную. Тяжелее же всего, по их признанию, переносить стресс от неопределенности, ведь пока неизвестно, получат ли они вид на жительство.

"У меня ощущение, что у меня отняли вторую родину", - говорит Зарифа о Грузии.

По данным Европейского бюро по оказанию поддержки просителям убежища, на протяжении последних двух лет из Азербайджана на территорию Евросоюза поступает ежемесячно от 172 до 918 новых заявлений на соискание убежища.

По словам координатора тбилисского Дома по правам человека Натии Тавберидзе, обращения в правоохранительные органы азербайджанских журналистов и активистов, которые замечали за собой слежку, не принесли конкретных результатов.

"Иногда были представлены правоохранительным органам фотографии или номера машин, что давало возможность идентифицировать этих людей [тех, кто предположительно следил - Би-би-си]. Но ни на одно из этих дел ни реального реагирования со стороны правоохранительных органов и ни результата не было ", - говорит Тавберидзе.

Несмотря на это, поток тех, кто едет из Азербайджана в Грузию и обращается за помощью в организацию, в прошлом году не только не сократился, но и увеличился, говорит она. С сентября прошлого года все шесть запросов на получение вида на жительство в Грузии, которые внесла организация, были удовлетворены, отмечает она.

"Из-за того, что Грузия граничит с Азербайджаном, эти люди могут находиться здесь в течение года легально без визы, и это единственная страна в регионе, где они могут чувствовать себя более свободно. Грузия остается первой страной для них", - говорит Тавберидзе.

Один из оставшихся в Грузии - журналист Рахим Шалиев. Большинство его единомышленников-азербайджанцев уже уехали. В феврале прошлого года его арестовали в Азербайджане и за сопротивление полиции приговорили к 30 суткам ареста. Покинув тюрьму, он уехал в Грузию.

Летом Рахим собирался вернуться в Азербайджан, но после ареста Афгана передумал. "Мы тогда не знали, что происходит. С одной стороны, полиция говорила, что разбирается в этом деле, с другой, она сама, возможно, была в этом замешана", - считает он.

За Рахимом, по его словам, следили. Происходило это и до и после предполагаемого похищения Мухтарлы. "Мы жаловались в полицию, однажды я даже принес туда фотографию следившего за нами, его имя и номер, пытался помочь", - говорит он.

Он не подавал документы на убежище в Грузии, и не хочет уезжать в Европу, хотя недавно провел там больше двух месяцев. У него есть вид на жительство, так как Рахим работает в правозащитной организации, помогая местным этническим азербайджанцам.

Согласно Национальной службе статистики Грузии, число иммигрировавших в Грузию граждан Азербайджана в последние годы растет. В прошлом году в Грузию имигрировали три с половиной тысячи человек, при этом чуть менее полутора тысяч граждан Азербайджана выехали из страны.

"Пятно" на Грузии

Тбилисский дом по правам человека 29 мая, в годовщину исчезновения Мухтарлы из центра Тбилиси, организует очередную акцию у здания парламента.

Участники акции собираются потребовать эффективного расследования и создания следственной комиссии в парламенте Грузии.

Это поможет Мухтарлы доказать правду в Азербайджане в ходе судебного процесса, а имидж Грузии восстановится, считают организаторы.

Азербайджан отрицает похищение и тайный вывоз Мухтарлы из Грузии. На родине его приговорили к шести годам тюрьмы за контрабанду, незаконный переход границы и сопротивление при задержании.

Год назад похищение Мухтарлы вызвало массовые протесты в Грузии. В июне прошлого года грузинские журналисты устроили акцию протеста на заседании парламентского комитета по правам человека и гражданской интеграции.

Media playback is unsupported on your device
Акция журналистов в поддержку Афгана Мухтарлы в парламенте Грузии

В Грузии вскоре после ареста началось расследование по факту незаконного лишения свободы. Год спустя главный прокурор Грузии Ираклий Шотадзе заявил, что следствие не смогло собрать достаточно доказательств.

"По этому делу опрошены сотни свидетелей, изъяты видеозаписи сотен часов с соответствующего периметра территории, где что-то могло произойти, но на этом этапе не удалось найти ни одного доказательства для того, чтобы мы предоставили общественности подтвержденную информацию о том, что произошло", - сказал тогда Шотадзе.

По его словам, прокуратура обратилась к Азербайджану с просьбой допросить Мухтарлы, но ответа не получила. Как говорил Шотадзе, адвокат Мухтарлы имеет полный доступ к уголовному делу и видеозаписям.

Однако, адвокат Мухтарлы Арчил Чопикашвили говорит, что опрашивались люди, не имеющие отношения к делу, а из примерно ста камер наблюдения МВД ни одна из записывающих камер не работала. "Результат, которое показало следствие за год - в том, что нет никакого результата", - говорит адвокат.

Сам Мухтарлы заявлял, что в его похищении участвовали представители правоохранительных органов.

В том, что предположительное похищение азербайджанского журналиста не прошло без политического вмешательства, уверена журналистка Нино Зуриашвили - участница акций в поддержку азербайджанского коллеги, которые устраивали грузинские журналисты год назад.

"То, что мы предчувствовали тогда, произошло. Дело не расследовано, преступники не осуждены, а страна опорочена в международном масштабе", - сказала Би-би-си Зуриашвили.

"Они перешли красную линию, обрекли человека на тяжелейшее политическое преследование. Это совершили власти. Они не смогут смыть с себя это пятно, сколько бы они ни говорили, что этого не совершали", - говорит она.

Реакция общественности на произошедшее с Мухтарлы поможет избежать повторения подобного, считает Зуриашвили. Грузия останется страной, где азербайджанские активисты будут чувствовать себя в безопасности, уверена она.

Новости по теме