Глава "Союзмультфильма" о советских брендах, идеологии и либералах

  • 16 июня 2018
Юлиана Слащева
Image caption До работы в "Союзмультфильме" Юлиана Слащева несколько лет возглавляла холдинг "СТС"

"Союзмультфильм" пытается дать новую жизнь советским мультфильмам и начать зарабатывать деньги. В интервью Русской службе Би-би-си председатель правления компании Юлиана Слащева рассказала, будет ли в новых мультиках государственная идеология, надо ли защищать отечественную анимацию от конкуренции с иностранной и каково работать на госкомпанию после бизнеса.

Юлиана Слащева долгое время работала в PR-компании "Михайлов и партнеры", где консультировала такие компании как "Аэрофлот" и банк "Россия".

В 2012 году она была консультантом президентской кампании миллиардера Михаила Прохорова, а затем стала генеральным директором частного холдинга "СТС Медиа". Полтора года назад Слащева перешла на работу в "Союзмультфильм".

Под ее руководством студия начала выпускать продолжение советского мультфильма "Трое из Простоквашино", в котором старые герои живут в современном мире.

Корреспонденты Русской службы Би-би-си Анастасия Голубева и Елизавета Сурначева спросили у Юлианы Слащевой, каково ей работать на государство, хочет ли она стать чиновником и что ждет студию в будущем.

"Министр очень любит старые мультфильмы"

Би-би-си: Вы долго работали в бизнесе, потом возглавляли телеканал СТС, а теперь перешли почти на госслужбу ("Союзмульфильм" - федеральное государственное бюджетное учреждение - Би-би-си). Ограничений больше, зарплата несравнимая. Зачем вам это? Как вы оказались в "Союзмультфильме"? Кто вас позвал?

Юлиана Слащева: Можно сказать, что зарплаты у меня здесь нет. Это скорее общественная деятельность, потому что после крупного телевизионного холдинга та финансовая компенсация, которую студия смогла себе позволить, никак не соответствовала моим ожиданиям.

Поэтому я посчитала более правильным просто не получать ее для того, чтобы получить дополнительную свободу в действиях для развития студии. Сюда меня пригласил лично министр культуры [Владимир Мединский]. Когда я работала на СТС, у нас с ним была встреча, связанная с "Союзмультфильмом".

Меня тогда интересовал контент студии, интересовало, делает ли "Союзмультфильм" что-то новое, что СТС мог бы использовать. Когда я приехала к нему поговорить на эту тему, он сказал: "Съезди в "Союзмультфильм" и посмотри, что там и как".

Я съездила и была очень сильно удручена. "Союзмультфильм" тогда сидел в другом здании, которое просто разваливалось. Оно было непригодно для студии. Никакой творческой команды я не обнаружила, только администрацию.

"Золотая коллекция" есть, но она вся распродана, и фактически у студии нет на нее прав. Новых мультфильмов не делается, делались только авторские короткометражки.

В первый же день, когда стало известно, что я ухожу из СТС, мне позвонил министр и сказал, что он просит меня взяться за выведение "Союзмультфильма" из кризиса, потому что он и до моей поездки понимал, что студия в кризисе и надо что-то делать, иначе она просто пропадет.

Так я попала вот сюда (действительно, довольно неожиданно для меня) - в управление государственной компанией.

Би-би-си: Был ли изначально госзаказ от министерства на какие-то определенные темы?

Ю.С.: Не было. Но я честно вам скажу, что наш министр очень любит старые мультфильмы и очень хотел, чтобы мы продолжали известные франшизы советских времен. Для того, чтобы "Простоквашино" получило продолжение, он сделал крайне много.

Мы бы не смогли его продолжить, если бы не контракт с Danone, заключению которого он способствовал. И он очень хочет, чтобы мы продолжали [мультфильмы про попугая] "Кешу", "Карлсона", "Чиполлино". И все эти проекты мы рассматриваем. И если у нас будет финансирование, если мы будем понимать, что мы сможем найти внебюджетные деньги, то, конечно, будем это делать.

Би-би-си: Почему вы решили взять курс на реинкарнацию "золотого фонда" отечественной мультипликации, а не новые проекты?

Ю.С.: Не совсем так. Мы делаем и то, и другое. У нас есть пятилетний план - дорожная карта того, что мы хотим сделать из студии, и он предполагает два основных направления.

Первое - новая жизнь или реинкарнация "золотой коллекции", новая жизнь этих любимых персонажей, на которых мы выросли. Мы очень хотим, чтобы наши дети этих персонажей знали и любили, потому что мультфильмы этой эпохи очень добрые, светлые и учат детей правильным вещам.

Во-первых, мы верим, что студия сможет зарабатывать на этом. Во-вторых, у этого есть гуманитарная цель - для того, чтобы современные дети продолжали расти на этих персонажах.

Второе направление - создание совершенно новых, оригинальных образов и оригинальных персонажей. Сегодня у "Союзмультфильма" в производстве находятся семь сериальных проектов, из которых только один является продолжением (это "Простоквашино"). Шесть других предполагают создание новых героев. И еще у нас в работе три полных метра.

"Он хакер. У нас много современного"

Би-би-си: Вы упомянули гуманитарную миссию мультфильмов. Наш министр культуры не скрывает своего мнения о том, что культура должна пропагандировать патриотические и традиционные ценности. Насколько сильно это будет использоваться в "Союзмультфильме"? Будете ли вы отходить от этой догмы? Или у вас будут только богатыри, Аленушки и все, что любит министр?

Ю.С.: У нас будет и то, и другое. Сейчас в том, что мы делаем, нет ни богатырей, ни Аленушек. Даже в сериале "Богатырята" - это дальние родственники чистой и нечистой силы из прошлого.

Из богатырей там только Алеша Попович и Тугарин Змей, а также прапраправнук Кощея Бессмертного, праправнучка Бабы Яги - это очень современные дети со сверхспособностями, которые попадают в специальный лагерь, где их учат управлять их суперспособностями. Но там нет русского фольклора. Мы не идем ни в какую традиционно фольклорно-русскую историю.

Но при этом для нас патриотизм выражается совсем в другом. Для нас патриотизм выражается в гордости за страну, за то, что мы делаем. Мы уверены, что в России очень качественная анимация, и мы гордимся этим. Во многих странах мира, куда я приезжаю, мне говорят: "У нас есть технологии, а у вас есть мозги".

Би-би-си: А насколько вы готовы отходить от патриотического течения? Готовы ли вы снять, например, мультик про школьников, которые ходит на митинги за Навального? Про что-то такое, что явно нашим государством не будет принято?

Ю.С.: Не готовы, но абсолютно не из-за идеологических соображений. Потому что наша аудитория заканчивается девятью годами. И мы думаем, что для этих детей это будет неактуально.

Би-би-си: Ну мы примерно говорим, не обязательно мультфильм про Навального, про что-то, что не в мейнстриме патриотического воспитания.

Ю.С.: Знаете, у нас очень много хулиганского. Мы не ограничиваемся тем, что у нас все дети должны быть правильные. Если вы вспомните советские мультфильмы, то там очень много хулиганов, и лентяи были, если вы вспомните "Вовку в тридевятом царстве".

Вот и у нас есть плохие герои, условные вольнодумцы. Как раз в сериале "Богатырята" есть Коша, который Кощей. Он все время выступает против правил и устоев, взламывает библиотеку Ватикана, например: он хакер. У нас много современного.

И в "Простоквашино" будет много актуального юмора, связанного, ну, не впрямую с политикой, но так же, как и было всегда в "Простоквашино". Там всегда шутили на актуальные темы.

Мы сейчас собираемся начать работу над мультфильмом про попугая Кешу, где тоже всегда было много разного актуального юмора, мы все это сохраним. Но просто политические и идеологические истории не вписываются в нашу возрастную аудиторию, мы не делаем фильмы для подростков.

"Мы полюбили русское кино"

Би-би-си: Министр Мединский активно продвигает политику протекционизма в российском кино. Вы поддерживаете это? Представьте себе ситуацию: у вас выходит полный метр про Винни-Пуха, а на эти же выходные запланирована премьера "Паддингтона-3". Не секрет, что ваш супруг [гендиректор ТАСС Сергей Михайлов] - хороший друг министра и учился с ним. Будет ли у вас соблазн позвонить министру и попросить передвинуть иностранную премьеру, чтобы защитить Винни-Пуха?

Ю.С.: Ну, во-первых, взаимоотношения моего мужа с министром точно никак не могут помочь в передвижении фильмов. За те 15 месяцев, что я тут работаю, я наступила уже на все мины и пробила головой все стены, которые стояли в отношениях с министерством, а они у нас очень непростые.

Такой ситуации, как вы описываете, не может произойти, потому что я очень системный человек и привнесла сюда из бизнеса системный подход к планированию и управлению. И так, чтобы на один уик-энд с нашим фильмом встал "Паддингтон", невозможно в принципе.

Мы сейчас планируем выход "Гофманиады" (кукольный полнометражный мультфильм по мотивам сказок Эрнста Теодора Гофмана. - Би-би-си), и за полгода знаем, как все распланировано, какие фильмы стоят вокруг "Гофманиады".

Би-би-си: Но в целом, если что-то произойдет, вы считаете такой протекционизм правильным?

Ю.С.: Мне трудно гипотетически предположить. Но глобально я за политику протекционизма, если вы об этом спрашиваете.

У нас есть серьезная задача идти в международную аудиторию. Но для этого надо сначала самим полюбить то, что продаешь. Невозможно никому продать то, что ты не любишь. Благодаря политике Мединского, за последние пять лет мы полюбили русское кино. Во-первых, нам появилось, что полюбить. Я с радостью сама иду в кино и веду своих детей.

"Сели бы вы на его место на год, я бы посмотрела"

Би-би-си: Культурную тусовку принято делить на либералов, которые выступают против минкульта, и консерваторов, которые поддерживают минкульт. Вот вы либерал или консерватор?

Ю.С.: Все эти люди, которые "либералы" и "консерваторы", - это обычно те люди, которые смотрят на все со стороны, и им легко рассуждать, потому что они не в процессе, они не участвуют в производстве того, что происходит вокруг минкульта.

Я, наверное, очень во многом либерал, но в каких-то вещах вроде протекционизма я консерватор. Я очень люблю иностранное кино. С моими тремя детьми мы смотрим всю иностранную анимацию. Но я считаю, что те страны, которые принимали протекционистские меры хотя бы на несколько лет, они выиграли, потому что их индустрии смогли подняться. Поэтому я за протекционизм умеренный, разумный и дающий возможность российскому продукту прорасти.

Я часто не согласна с очень многими решениями министерства культуры и доношу это до всех, до кого я могу это донести, и до министра в том числе. Но в целом я понимаю, какой это сложный участок. Врагу не пожелаешь быть министром культуры.

Когда я слышу просто отвлеченные рассуждения, что он все делает неправильно, я все время думаю: "Сели бы вы на его место на год, я бы посмотрела".

Би-би-си: Вы работаете в государственной системе, но насколько нынешняя политика государства вам близка? Поддерживаете ли вы все, что происходит в стране?

Ю.С.: Слушайте, но так не бывает. Ни один разумный человек не живет без сомнений. Мы всегда ставим под сомнение и не можем поддержать тотально все, что происходит.

Я очень поддерживаю целый ряд действий государства, например, то, что молодые люди из бизнеса приходят управлять государственными компаниями. Поддерживаю приглашение таких людей, как я, в те государственные структуры, которые не могут себе позволить руководителей этого уровня.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption "Союзмультфильм" собирается как реанимировать советских геров, так и создавать новых

Би-би-си: Еще несколько лет назад вы пиарили главного либерального кандидата в президенты - вели кампанию Михаила Прохорова. В это время в стране была волна протестов по итогам выборов. Как объяснить то, что сейчас вы защищаете другие позиции? Вы тогда уже недостаточно разделяли ценности кампании и вашего кандидата, цинично выполняли свою работу, а внутри всегда болели за Путина? Или, наоборот, вы сейчас внутренне не согласны с государством, на которое работаете?

Ю.С.: Я вообще очень аполитичный человек. Я никогда не разделяла политических взглядов ни одного из кандидатов в президенты. Когда мы работали с Михаилом Дмитриевичем, мы, безусловно, говорили о либеральных ценностях, но никогда не противоречили политике государства.

И он и я, мы всегда понимали, что являемся частью большой государственной системы. И я старалась держаться далеко от идеологии. Моей работой была лояльность к бренду Михаила Прохорова, а не противодействие другим кандидатам или конкретно Владимиру Путину.

Би-би-си: То есть вы такой циничный наемный менеджер?

Ю.С.: В том случае я была консультантом, а не менеджером, и моя задача была работать над личным брендом Михаила Прохорова. Я это делала, и мне кажется, очень успешно. А сейчас я управленец, но меня трудно назвать наемным менеджером, потому что я зарплату не получаю. То что я делаю сейчас - это социальная миссия, и она никак с политикой не связана и не связана с курсом президента.

Меня нельзя назвать циничным наемным менеджером, потому что все за, что я берусь, - это дело жизни, а иначе я не возьмусь. У меня было очень много предложений после СТС, но я ни одно не приняла, хотя многие были существенны в деньгах. Для меня "Союзмультфильм" - это социальный проект, это почти как возглавить благотворительный фонд.

"Детям не нужно навязывать религию"

Би-би-си: Вы сказали, что вы смотрите все из западных мультфильмов. На что вы равняетесь?

Ю.С.: Ой, сейчас их очень много. Если говорить о рисованной авторской анимации - это французский мультфильм "Большой злой лис". Я считаю, что это шедевр последнего года. А если говорить о массовой анимации, то практически любой выход "Пиксара" с "Диснеем". "Тайна Коко" - это безусловно заслуженный "Оскар", безусловный шедевр анимации. Мы не можем на это не равняться.

Би-би-си: Западная мультипликация идет в ногу с прогрессом в обществе. Например, мультфильм "Моанна" рассказывает про чернокожую принцессу. Есть "Остров собак" Уэса Андерсона, где поднимаются разные политические темы. Насколько "Союзмультфильм" готов также идти в ногу со временем?

Ю.С.: "Союзмультфильм" готов идти в ногу со временем в части того, что актуально в стране. Все-таки мы в первую очередь делаем мультфильмы для страны, а во вторую - для мира. Да, мы верим, что в мире они будут популярны, но в первую очередь мы делаем это здесь.

Если идет разговор о теме толерантности, которая сейчас очень актуальна, то мы, безусловно, думаем о ряде социальных мультфильмов, связанных с этим. Мы сейчас обсуждаем с несколькими фондами серию мультфильмов об уважении к старости, об отношении молодости и старости и о том, как эти отношения должны формироваться.

Мы говорим о мультфильмах, об инклюзивном образовании. Все, что актуально для страны, все эмоциональные проблемы, которые можно решить с помощью анимации - мы это очень хотим делать. Другой вопрос, что у студии нет денег, чтобы это финансировать, Поэтому подобные мультфильмы мы можем делать или с государством, или с фондами, которые этим занимаются.

Би-би-си: Есть такая тонкая тема, к которой сложно поступиться в том числе в массовой культуре - это взаимоотношения общества и церкви, религиозные вопросы. В России этот вопрос также на повестке. Мединский говорил, что "Союзмультфильм" будет взаимодействовать с патриаршим советом по культуре. Что именно вы будете делать?

Ю.С.: Мы пока к этому не подошли. Мы пока никак не затрагивали религиозные темы и, честно скажу, даже не обсуждали внутри. На мой взгляд, это очень сложная тема, к ней надо очень тонко подойти.

Я вообще придерживаюсь идеи того, что детям не нужно навязывать религию или отношение к ней. Дети должны изучать историю мировых религий и их культуру. Когда я выбирала в школе предметы для своих детей, я всегда выбирала этот предмет как дополнительный. Мне кажется, это важно для их самоосознания и отношения к этому как к части культуры.

И еще. "Союзмультфильм" - это студия творцов. Поэтому навязывать творцам какие-то темы мы точно не будем. Когда я говорю о тонкости подхода и о том, что это должно быть обсуждено внутри, я не представляю, как наш творческий совет отнесется к темам религии. Это требует обсуждения.

Правообладатель иллюстрации Artem Geodakyan / TASS

"Будем зарабатывать на всем"

Би-би-си: У вас стоит задача за три года выйти на самоокупаемость. И вы говорили, что именно на старых мультиках вы сможете заработать. Но вопрос - как? Сейчас вы их просто выкладываете в YouTube.

Ю.С.: Мы их выкладываем в YouTube на первом этапе - для того, чтобы они стали популярны. На YouTube мы тоже зарабатываем. 55% от всего, что зарабатывает YouTube на рекламе, получаем мы как правообладатели.

После того как мы сделаем эти мультики популярными, как они перевалят за определенное количество просмотров, мы будем монетизировать их в интернете по-другому. Возможно, создадим собственную интернет-платформу, как агрегатора нашего и другого детского контента.

Мы будем зарабатывать на всем, что будет приносить деньги. Но сначала нам надо напомнить о себе широкому миру. Нам надо стране напомнить, что есть "Союзмультфильм".

И мы будем зарабатывать на продаже не только медиаправ, это всего четверть заработка. Все остальное студия зарабатывает на продаже лицензий на товары народного потребления и услуги.

Би-би-си: То есть вы до сих пор зарабатываете на советских брендах?

Ю.С.: Да. И более того, когда мы пришли на студию, мы обнаружили, что студия очень мало зарабатывает на советских брендах. В разы меньше, чем должна. Права были плохо оформлены, половина прав была за копейки роздана разным компаниям. И весь этот год нужно было собирать камни. И только со следующего года мы начнем управлять 70% прав, а когда мы пришли - даже 10% не было.

Би-би-си: В каждом доме культуры, в каждом детском кафе, на каждой детской площадке висит, например, Карлсон. Вы сможете собрать права на всех этих персонажей по всей России?

Ю.С.: Все это пиратка, но все не соберем. Но это очень маленькие деньги. Нам важно вернуть деньги от тех, кто получил когда-то права на лицензию и не платит студии, а использует и продает продукцию продукцию с этим брендом. Продукцию продают в десятках миллионов экземпляров, а студия не получала много лет за это деньги.

Правообладатель иллюстрации TASS/Mihail Tereshchenko
Image caption Министр культуры Владимир Мединский любит советские мультфильмы и хотел, чтобы "Союзмультфильм" занимался их возрождением

Би-би-си: Вас называют эффективным менеджером и ваше имя неоднократно неформально звучало в качестве кандидата на тот или иной пост на госслужбе. Вы бы хотели продолжить свою карьеру в госорганах, стать полноценным чиновником? Вам поступали такие предложения?

Ю.С.: Нет, я не хотела бы. У меня были предложения, и я не пока не рассматриваю для себя государственную службу. Я вижу себя человеком, который умеет развивать бизнесы. И я вижу "Союзмультфильм" как коммерческую студию, которая будет зарабатывать деньги.

Моя сила в маркетинге - в умении продавать, создавать продукт и продавать. Я пока не вижу применения своих компетенций на госслужбе. Как раз я думаю, что я буду не очень хорошим чиновником.

Новости по теме