Хиллари Клинтон и "Сервергейт": доклад, где каждый прочитал свое

  • 20 июня 2018
Майкл Хоровиц Правообладатель иллюстрации Reuters

В начале недели генеральный инспектор американского минюста Майкл Хоровиц дважды давал показания на Капитолийском холме по поводу доклада, который он готовил почти год и обнародовал в прошлый четверг.

Доклад на 568 страниц посвящен расследованию, проводившемуся ФБР в связи с частным почтовым сервером, которым пользовалась Хиллари Клинтон в бытность свою госсекретарем США и который стоял у нее дома в поселке Чаппакуа к северу от Нью-Йорка.

Это дело получило у критиков Клинтон название "Сервергейт".

В понедельник Хоровиц выступал в сенатском комитете по юридическим делам, а во вторник - на совместном заседании аналогичного комитета палаты представителей и ее комитета по надзору.

Реакция на его доклад, которого с нетерпением ждали и демократы, и республиканцы, иллюстрирует нынешнюю пропасть между политическими партиями Америки.

Демократы ухватились за ключевое заключение Хоровица, который цитирует многочисленные имейлы и СМС с презрительными и враждебными высказываниями руководящих сотрудников ФБР в адрес Дональда Трампа, но утверждает, что не нашел убедительных доказательств того, чтобы эти настроения повлияли на их работу или на решение не привлекать Клинтон к суду.

Республиканцы недоверчиво спрашивают, как же должны были выглядеть неопровержимые доказательства того, что следствие проводилось предвзято, и продолжают доказывать, что многочисленные решения следственной группы и прокуроров изобличают их стремление подыграть Клинтон.

В первую очередь республиканцы критикуют Питера Строка, который возглавлял следственную бригаду ФБР по "Сервергейту", а потом был переброшен на "Рашагейт". Когда спецпрокурор Роберт Мюллер узнал о политически ангажированной переписке Строка с любовницей Лизой Пейдж, работавшей в ФБР юристом, он немедленно снял Строка с этого расследования и отправил его "в ссылку" в отдел кадров.

У президента Трампа свое мнение о докладе Хоровица, мало связанное с реальностью. "Он полностью меня обеляет! - заявил президент в пятницу. - Сговора не было! Помех следствию не было!"

Выступая во вторник в конгрессе, Хоровиц отметил, что его доклад практически не затрагивает "Рашагейт".

Хотя генинспектор минюста заключил, что решение не привлекать Клинтон к суду не было результатом предвзятости дознавателей, он не щадит Строка и Пейдж, а также трех непоименованных сотрудников ФБР, обменивавшихся тенденциозными письмами и СМС, и бывшего директора ведомства Джеймса Коми.

Правообладатель иллюстрации AFP

По словам Хоровица, тот не имел права публично объявить 5 июля 2016 года о том, что, несмотря на все допущенные ею нарушения, Хиллари Клинтон не следует привлекать к суду за небрежное обращение с гостайнами, которые могли затесаться в ее незащищенную переписку.

ФБР - это чисто следственный орган, решения же о возбуждении дел принимает вышестоящее ведомство, то есть минюст.

Это заявление Коми разочаровало республиканцев, которые рассчитывали, что арест Клинтон сыграет на руку их избраннику Трампу, но окрылило демократов.

28 октября, за 11 дней до выборов, стороны поменялись местами: Коми известил конгресс, что в компьютере неверного мужа Хумы Абедин, правой руки Клинтон, обнаружены тысячи новых имейлов, посланных через тот же частный сервер, и поэтому следствие возобновляется.

Хотя потом объявили, что ничего компрометирующего Клинтон в этой почтовой горе не обнаружилось, многие демократы до сих пор убеждены, что их избранница проиграла выборы по вине Коми.

Хоровиц также сообщил в докладе, что Коми, чье ФБР расследовало "Сервергейт", оказывается, сам пользовался для служебной переписки свои почтовым аккаунтом в Gmail.

Что до тенденциозной корреспонденции пятерых фэбээровцев пониже рангом, то Хоровиц уделил ей несколько разделов.

Строк, например, постоянно употреблял в адрес Трампа слово "идиот". Его возлюбленная ему не перечила. "Он ужасен! - писала Пейдж. - Этот человек не может быть президентом!"

Летом 2016 года, в разгар предвыборной кампании, Строк начал думать, как ему быть, если "идиот" таки победит. Пейдж попросила его обещать, что Трамп не будет президентом. Строк заверил ее: "Не будет! Нет, не будет! Мы его остановим!"

Во вторник республиканец Трей Гауди, глава надзнорого комитета конгресса, напомнил Хоровицу это заверение и спросил, мог ли Строк честно и непредвзято расследовать поведение соперницы Трампа. "Ведь когда он писал "мы", - сказал конгрессмен, - он имел в виду и себя самого".

Генинспектор заметил, что госслужащие имеют право на собственные взгляды, "но на службе обязаны оставлять их у дверей".

Хоровиц повторил, что не нашел доказательств влияния предвзятости на действия и выводы дознавателей. Он, однако, рекомендовал подвергнуть упомянутых им следователей взысканиям, поскольку они, по его словам, посеяли сомнения по поводу "сервергейтского расследования", дискредитировали самих себя и уронили репутацию ФБР.

Если слушания в сенате проходили чинно, то в конгрессе демократы воспользовались случаем и начали протестовать против политики администрации Трампа на южной границе, где арестовывают взрослых нелегалов и сажают их в федеральные тюрьмы, а их детей, которых в тюрьме держать не положено, держат отдельно, иногда в палаточных лагерях или даже в клетках.

Конгрессмен-демократ Элайджа Каммингс посвятил половину своей вступительной речи не докладу Хоровица, а проблеме разлученных семей. Местами он повышал голос до крика и всхлипывал.

"Неужели мы будем сидеть здесь - 70 членов конгресса Соединенных Штатов Америки, в 2018 году, - патетически спросил Каммингс, - и проводить слушания по имейлам Хиллари Клинтон, повторяя вчерашние слушания в сенате?!"

Каммингс пришел на заседание не для этого. "Мы все должны согласиться, - обратился он к коллегам, - что мы в США намеренно не разлучаем детей с их родителями! Мы этого делать не будем!"

Его единомышленница Бонни Уотсон-Коулман тоже посетовала, что комитетам конгресса приходится тратить время на дела давно минувших дней, и обрушилась на министра внутренней безопасности Кристен Нильсен, в чью юрисдикцию входит погранохрана.

"У нее нет сердца", - констатировала Уотсон-Коулман.

Нью-йоркский демократ Джерольд Надлер перебил речь республиканца Гауди и выразил протест против тактики властей. "Эти дети - не животные!" - отчеканил он.

Надлеру аккомпанировала небольшая группа женщин с плачущими грудными детьми, которая скандировала из зала: "Семьи должны быть вместе!"

Похоже, именно с этим лозунгом демократы пойдут на осенние выборы в конгресс.

Новости по теме