Как в Крыму воюют чиновники с предпринимателями

  • 26 июня 2018
лодка в Севастополе Правообладатель иллюстрации Alexey Palivshak/TASS
Image caption Севастопольские предприниматели уверяют, что власти "кошмарят бизнес"

В Севастополе несколько крупных предпринимателей рискуют лишиться своего бизнеса, этого через суд добиваются местные власти. Бизнесмены отвечают акциями протеста. Кто прав и кто виноват в этих историях?

25 июня оказался не самым лучшим днем для предпринимателей, торгующих на рынке "Чайка" в Севастополе. "Чайка" - один из крупнейших продовольственных рынков города, еще в начале двухтысячных возникший на месте одноименного стадиона.

Около шести утра неизвестные люди в сопровождении представителей ЧОПа зашли на его территорию и пытались перекрыть доступ арендаторам к их торговым местам. После непродолжительных пререканий торговцы выломали ворота рынка. Так пересказывают события один из сотрудников дирекции рынка.

Позднее выяснилось, что неизвестными были представители ГУП "Управляющая компания оптово-розничных, торговых комплексов Севастополя".

"Безусловно, это рейдерский захват, а как это еще назвать? - сказал один из предпринимателей, участвовавших в стихийной акции протеста. - В 5:30 приходят неизвестные люди, заходят внутрь, пытаются забаррикадировать ворота и никого не пускать, а потом еще выламывают дверь в офис администрации, выносят оттуда документы, печати и баррикадируются там".

Сейчас рынок работает. "Из офиса администрации все вынесли. Даже мебель", - говорит источник в администрации рынка.

Что произошло?

Рынок "Чайка" долгое время был предметом судебных тяжб между севастопольским бизнесменом Александром Красильниковым, владельцем рынка и городским правительством. Власти в итоге одержали победу в суде, рынок перешел под их контроль и был передан ГУП "Управляющая компания оптово-розничных, торговых комплексов Севастополя".

Правительство начало судиться с Красильниковым больше года назад, требуя признать недействительным договор купли-продажи, заключенный им еще в украинской юрисдикции.

Версия севастопольских чиновников такая: заключая договор, Красильников брал на себя обязательства построить на месте рынка спортивный центр, но в действительности не собирался этого делать, чем умышленно ввел в заблуждение прежнюю севастопольскую администрацию.

Комментировать ситуацию вокруг "Чайки" Красильников отказался. Человек, близкий к предпринимателю, сообщил на условиях анонимности, что и прежний, и нынешний состав правительства мешал строительству спортивного центра.

"При Украине он не строил, потому что там были коллизии юридические, но в России он готов был начать строительство, а ему под различными предлогами отказывались переоформлять [на российский образец] документы. Получился замкнутый круг: без документов начать строительство нельзя, а документы не выдают. А потом ему из правительства прилетел иск", - рассказал источник.

Теперь торговцы "Чайки", с которыми удалось пообщаться журналистам, говорят, что скептически относятся к переходу "под крыло" государства, они опасаются повышения арендной платы. Правительство же, в свою очередь, обвиняет предпринимателей в уклонении от уплаты налогов.

"Основанная масса [работающих там людей] никаким образом не урегулировала свои договорные отношения, идет прямая торговля "купи-продай" без какой-либо уплаты налогов", - заявлял замначальника главного управления потребительского рынка и лицензирования Севастополя Денис Ильин.

История с рынком "Чайка" - не единичный случай, а лишь иллюстрация проблемы, которая возникла на полуострове после аннексии.

Правительство Севастополя судится с целым рядом крупных городских предприятий, выдвигая к их руководству претензии самого разного содержания. Предприниматели же за последние несколько месяцев организовали с десяток акций протеста.

Какие претензии у властей?

Завод "Южный Севастополь" арендует у города землю и производственные мощности с 2002 года. В 2015 году по договору уступки корпоративных прав предприятие перешло от украинских бизнесменов в собственность ООО "Яната", единственным учредителем которого, согласно данным ЕГРЮЛ, является дагестанский предприниматель Рахмутдин Дадаев.

В 2017 году местное правительство подало в суд иск о расторжении договора аренды "целостного имущественного комплекса". На заводе работала организованная городской администрацией инвентаризационная комиссия. Она пришла к выводу, что за последние 14 лет "предприятие утратило 317 единиц государственного имущества, а 608 единиц имеющихся в наличии объектов государственной собственности находятся в нерабочем состоянии".

Гендиректор судоремонтного завода "Южный Севастополь" Патимат Алиева несколько раз участвовала в митингах за права предпринимателей. По ее словам, юридическая борьба с правительством в местных судах - безнадежное дело.

"С мая все сотрудники завода, 150 человек, отправлены в отпуск за свой счет, - рассказывает Алиева. - Правительство города через суд разорвало договор аренды. Теперь я не имею доступа ни к документации предприятия, ни к печатям, ни к трудовым договорам. То есть даже если мои сотрудники захотят уйти, я физически не смогу их уволить".

Директор "Южного Севастополя" утверждает, что растрату допустили предыдущие собственники, что большинство утраченных объектов малоценны и не имеют отношения к судоремонту. Среди них, к примеру, по словам Алиевой, бюст Владимира Ленина, стиральная машинка и прибрежный туалет.

Предприятие предлагало компенсировать общую стоимость утраченных объектов (900 тыс. рублей), но правительство ответило отказом.

Второй иск, по которому еще не вынесено окончательное решение, правительство подало к "Южному Севастополю" из-за долгов по аренде земли. Согласно исковым требованиям правительства, завод задолжал городу 32 млн рублей.

Руководитель севастопольского департамента по имущественным и земельным отношениям Рустэм Зайнуллин заявлял, что арендатор не платил за нее последние три года. Вице-губернатор Севастополя Владимир Базаров говорит, что никто не взял бы на себя ответственность продлить арендные отношения с ООО "Южный Севастополь".

Алиева же утверждает, что с 2015 года городские чиновники затягивали переоформление и выдачу документов на судоремонтный плавучий док. "В результате этого простой предприятия составил более семи месяцев. За это время завод понес убытки в размере 80 млн рублей, что в несколько раз перекрывает общую задолженность по аренде", - говорит она.

Правообладатель иллюстрации Sergay Malgavko/TASS
Image caption Севастопольские власти обвиняют Инкерманский завод в порче бочек

С похожими проблемами столкнулся крупнейший в Крыму и один из самых крупных в России винзаводов - Инкерманский завод марочных вин. Предприятие контролируется шведской компанией Inkerman International и является единственным крупным иностранным активом в Севастополе.

Сейчас правительство пытается через суд разорвать с предприятием договор аренды целостного имущественного комплекса.

В конце прошлого года глава департамента по имущественным и земельным отношениям Севастополя Рустэм Зайнуллин заявил, что если бы он не подал соответствующий иск, к нему возникли бы претензии у правоохранительных органов.

"В соответствии с выявленными нарушениями после акта обследования, а именно - несогласование перепрофилирования, изменения имущества в связи с утерей части имущества была направлена претензия, и в результате в суд был подан иск. Пускай суд разбирается", - говорил чиновник.

Директор завода Сергей Лебедев называет действия правительства давлением на бизнес, для юридической аргументации которого используются абсурдные, с его точки зрения, обвинения.

"Нам говорят: вы ухудшили буты (большие бочки, объемом 5 тыс. литров) - но, извините, господа, эти буты используются с 70-х годов. Естественно, что они уже выработали свой ресурс, их вообще уже невозможно использовать. Или автомобиль ГАЗ-53 1982 года выпуска тоже ставят нам в вину и говорят, что мы его ухудшили, еще мы козырек над входом новый установили без разрешения - это тоже претензия. Мы предлагали правительству выкупить все это имущество, провели за свой счет оценочные работы, но нет, после всех переговоров на нас все равно прилетел иск в суд", - рассказывает Лебедев.

"Госзадача" по смене собственников?

Лебедев уверен, что в Севастополе существует "государственная задача" по смене собственников крупных предприятий.

"У каждого предприятия есть своя цена. Садимся за стол переговоров, предлагаем, договариваемся, и меняется собственник. Все просто и цивилизованно. Зачем нужно это давление? Зачем нужно уничтожать производство, зачем это все?" - возмущается Лебедев.

Севастопольский юрист и общественный активист Владимир Новиков, специализирующийся на защите прав собственности, считает, что индикатором, того, кто прав, а кто нет, в многочисленных юридических спорах городского правительства с бизнесом, являются уголовные дела.

"У меня на руках несколько отказов по возбуждению уголовных дел на предпринимателей. На руководство "Южного Севастополя", например, есть несколько таких материалов. Возникает вопрос: если собственники или дирекция нарушают закон, договорные отношения, не платят аренду и вредят казенному имуществу, где же уголовные дела? Все эти тяжбы с правительством длятся не первый год. Органы уже бы сработали, если бы там было к чему прицепиться, но выписывают лишь отказные материалы", - сказал Новиков.

Русская служба Би-би-си ожидает ответа от правительства Севастополя.

Новости по теме