Пресса Британии: импульсивный Трамп может прикончить НАТО

  • 9 июля 2018
Британские газеты

В обзоре британской прессы:

Британия смягчила "брексит", пора и Брюсселю проявить гибкость

Новости о смерти Дон Стерджесс после отравления нервно-паралитическим веществом и отставке министра по делам "брексита" из-за несогласия с Терезой Мэй появились незадолго перед отправкой сегодняшних британских газет в печать, поэтому основные материалы посвящены другим темам.

"Наконец-то здравый смысл возобладал в британском правительстве" - так, с видимым облегчением, начинает Financial Times свою редакционную статью, посвященную достигнутому в пятницу единству внутри кабинета по путям более мягкого подхода к "брекситу". Предложенный Терезой Мэй компромисс, как считает газета, - единственный путь смягчить ущерб британской экономике.

План таможенного урегулирования, по сути дела, сохраняет членство Британии в таможенном союзе. Свободное перемещение людей прекращается, но остается возможность нового мягкого трудового соглашения с ЕС.

Достигнутое соглашение позволяет двигаться по пути "брексита", не ставя под угрозу основополагающие экономические интересы страны, считает издание.

"Премьер-министру удалось добиться победы над своими оппонентами главным образом благодаря их собственной некомпетентности, - пишет FT. - Сторонники жесткого "брексита" не сумели представить жизнеспособный альтернативный план".

Тереза Мэй одержала решающую победу во внутриполитической битве вокруг "брексита", полагает издание. Теперь задача - достичь соглашения с ЕС. До сих пор Брюссель утверждал, что не пойдет ни на какие уступки в вопросе границы между Северной Ирландией и Ирландской Республикой.

И Британия, и ЕС заинтересованы в том, чтобы прийти к "брекситу" без катастрофической ситуации, при которой соглашения нет. Главный переговорщик ЕС Мишель Барнье говорил, что Брюссель может проявить гибкость, если Британия смягчит свою позицию.

Настало время проявить эту самую гибкость, считает газета.

Что опаснее: Трамп в Брюсселе или Трамп в Хельсинки?

"Для чего нужна НАТО?" - таким вопросом Times задается в своей редакционной статье в преддверии открывающегося в среду саммита альянса, проходящего, как пишет газета, "во время беспрецедентного трансатлантического напряжения между США и их европейскими союзниками".

Местом проводимого через 69 лет после основания НАТО саммита станет новая экстравагантная штаб-квартира альянса, строительство которой в Брюсселе обошлось в миллиард долларов США.

В обстановке острых обвинений со стороны США в адрес других членов НАТО в недостаточных взносах в общий бюджет и напряженности между Британией и ее европейскими партнерами в связи с неопределенностью постбрекситовского оборонного сотрудничества и размеров британского оборонного бюджета после выхода из ЕС волнует всех по-настоящему одно: как бы президент Трамп на волне жестких обвинений не принял решение о выходе из альянса, что приведет к концу истории трансатлантического оборонного сотрудничества.

Страх такого исхода событий усилило решение Трампа сразу после своего визита в Британию отправиться в Хельсинки на встречу с Путиным, полагает издание.

Для многих членов НАТО поведение российского президента, в том числе аннексия Крыма, вмешательство в восточную Украину и угрозы в адрес малых соседей в Балтии является главной причиной сохранения альянса и сейчас, спустя почти 30 лет после падения Берлинской стены.

Трамп неоднократно высказывал свое восхищение Путиным, отмечает издание. У него есть склонность к грандиозным жестам, которые могут выставить его в роли способного достичь ключевых соглашений миротворца. Его мало волнуют исторические дружественные связи и договоренности Америки и раздражают требования подчинить свою философию "Америка превыше всего" необходимости выступать в роли главнокомандующего крупнейшими вооруженными силами в НАТО.

Своим односторонним переносом посольства США в Иерусалим и, по сути дела, бессодержательным саммитом с Ким Чен Ыном он уже продемонстрировал готовность идти на уступки без гарантированного ответа с другой стороны.

Поддастся ли он уловкам опытнейшего политического игрока Путина и сократит военные учения НАТО в Европе или же пойдет на смягчение антироссийских санкций в обмен всего лишь на обещания Путина достичь скорейшего урегулирования на Украине? Не будет ли он готов, как и президент Рейган после саммита с Горбачевым в 1986 году в Рейкьявике, в чем его обвиняли партнеры по НАТО, "сдать все"?

Европейским союзникам США по НАТО было бы неразумно пытаться заранее связать Трампу руки, считает Times. Нет причин, по которым ему не следует встречаться с Путиным. Двум лидерам есть о чем говорить, в том числе о почти забытой проблеме контроля над вооружениями, о мире на Ближнем Востоке, где они могут объединиться в противостоянии иранскому экспансионизму, о прекращении противостояния на Украине и об отсутствии институциональной враждебности к России со стороны Запада, вопреки убеждению российского президента.

В равной степени неразумным со стороны европейских элит было бы стремление сбрасывать Трампа со счетов как популиста и игнорировать его призывы в адрес Европы вносить больший вклад в обеспечение собственной безопасности, говорится далее в статье.

Недовольство США теми членами альянса, которые стремятся "зайцем" прокатиться в телеге НАТО, отказываясь тратить даже 2% своего ВВП на военные расходы, вполне обоснованно. Почему США должны нести на себе свыше 70% общего бюджета союза, в состав которого входят 29 стран? Почему каждый американец тратит на оборону 1877 долларов, в то время как каждый британец - 907, а каждый немец всего лишь 141?

Высказываемые Трампом претензии ставят и требующий ответа фундаментальный вопрос: для чего нужна НАТО? Конечно, хорошо, как это делает на страницах Times бывший генеральный секретарь Североатлантического альянса лорд Робертсон, говорить о НАТО как о "самом успешном альянсе в истории". Но в чем его будущая функция? Быть региональным оборонным альянсом в Европе? Укреплять мир путем военных операций по всему миру? Экономить средства своих членов путем стандартизации оборудования и объединения ресурсов для быстрого реагирования?

Все это по-прежнему необходимо, хотя Афганистан и Ливия вряд ли способствовали укреплению уверенности в целесообразности военного вмешательства. К сожалению, остается необходимость противостоять российской угрозе. Именно поэтому Путин, мечтающий о роспуске НАТО, будет всячески стремиться поддержать сомнения Трампа. Именно поэтому президент должен быть в Хельсинки настороже, считает Times.

"Острая сила" России и Китая

Financial Times публикует статью вице-президента американского Национального фонда в поддержку демократии Кристофера Уокера, посвященную объединенной китайско-российской угрозе.

"Авторитарные режимы в Москве и Пекине стремятся установить контроль над миром идей на планете", - считает автор материала.

О вмешательстве России в демократические институты по всему миру говорят уже давно, пишет автор статьи в FT. Но, как напомнило недавнее письмо межпартийной группы американских сенаторов, Китай также занимается утверждением того, что можно охарактеризовать как "острая сила".

"Авторитарные режимы в Китае и России пользуются открытостью демократических стран, - считает Уокер. - Такая ситуация ставит нас перед вызовами, отличными от времен холодной войны, когда авторитарные режимы не обладали столь широким набором возможностей для действий внутри демократических обществ".

Китай в особенности пользуется экономическими рычагами как орудием, вынуждающим других играть по его правилам, зачастую с целью ограничить свободу высказываний. Пример того, как крупные международные компании уступают требованиям Компартии Китая и идут на подобные шаги, выглядит по-настоящему устрашающим.

Хотя информация становится все более и более глобальной и доступность интернета растет, сегодняшние авторитарные режимы научились контролировать мир идей. И в Китае, и в России государство держит под контролем информационную среду и власти используют цифровые технологии для укрепления своего влияния как внутри страны, так и за ее пределами, говорится далее в статье.

"Пекин и Москва стремятся играть все большую роль на мировой арене, - отмечает Уокер. - Их способность распространять свое влияние по миру требует формирования новых концепций, способных адекватно описать новую ситуацию. Одна из таких концепций - "острая сила". Под этим термином понимается подход к международным делам, включающий в себя попытку пользоваться цензурой и манипулированием для подрыва деятельности независимых организаций. В отличие от "твердой" и "мягкой", "острая сила" обладает способностью ограничивать свободу самовыражения и искажать политический климат. Острая она потому, что стремится пронзить политическую и информационную среду в странах, которые она выбирает объектами своего воздействия, и проникнуть вглубь этой среды".

По мнению автора статьи в FT, примером "острой силы" можно назвать вмешательство России в выборы в других странах с целью подорвать здоровье демократических режимов и доверие к ним. Уокер пишет, что Китай тоже не отстает. Австралия и Новая Зеландия стали полигонами вмешательства в демократические политические институты со стороны Пекина.

Власти Австралии выявили беспрецедентные попытки со стороны КПК проникнуть во внутри- и внешнеполитические круги страны и увеличить свое влияние на растущее китайское население страны. Аналогичные процессы отмечены и в Новой Зеландии, где КПК преследует свои политические и экономические интересы, кооптируя местные элиты и получая доступ к стратегической информации и ресурсам.

Разлагающий эффект острой силы не ограничивается миром политики, говорится далее в статье. Он все больше и больше ощущается в сфере культуры, науки, образования, СМИ и издательского дела. Эти секторы общественной жизни играют решающую роль в формировании представления людей об окружающем их мире, но они также подвластны самоцензуре.

Устранение Стивена Моргана от руководства филиалом британского Ноттингемского университета в китайском городе Нинбо после публикации им критической статьи в адрес КПК - блестящий тому пример. Все больше и больше демократий сталкиваются с проявлениями авторитарного воздействия на себя путем "острой силы".

Поскольку вызовы эти многогранны, то таким же должен быть и ответ на них, то есть контрмеры по всему спектру общественной жизни.

"Однако при этом нам нужно понимать, как бы не усугубить ситуацию, - говорится в заключение статьи в FT. - Демократии не могут жертвовать своими собственными ценностями для защиты от внешних влияний. Для защиты демократических систем от вмешательства требуются сконцентрированные усилия. Издательства, университеты, СМИ и все те, кто чувствует на себе воздействие острой силы, должны удвоить усилия по сохранению приверженности демократическим нормам. До тех пор, пока Китай и Россия остаются несвободными странами, в которых независимые институты не способны призвать к ответу руководство страны, авторитарные режимы будут продолжать применять острую силу. Демократии должны привлечь все свои возможности и всю решимость для противостояния этой серьезнейшей угрозе".

Новости по теме