Футбол на минном поле: как Модрич и хорватские "дети войны" дошли до финала ЧМ-2018

  • 14 июля 2018
The Croatian football team celebrate victory over England Правообладатель иллюстрации Getty Images

После матча с Англией толпа болельщиков в цветах хорватской сборной покидала "Лужники". Одного из них, Якоба Монтича, мексиканские журналисты спросили о том, что он думает о предстоящем финале, и не слишком ли это сложная задача для сборной его страны.

"Вы же знаете Луку Модрича? Ему приходилось играть в футбол на минном поле. Ни ему, ни нам бояться нечего", - ответил 17-летний болельщик. Модрич - действительно один из "детей войны", которые открыли новую страницу в истории хорватского спорта. Несколько игроков основного состава пережили кровавый конфликт, который последовал за распадом Югославии в 1991 году.

Правообладатель иллюстрации Getty
Image caption Объятия "детей войны": Лука Модрич и Иван Ракитич после победы над Англией

На одностороннее провозглашение независимости Словенией и Хорватией сербско-югославские силы ответили карательной операцией. Модрич и его партнер по сборной - защитник московского "Локомотива" Ведран Чорлука - стали беженцами на территории собственной страны.

В изгнании

Еще нескольким будущим футболистам пришлось бежать из Хорватии. Семье звезды "Барселоны" Ивана Ракитича удалось обосноваться в Швейцарии. Он впоследствии играл за все ее юниорские сборные, пока не решил выступать за основную сборную Хорватии.

"В детстве было трудно понять, что творилось на Балканах. Родители не говорили со мной и братом о войне и о том, как они потеряли многих близких. Нам повезло", - писал Ракитич на сайте Players' Tribune. Бежать из страны пришлось и семье Марио Манджукича, который забил Англии победный гол. Он вырос в Германии.

Image caption Дом семьи Модрича был разрушен сербской милицией

Модрич, конечно, не гонял мяч на минном поле. Но первые навыки игры в футбол он действительно получил в портовом городе Задар, который тогда регулярно подвергался сербским бомбардировкам. Футбол помог ему справиться с тем, что бойцы сербской милиции убили его дедушку и подожгли семейный дом. Родители тогда говорили детям не уходить далеко от убежищ и опасаться мин-ловушек.

"Война сделала меня сильнее"

"Мне было всего шесть лет, и время тогда было действительно трудное. Я плохо его помню, но это не то, о чем хочется вспоминать", - рассказывал Модрич в 2008 году. Это был один из немногих случаев, когда он заговорил о войне. "Война сделала меня сильнее. Я не хочу, чтобы эти воспоминания преследовали меня всю жизнь, но не хочу и забывать об этом".

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Противопехотные мины до сих угрожают хорватским детям

Такие же воспоминания - у защитника Деяна Ловрена, который сейчас выступает в английской премьер-лиге за "Ливерпуль". Его семья бежала от войны в Германию. Им не удалось получить убежище, и они вернулись в Хорватию в конце 1990-х. К тому времени он частично забыл родной язык, и в школе ему приходилось трудно. "Сегодня, когда я вижу беженцев из Сирии и других стран, я думаю, что мы должны дать им шанс. Они не хотят участвовать в войне, которую развязали другие люди. Все, что они могут сделать, - это убежать от нее", - сказал он.

Не все разделяют эту точку зрения. В феврале Amnesty International выпустила доклад, в котором обвинила правительство Хорватии в неспособности обеспечить эффективный процесс предоставления убежища беженцам и мигрантам, которые попали в страну нелегально. Организация упоминала случаи насилия к ним со стороны полицейских. Суд Европейского союза также признал, что правительство Хорватии нарушало закон.

В меньшинстве

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption На стадии плей-офф хорваты трижды играли в дополнительное время

С населением в 4,1 млн человек - лишь немногим больше, чем у Лос-Анджелеса, - после Уругвая в 1950 году Хорватия стала самой маленькой страной, дошедшей до финала чемпионата мира по футболу.

Болезненный процесс обретения независимости породил национализм, который порой принимает уродливые формы. После победы над Аргентиной на групповой стадии ЧМ из раздевалки можно было услышать песню, популярную среди крайне правых хорватских боевиков.

Но атмосферу патриотизма можно ощутить повсюду. В день полуфинального матча против Англии хорватская газета Jutarnji опубликовала редакционную статью, в которой призвала футболистов "в единстве биться с кровью, потом и слезами". "Даже малые народы могут прославиться, если работают сообща", - говорилось в статье.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption После Уругвая в 1950 году в финал вышла страна с самым немногочисленным населением

Вдобавок ко всему, президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович дважды нарушила протокол на матче с Россией: сначала - появившись в VIP-ложе стадиона в футболке национальной сборной, а затем - эмоционально празднуя гол прямо на глазах у российского премьер-министра Дмитрия Медведева.

Тем не менее, на поле Хорватия показывает выдающуюся командную игру и способность пробежать столько, сколько нужно. Сборная провела на поле по 120 минут во всех трех матчах плей-офф, и теперь эксперты гадают, сумеют ли хорватские футболисты восстановиться к финалу. Но тем же вопросом все задавались и перед полуфиналом, что, по словам Модрича, лишь помогло команде прибавить в скорости.

"Это была огромная ошибка. После всех этих слов реакция у нас была одна: "ОК, посмотрим, кто сегодня устанет". Мы доминировали на протяжении всей игры - и физически, и психологически", - сказал полузащитник мадридского "Реала".

Похожие темы

Новости по теме