Что поведали конгрессу любовники-агенты ФБР, ругавшие Трампа матом

  • 14 июля 2018
Питер Строк Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Допрос Питера Строка длился около 10 часов

На Капитолийском холме два дня подряд допрашивали двух видных персонажей "Сервергейта" и "Рашагейта" - сотрудника ФБР Питера Строка и его бывшую любовницу Лизу Пейдж, которая являлась главным юрисконсультом замдиректора ФБР Эндрю Маккейба. Последний был уволен за день до выхода на пенсию, а Пейдж сама покинула ФБР несколько месяцев назад.

48-летний Строк, служивший замначальника контрразведывательного управления ФБР, и Пейдж входили в так называемую "узкую группу" сотрудников этого ведомства, которые расследовали как дело о частном почтовом сервере Хиллари Клинтон в бытность ее госсекретарем, так и предполагаемый сговор между трампистами и Москвой и попытки России вмешаться в американские выборы 2016 года.

Группу называли узкой, поскольку начальство специально ограничивало ее размер во избежание утечек. По крайней мере, в случае "Рашагейта" тактика эта возымела успех, поскольку люди спецпрокурора Роберта Мюллера, возглавляющего это расследование, держат язык за зубами.

Мюллер отстранил Строка от этого следствия летом прошлого года, когда вскрылись десятки тысяч смс, которыми обменивались в 2015-2016 гг. Строк и Пейдж и которые нередко источали презрение и ненависть к Дональду Трампу.

Например, Пейдж написала Строку 4 марта 2016 года: "Господи, Трамп - гнуснейший субъект".

В августе 2016 года, вскоре после того, как республиканский партсъезд официально выдвинул Трампа в президенты, Пейдж послала Строку статью о том, что кандидат республиканцев плохо понимает российскую аннексию Крыма, добавив: "Господи Иисусе! Тебе надо это прочитать. А Траму нужно идти на (..)".

Строк ответил, что статья ему понравилась, и тоже обложил Трампа матом.

С другой стороны, любовники страстно болели за Хиллари Клинтон. После ее выдвижения на съезде демократов в июле 2016 года Строк писал своей зазнобе: "Поздравляю с тем, что женщину выдвинули кандидатом в президенты от крупной партии! Черт возьми, давно пора!"

Весной 2016 года Строк отстучал Пейдж: "Боже, Хиллари должна победить со счетом 1.000.000.000:0!"

Трамп постоянно именуется в их переписке "идиотом".

Показателен также текст, посланный Строком 14 июля 2016 года: "Ясно, что он привлекает всех белых, нищих избирателей, которых мейнстримные республиканцы по сути дела бросили в погоне за всемогущими $$$".

Республиканцы не преминули процитировать на слушании отзыв Строка о жителях сельского Юга Вирджинии, которых он назвал "темной деревенщиной".

Юристы запретили

Допрос Строка, в ходе которого его заставляли вслух зачитывать свои выпады против Трампа, длился примерно 10 часов и часто вырождался в перепалки между республиканцами и демократами, пытавшимися перекричать друг друга.

Изрядную часть американских законодателей составляют юристы, особенно бывшие прокуроры. Один из них, республиканец Трей Гауди, сцепился со Строком первый, начав с вопроса, сколько человек тот допросил в первую неделю "Рашагейта".

Остроносый моложавый Строк сказал, что он не в состоянии ответить, поскольку юристы ФБР запретили ему обсуждать предметы, имеющие касательство к расследованию, которое ведет спецпрокурор.

Председательствующий республиканец Боб Гудлатт напомнил Строку, что тот был вызван на допрос по повестке, обязывающей его отвечать на вопросы, и пригрозил обвинить его в неуважении к конгрессу. Теоретически за это могут отправить за решетку, но по этой статье никого много лет не судили, так что угроза была скорее платонической.

Строк парировал, что явился на слушание не по повестке, а добровольно. Демократы хором за него заступились, и Гудлатт скоро сменил гнев на милость. Остаток дня Строк регулярно отказывался ответить на какие-то вопросы, и его больше не заставляли.

Демократы напомнили, что когда в конгрессе допрашивали бывшего трамповского стратега Стивена Бэннона, тот тоже отказался отвечать на отдельные вопросы. Чуть позже демократы начали требовать, чтобы Бэннона вызвали на ковер еще раз, но республиканцы пока в большинстве и этот порыв проигнорировали.

Задача республиканцев была очевидна: дискредитируя Строка, они пытались дискредитировать все расследование Мюллера, которое Трамп регулярно называет "охотой на ведьм".

Задача демократов состояла в том, чтобы защитить Строка от нападок правящей партии и дискредитировать его инквизиторов, изображая их трамповскими марионетками.

Цирк справа и цирк слева

Республиканцы как всегда подчеркивали, что расследование по "Рашагейту" на данный момент не выявило доказательств сговора с трампистами. Доказывая, что расследование Мюллера приносит плоды, демократ Элайджа Каммингс напомнил, что тот уже привлек 19 человек, пять из которых признали себя виновными.

Помощники Каммингса при этом установили позади него принесенные с собой огромные фотографии признавшихся, в том числе генерала Майкла Флинна и молодого Джорджа Пападопулоса, который спьяну поведал австралийскому дипломату в Лондоне о том, что русские предлагают компромат на Клинтон; с этого разговора будто бы завязался весь "Рашагейт".

Каммингс и его коллеги громко требовали, чтобы республиканцы объяснили, почему они тратят время на давний скандал из-за клинтоновского сервера вместо того, чтобы озаботить себя проблемой разделенных на южной границе семей, регулярных расстрелов в публичных местах или займов, которые американцы взяли на обучение в вузах и теперь не могут отдать.

Пожилой республиканец Луис Гомерт столь же громко напустился на Строка за внебрачную связь с Лизой Пейдж. "Когда я вижу, как вы сидите здесь с ухмылочкой, - сказал он, переходя на крик, - я не могу не задаться вопросом, сколько раз вы с таким же невинным видом смотрели в глаза жены и врали ей насчет Лизы Пейдж?"

Демократы в ответ подняли ор, сквозь который с телеэкранов доносилось "Возмутительно!", "Позор!", "Дурдом!" и призыв, который выкрикнула Бонни Уотсон Коулман из Нью-Джерси: "Лекарство свое примите!"

Старожилы не помнят, когда в конгрессе в последний раз была подобная сцена.

Строк, который служил офицером в армии и потом проработал в ФБР 26 лет, держался стоически и лишь сухо заметил Гомерту, что это упоминание о члене его семьи больше говорит о моральном облике конгрессмена, нежели о его собственном.

Звездой республиканской программы было заверение Строка летом 2016 года, что "мы не допустим" избрания Трампа. Строк объяснил на слушании, что был в тот момент возмущен публичными нападками Трампа на родителей погибшего американского военного Хумаюна Хана, которые выступили на партсъезде демократов.

Республиканцы истолковали заверение Строка что-то не допустить как доказательство планов помешать избранию Трампа, которые вынашивал следователь, стоявший у самых истоков "Рашагейта". Строк признал, что "не выносил" Трампа, но целый день настаивал, что это никак не отразилось на его работе, придя на которую он неизменно оставлял свои идеологические пристрастия за порогом.

Он напоминал, что к аналогичному заключению пришел в своем июньском докладе генеральный инспектор минюста США Майкл Хоровиц. Строк также заявил, что вполне мог помешать избранию Трампа, если бы слил в прессу летом 2016 года имевшиеся тогда у ФБР данные о встречах трампистов с россиянами и о российском вмешательстве в американские выборы. Но ему даже в голову не пришло это сделать, заметил Строк.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Допрос Лизы Пейдж прошел в закрытом режиме

Республиканцы, которые пришли на слушание с задачей дискредитировать Строка и сделать его символом тенденциозности всего "Рашагейта", неоднократно обвиняли его во лжи. Один из них, Джимми Дункан, упрекнул Строка за то, что тот просто не самоустранился от следствий по Клинтон и Трампу, благо дел у ФБР хватает.

Марафонское слушание дало законодателям возможность отвести душу и покрасоваться перед камерами и произвело на многих сторонних наблюдателей не очень выгодное впечатление; и справа, и слева слышалось слово "цирк". Видимо, не случайно рейтинг конгресса ниже, чем у Трампа.

На следующий день те же конгрессмены в течение пяти часов допрашивали Лизу Пейдж, которая избегала встречи с ними уже семь месяцев, но, наконец, сдалась.

Ей предлагали выступить в четверг вместе со Строком, но ее адвокат настояла на пятнице. Циники предположили, что Пейдж хотела услышать вопросы, которые задавались ему, дабы явиться подготовленной.

Поскольку допрос Пейдж проходил при закрытых дверях, телезрители остались без зрелища. Конгрессмены-республиканцы, говорившие потом с Washington Post, отзывались о Пейдж с похвалой и отметили, что она охотно отвечала на вопросы и вообще шла им навстречу.

С другой стороны, у нее не было выбора: в отличие от Строка, который формально все еще работает в ФБР, хотя теперь всего лишь в отделе кадров, Пейдж уже несколько месяцев в свободном плавании, поэтому юристы ФБР не могут ей ничего запретить.

Как сказал газете конгрессмен Мэтт Гейтц, ответы Пейдж подтвердили его подозрения, что на проводившиеся ФБР расследования оказывали влияние люди, симпатизировавшие Клинтон и настроенные против Трампа.

Допрос Пейдж продолжится в понедельник.

Похожие темы

Новости по теме