От Навального до пляжа в Ницце: где сейчас школьники, ходившие на митинги

  • 20 июля 2018
Митинг "Он нам не царь" 5 мая 2018 года Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Митинг "Он нам не царь" 5 мая 2018 года на Пушкинской площади

Год назад они оказались в фокусе внимания прессы и политологов - школьники и студенты, неожиданно массово поддержавшие антикорруционные митинги Алексея Навального. Для некоторых из них участие в протестных акциях обернулось проблемами в их учебных заведениях.

Тогда, в апреле прошлого года, Русская служба Би-би-си расспрашивала впервые вышедших на митинги молодых людей о том, как на них давят в школах и вузах, требуя не ввязываться в политику.

Спустя год с небольшим мы поговорили с теми же ребятами. Оказалось, их жизнь сильно изменилась.

Николай: "Из школы я все-таки ушел"

На антикоррупционный митинг в Самаре 26 марта 2017 года пришло по разным оценкам от 600 до 2000 человек. В их числе был девятиклассник Николай(имя изменено по просьбе родителей). Местное телевидение снимало акцию, и кадры, где виден Николай, были использованы в пропагандистском фильме "Экстремизму нет!", который администрация Самарской области распространила по учебным заведениям.

Апрель 2017 года

Я попал в фильм Меркушкина (Николай Меркушкин занимал пост губернатора Самарской области. - Би-би-си): на две секунды, как пример того, кто ходит на митинги. В школе должны были показывать фильм "Экстремизму нет!", и администрация решила заранее посмотреть. Они мне так и сказали: "Мы тебя увидели в фильме, давай, говори, что было". Говорили: "Все свои мнения выскажешь после 18".

Маме сказали, что мне надо готовиться к техникуму или к другому среднему учебному заведению. Но я планирую продолжать обучаться в этой школе.

Июль 2018 года

Из школы я все-таки ушел - и правильно сделал. Я решил послушать администрацию школы - если они так не хотят меня видеть, то зачем мне оставаться.

Я ушел в колледж, где есть юридическая специальность. Там знают о моих политических предпочтениях. На одной лекции у нас была тема "Образ будущего России" - ну, я и рассказал, что у кампании Навального есть определенные моменты, которые могут сделать Россию лучше.

Преподаватель отнесся к этому адекватно - правда, сказал, что его взглядам импонирует коммунизм и почему-то Путин. Я ему ответил: "Вот мы говорим о проблемах образования, а почему в каждой школе города берут деньги из рук в руки на обои, на ремонт парт?" И у меня получилось доказать ему, что наше образование неэффективное, он со мной согласился.

Я помогал кампании Навального: подавал уведомления на встречу с ним в декабре. Хожу почти на все митинги. Если на первых митингах оппозиция была похожа на корзину слепых котят, то на последних люди уже не давали полиции никого вырвать. Ко мне пытались пробиться полицейские, но девушка справа и высокий молодой человек слева за меня схватились и просто меня не отдали. Мне было безумно приятно.

Люди на акциях помогают друг другу: шоколадками, чаем делятся. Я думаю, у нас очень добрый город.

Конечно, я общаюсь с ребятами-активистами. Обычно мы узнаем друг друга по значкам. Я учусь с одним из активистов: 1 сентября он пришел на торжественную линейку, а у него на одежде значок "20!8". Я такой: "О, здравствуйте, сударь!" Сейчас мы очень хорошо общаемся.

Image caption Митинг против коррупции 12 июня 2017 года

Сейчас в штабе Навального я очень редко бываю - учеба серьезная. Но я занимаюсь написанием жалоб, это ведь тоже инструмент давления на государство. Видишь, например, яму - фоткаешь ее и пишешь в государственные органы. Или вот ко мне обратилась знакомая - попросила написать жалобу, что в спортзале ее школы обваливается потолок. Приехали специалисты, отштукатурили.

Стать юристом - это моя мечта с самого детства. Когда у нас началось обществознание, я просто сидел с открытым ртом - как же это интересно. И мне показалось, что защищать людей в суде - это очень благородная миссия.

Я собираюсь связать свою жизнь с общественной деятельностью. Если когда-нибудь появится кандидат [в президенты], который понравится обществу, то я буду помогать их штабу в качестве юриста.

Вячеслав: "Мне пришлось бежать из России"

В мартовском митинге в Самаре участвовал и Вячеслав Завгородний, - тогда ему было 19 лет и он учился в Чапаевском губернском колледже в Самарской области на программиста. Он был задержан полицией, и вскоре суд выписал ему штраф за административное нарушение. Он тоже оказался одним из героев фильма "Экстремизму нет!". Из-за этого у него начались проблемы в колледже. По словам Вячеслава, администрация искала повод его отчислить, но он был полон решимости продолжать учиться.

Апрель 2017 года

Когда на митинге задержали одного из организаторов, я подошел к полицейскому и начал ему в лицо кричать, что это позор. Ему, видимо, это не понравилось, и он решил меня тоже, в ту же машину с тем парнем, посадить.

Я не боюсь серьезности. Я понимал, к чему это может привести. Но ты либо отстаиваешь свои права, либо терпишь, что тебя пинают всю жизнь. Я не хочу, чтобы об меня ноги вытирали или чтобы преподаватели говорили, что я раб.

Июль 2018года

Мне пришлось бежать из России - я месяц жил в палатке на пляже в Ницце. С тех пор, как я уехал, мне снится один и тот же сон: что я в России и меня бьют полицейские.

Дома я почти на все митинги ходил. И дальнобойщиков, и пенсионеров: если кто-то устраивает акцию по достойной теме, то пойдут все оппозиционеры, независимо от взглядов.

Полицейские любили мне позвонить: "А мы знаем, что ты ездил на границу, а что ты делал? А мы твою страничку читаем". Они-то хотят, чтобы я тихо учился, тихо работал, тихо умер. А я на парах говорю, что у нас власть плохая.

Однажды в октябре [2017 года] мы гуляли с подругой, и на меня налетел человек с ножом, называл меня "навальненышем". Я его отогнал баллончиком и электрошокером. Полицейские не стали заводить дело, хотя у меня был его нож, были свидетели.

А в январе [2018 года] мне позвонил товарищ, который тоже ходил в Самаре на митинги, и сказал, что полиция хочет меня арестовать. У него знакомые в полиции работали, наверное, от них он и узнал.

И за одну ночь я просто бежал. Мама и бабушка были в шоке: помогли собрать вещи, ревели. Это было как в дешевом сериале про Советский Союз, когда энкавэдэшники приходят забирать чьего-то родственника, тычут тебе маузером в лицо и говорят: "Шнеле, шнеле".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Митинг против коррупции 26 марта 2018 года

И я оказался в Ницце. Мне помог человек, который здесь жил. Он мне купил билеты, встретил меня здесь: он тоже против нынешнего режима. Но мы заранее договорились, что я поживу у него дома, только пока его жена не вернется - и месяца через три мне пришлось съехать. Тогда правозащитники помогли мне поселиться у одной русской женщины в Ницце: я помогал ей по дому, в огороде, но мы не сошлись характерами.

Потом я целый месяц жил на улице: в палатке на пляже. Было уже тепло, правда, шли дожди. Я каждое утро ходил мыться в пляжный душ, брал пробники шампуня в торговых центрах. Так стыдно.

Я думал, что я в России буду сначала политическим активистом, потом стану правозащитником или на выборы пойду. Я думаю, я мог бы управлять сначала небольшим городом… Но мне пришлось бежать.

У меня литовская виза - сейчас она уже кончилась. Поэтому у меня сейчас идет "дублинский процесс": решается, у какой страны я должен просить политического убежища. Возможно, меня отправят в Литву. Но мне главное, чтобы не в российской тюрьме, а в какой жить стране, не так уж важно.

Меня сейчас пустили в общежитие: я могу оставаться там, пока суд не закончится. Это вроде приюта для людей, которым негде жить. Тут и бомжи, и те, кто просит убежища - все вперемежку. Попасть сюда было сложно - очень мало мест, потому что относительно хорошие условия. Утром и вечером здесь кормят - правда, еда только холодная и порции очень маленькие.

Мама и бабушка помогать мне не могут - им самим деньги нужны. Мне дают социальную помощь в 370 евро, но для Франции это очень мало. Если купить обед в магазине - выйдет евро 10 за один раз. Я тут заболел ангиной и отдал 34 евро за лекарства.

Конечно, я хочу получить хорошее европейское образование. Но пока - знаете пирамиду Маслоу? - мои самые базовые потребности только-только начали удовлетворяться. Невозможно строить планы, когда ты не знаешь, что ты есть завтра будешь.

Я очень скучаю по своей стране, по своим родным. Я раньше совсем не понимал людей, которые скучали по родине, а теперь начинаю понимать. Я бы с удовольствием вернулся. Но через 10 или 20 лет я уже не знаю, что отвечу на этот вопрос. А в нынешнюю, путинскую, Россию я вернуться не могу.

Иван: "Я отошел от политических акций"

После двух подряд митингов, свое участие в которых Иван (имя изменено) не только не скрывал, но и активно описывал в социальных сетях, в школе с ним провели воспитательные беседы.

Апрель 2017 года

Со мной снова побеседовала классный руководитель. Говорила, что мной манипулируют и нужно быть предусмотрительным, что участие [в митинге] недопустимо: "Ты подрываешь авторитет школы". На следующий же день беседовала заместитель директора по воспитательной работе: "Достигни 18-летнего возраста, а потом иди хоть на баррикады" - риторика была такая.

Они говорили, что в будущем мне это навредит: "Ты понимаешь, что за твое участие тебя могут не допустить в университет?" Якобы в университетах появятся списки тех, кто участвовал в митинге. На митинг мы с другом ходили. С ним тоже провели беседу - спрашивали, зачем он поддается моему влиянию.

Июль 2018 года

Я после этого принял участие в еще двух митингах: 12 июня и 7 октября [2017 года]. После этого уже не ходил - начался 11 класс, я начал готовиться к единому госэкзамену, и как-то времени на политику не осталось. Сейчас я уже закончил школу - с золотой медалью, ЕГЭ сдал на нормальные баллы. Собираюсь поступать в Москву в вуз.

Я подумал после этого и для себя решил, что нужно сначала устроиться в жизни, что ли, а уже после активно участвовать в политике - когда закончу вуз, закончится связь с госструктурами. Учителя ведь тоже не виноваты - это не их инициатива [ругать школьников за участие в митингах], на них самих из департамента давят.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Протесты 5 мая 2018 года на Пушкинской площади

Поэтому я немножко отошел от политических акций. Но мое мнение [о политике в России] не изменилось, просто немножко более мягким стало. На данный момент нужно не так активно проявлять свою позицию, пока есть вероятность давления на меня со стороны образовательной системы.

Я поступаю на факультет публичной политики на политического аналитика. Или на рекламу и связи с общественностью - я в несколько вузов подаюсь.

За политикой продолжаю следить: Навального смотрю, активно слежу за Гудковым. Президентские выборы тоже были интересны, хотя Навального не допустили, но это хоть какие-то выборы, хоть что-то происходит.

После того, как я сходил на первый митинг, многие ребята из моего и других классов тоже пошли митинговать. Учителя к этому спокойнее стали относиться: насколько я знаю, школьников просто отчитывают формально, и все.

Я до сих пор общаюсь с некоторыми активистами. Они, конечно, не совсем разделяют мою позицию, что надо пересидеть и подождать. По их мнению, надо действовать сейчас, потом будет поздно. Но я думаю, что не надо так уж драматизировать, не так уж все плохо, и за пять лет еще хуже не станет.

Плюс мне, наверное, не будет так сносить крышу, как было на предыдущих митингах. Когда большая толпа, ты что-то кричишь, тебя поддерживают - это очень классно, зажигающе. Начинается "А давайте…" - и может радикализироваться протест, остановиться уже нельзя будет. А когда проливается кровь - это опасно.

Константин: "От гражданства РФ собираюсь отказаться"

18-летний Константин (имя изменено) участвовал в митинге в Чебоксарах, но был задержан не во время акции, а когда явился в качестве свидетеля в суд к одному из ранее задержанных.

Апрель 2017 года

Меня повезли в главное отделение МВД города, составили протокол по статье 19.3 ["Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции"], и на следующий день состоялся суд. Все наши ходатайства были отклонены, а в качестве доказательств предоставили видео, в котором меня вообще нет. Несмотря на это, меня признали виновным и [выписали] штраф в размере 500 рублей.

Прокуратура проверяет все мои документы в школе: успеваемость, оценки, личное дело.

После этого опыта с полицией я окончательно понял, что это не моя страна и что когда я уеду, мне не хочется возвращаться. Неприятное чувство, как будто страна умерла для меня.

Июль 2018 года

В октябре прошлого года я переехал в Японию - насовсем. Сейчас учусь в языковой школе, в следующем году начинаю университет: буду изучать юриспруденцию. В следующем году женюсь, а через три года подаю на гражданство.

Больше ни в каких митингах я не участвовал. После нашего с вами интервью полиция меня пыталась найти. Они хотели мне пришить 20.2 ["Нарушение порядка организации либо проведения митинга"] - это штраф на 20 тысяч рублей.

Я жил один в съемной квартире, чтобы избежать полиции, не выходил из дома практически все время, и так до самого конца сентября. Ведь если суд налагает штраф больше 10 тысяч, выезд заграницу запрещен. Даже если бы я оплатил этот штраф, информация передается пограничникам медленно. Также я боялся, что посольство узнает об этом, так как моя виза рассматривалась как раз в это время.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Акция "Он нам не царь" 5 мая 2018 года на Пушкинской площади в Москве

При выезде я увидел красную отметку на компьютере сотрудника ФСБ в аэропорту, когда проходил паспортный контроль. Потом узнал, что это значит: полиция занесла меня в систему сторожевого контроля.

Все мои ожидания о жизни в Японии оправдались, от гражданства РФ я собираюсь отказываться при получении нового. Наверняка придется вернуться в Россию лишь один раз, когда буду оформлять выход из гражданства. И на этом будет все.

В свободное от учебы время я работаю: устроился в Japan Railway станционным рабочим. Работа веселая: продаю билеты, помогаю с переводом - очень много иностранных пассажиров.

На самом деле, я обо всем этом совсем забыл. Я рад, что сейчас могу концентрироваться на своем образовании, думать о будущем вместе со своей невестой и просто жить свободно. Я наконец-то чувствую себя дома и частью новой страны, которую я могу назвать своей.

Новости по теме