Пресса Британии: хватит быть банкирами "плохих парней"

  • 1 августа 2018
газеты

В обзоре британской прессы:

Макрон противодействует консенсусу по"брекситу" в интересах французской экономики

Financial Times называет президента Франции главным тормозом в достижении соглашения между ЕС и Британией по условиям "брексита". В офисе британского премьера популярно мнение, что Макрон надеется извлечь выгоду для своей страны от развода с Британией, рассчитывая, что в случае плохих или никаких договоренностей рабочие места и деньги инвесторов перетекут из Лондона в Париж.

Газета отмечает, что Тереза Май уже призвала Макрона смягчить позицию Франции, так как в случае "брексит-хаоса" пострадает и Европа, и ее граждане.

Британский премьер уже заручилась пониманием Ангелы Меркель по этому вопросу. Один британский чиновник сказал FT, что канцлер готова предоставить Мишелю Барнье, главному переговорщику ЕС по "брекситу", больше свободы для заключения сделки.

Но французские официальные лица настаивают на том, что все эти переговоры между главами государств не должны влиять на работу Барнье и других переговорщиков по "брекситу" и пока нет оснований считать, что Макрон пойдет на попятный.

Британию ждет не новый премьер-тори, а очередные всеобщие выборы

"Каким могло бы стать премьерство Бориса Джонсона?" - таким вопросом на страницах Times задается Пол Гудман, редактор сайта консерваторов ConservativeHome

Издание регулярно спрашивает членов Консервативной партии, кого они видят в качестве следующего лидера партии. До референдума по "брекситу" победителем таких опросов чаще всего оказывался Борис Джонсон. Однако после последних парламентских выборов в 2017 году его стали опережать более молодые политики: Джейкоб Рис-Могг, Саджид Давид и, по сути дела, лишивший в прошлый раз Джонсона премьерства Майкл Гоув.

Джонсон проявил себя как плохой министр иностранных дел, и рейтинг его с тех пор значительно снизился, отмечает автор статьи. В последнее время крепнет мнение о нем, как о пустом болтуне: с политикой Терезы Мэй по договоренностям с ЕС он был не согласен, но и в отставку тоже не уходил.

Однако если, как говорят, неделя - долгий срок в политике, то месяц - это целая вечность. Четыре недели назад в опросе издания Джонсон занимал пятое место. Но после ухода из правительства он вновь в лидерах, набрав почти треть голосов. Ему помогает глубоко укорененный евроскептицизм рядовых тори. Перспектива премьерства Джонсона, если Тереза Мэй уйдет в отставку, вновь замаячила на горизонте, считает Гудман.

Если парламентарии-консерваторы при выборе нового лидера партии выдвинут кандидатуру Джонсона, то он эти выборы выиграет, в особенности против соперника, выступавшего против выхода из ЕС, такого как Саджид Давид. Ну а по капризу конституционной реальности в Британии победитель выборов внутри парламентской фракции партии большинства становится премьер-министром страны.

Да, Джонсон сегодня вовсе не такая консолидирующая фигура, какой он был на посту мэра Лондона во время Олимпийских Игр 2012 года. Однако опросы показывают, что о его популярности другие видные консерваторы могут только мечтать. А его известность по стране сравнима лишь с известностью самой Терезы Мэй,

Более того, есть основания предполагать, что если уж "брекситу" быть, то лучше всего это сделает убежденный в его необходимости политик, отмечает автор статьи в Times. Джонсона нередко упрекают в невнимании к деталям, однако способность видеть широкую картину тоже дорогого стоит. Как бы ни насмехались над "сэром Уинстоном Джонсоном", как его иронично однажды окрестило ConservativeHome, он - единственный из британских политиков, обладающий поистине черчиллевским видением и размахом.

Однако наряду с этими очевидными преимуществами, у Джонсона есть и не менее очевидные недостатки: непоследовательность и непостоянство в политике, в частности по вопросу иммиграции; определенная легкость в обращении с фактами, нерешительность, когда дело по-настоящему начинает принимать серьезный оборот. Он был явно не в своей тарелке во время массовых беспорядков в Лондоне летом 2011 года, считает Гудман.

Пребывание на посту министра иностранных дел, несомненно, закалило Джонсона: при необходимости реагировать на сирийский кризис иначе и быть не могло. Его заявление об отставке было цельным и сильным. Однако есть серьезные основания сомневаться в том, что внутри партии есть готовность противопоставить Джонсона Мэй - во всяком случае, до назначенной на март следующего года даты "брексита".

"Сам Джонсон вряд ли решится инициировать отставку премьера, исходя из известной истины о том, что тот, кто наносит смертельный удар, сам никогда не обретает корону, что только было подтверждено судьбой предавшего его в прошлый раз Майкла Гоува, - говорится далее в статье. - Представим себе, однако, на секунду, что предстоящей осенью Тереза Мэй проигрывает вотум недоверия в парламенте. Джонсон становится одним их кандидатов на пост лидера и побеждает, становясь, таким образом, новым премьер-министром".

"По вопросу о "брексите" он, скорее всего, сразу отбросит принятое под руководством Мэй летом этого года соглашение кабинета и пойдет по пути канадского варианта взаимодействия с Брюсселем, - предполагает автор статьи. - Сторонники сохранения тесных связей с ЕС консерваторы-парламентарии взбунтуются. А парламентское большинство не готово поддержать ни один из вариантов решения. Еще до начала своей работы Джонсон окажется в патовой ситуации".

Гудман считает, что в такой ситуации выход будет только один: досрочные выборы. Однако эксперимент минувшего лета с досрочными выборами сильно напугал консерваторов - как сторонников, так и противников "брексита". Они опасаются, что в результате еще одних выборов могут потерять большинство в парламенте, и к власти в стране может прийти марксистски настроенное правительство лейбористов во главе с Джереми Корбином. Страх такого исхода и опасение того, какой эффект на переговоры по "брекситу" может иметь смена лидерства объясняет тот факт, что Тереза Мэй по-прежнему остается на своем посту.

"Мы не знаем сейчас, удастся или не удастся достичь договоренности с ЕС по условиям "брексита", или же "брексит" будет и вовсе отменен, или же произойдет нечто среднее, - говорится в заключение статьи в Times. - Парламентарии-консерваторы могут сместить Мэй и до марта. Однако трезвый расчет подсказывает, что и новый лидер, кто бы им не стал, не спасет правительство. Самым вероятным исходом событий станет не новый премьер, и не новый референдум, а досрочные выборы".

Лондонская отмывочная перестает работать слишком медленно

Times вновь обращается к теме грязных иностранных денег в Британии. "Клептократы не должны иметь возможность хранить свои деньги в Британии" - под таким заголовком Times публикует статью известного публициста Эдварда Лукаса.

Лондонская отмывочная больше не работает, считает автор статьи. Таков долгожданный итог принятого правительством законопроекта о владении собственностью в Британии зарегистрированных в офшоре юридических лиц.

Теперь такие компании должны будут представлять проверяемую и публично доступную информацию. В случае отказа или представления ложных сведений им грозят штрафы или тюремное заключение.

Однако масштаб реформы недостаточен, и продвигается она слишком медленно. Парламент утвердит закон только следующим летом, а в силу он вступит только в 2021 году. У отмывочного лобби есть достаточно времени, чтобы как-то размыть законопроект и найти ему более мягкие альтернативы.

Еще один законопроект должен принудить заморские территории, потаенные уголки империи такие как Виргинские острова, обнародовать списки зарегистрированных там компаний. Эти солнечные места для предпочитающих держаться в тени людей утверждают, что вынужденная прозрачность есть скрытый колониализм и противоречит конституции и нарушает права человека.

По мнению Лукаса, ответ правительства должен быть беспощадным: законы, допускающие существование скрытой корпоративной собственности, должны быть отменены. Зарегистрированные там компании не могут вести бизнес в Британии. То же относится к Нормандским островам и острову Мэн.

"Правительство должно быть настойчивым и не поддаваться на аргументы о том, что более свободная пост-брекситовская Британия должна понизить, а не повысить свои регуляционные стандарты, - пишет Лукас в заключение статьи в Times. - Все наши слова о коррупции, глобальном гангстеризме и вредоносности Кремля ничего не стоят, если мы выполняем роль банкира "плохих парней"".

Новости по теме