Отравление в Солсбери: предстанут ли россияне перед британским судом?

  • 7 августа 2018
полицейский в химзащите Правообладатель иллюстрации Getty Images

Становится ясно безо всяких подтверждений от официальных полицейских источников, что расследование по делу о загадочном отравлении в Солсбери значительно продвинулось.

Детективам из Юго-восточного контртеррористического управления, судя по всему, удалось по записям с камер наблюдения выявить двоих основных подозреваемых в мартовском отравлении Сергея и Юлии Скрипалей нервно-паралитическим веществом.

Три месяца спустя это нападение привело к гибели британки Дон Стерджесс и отравлению ее партнера Чарли Роули.

На нынешнем этапе нет официального подтверждения того, что полиции удалось идентифицировать подозреваемых поименно, однако между контртеррористическим управлением, Королевской прокуратурой, Форин-офисом, министерством внутренних дел и спецслужбами началась дискуссия о том, как лучше всего поступить дальше.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Юлию Скрипаль и ее отца Сергея отравили в марте

Основной вопрос в этой дискуссии: должна ли Британия формально потребовать от России экстрадиции двоих подозреваемых в Британию для суда.

Мы знаем на примере дела Александра Литвиненко, убитого в Лондоне в 2006 году, что подобное требование было бы обречено: Россия бы просто отказала.

В случае с Литвиненко Москва заявила, что российская конституция запрещает высылать граждан в Британию до суда.

Двое подозреваемых в деле Литвиненко - Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун - по-прежнему остаются на свободе, проживая в России, хотя ни один из них не может выехать за пределы страны из-за риска быть арестованным по выдвинутым в Британии обвинениям.

Луговой сделал успешную карьеру, став депутатом российской Госдумы. Он обратил запрет на выезд себе на благо и вместо зарубежных поездок путешествует по самым отдаленным местам своей огромной страны.

Однажды я встретил его во время рыбалки на Камчатке.

Image caption Дэниэл Сэнфорд (слева) и Андрей Луговой во время рыбалки на Камчатке

Итак, на требование экстрадиции Москва ответит твердым "нет", но таким образом Британия по крайней мере сможет показать, что подозреваемые опознаны.

Это, конечно, не улучшит отношений между Россией и Британией, но они и так находятся на низшей точке со времен распада СССР.

Однако если требования об экстрадиции не будет, это заставит Россию гадать, а двоим подозреваемым будет неизвестно, установлены ли их личности. Они будут постоянно опасаться выезжать из России.

Этот вариант, может показаться привлекательным, но он даст России возможность и дальше говорить, что обвинения Британии ни на чем не основаны и не подкреплены доказательствами.

Третий вариант - сделать то же самое, что было в конечном итоге сделано в случае с Литвиненко: начать общественное расследование и огласить доказательства, так, чтобы их увидели все.

Конечно, этот вариант не исключает подачи запроса на экстрадицию. После отказа в нем можно было бы перейти к общественному расследованию.

В правительстве по-прежнему говорят, что это дело полиции, однако со временем придется принимать и какие-то политические решения о том, как действовать дальше.

Новости по теме