Людей пытали и убивали ежедневно: как я провел восемь месяцев заложником "Исламского государства"

  • 10 августа 2018
Фотожурналист Рикардо Гарсия Виланова Правообладатель иллюстрации Ricardo Garcia Vilanova
Image caption Фотожурналист Рикардо Гарсия Виланова вернулся в Сирию, чтобы посетить тюрьму, где он провел 8 месяцев

"Это не Ирак или Ливия, это нечто иное".

"Каждый день там гибнут более 30 человек… Добро пожаловать в Турцию, но дальше ехать не торопитесь - пересидите пару-тройку дней, чтобы решить, действительно ли вам хочется попасть в Сирию. Там убивают".

Эти слова Надира, бывшего сирийского баскетбольного тренера, превратившегося в проводника-контрабандиста, были обращены к испанскому журналисту Рикардо Гарсия Виланове и его коллеге Хавьеру Эспинозе, которые пытались нелегально пробраться в Сирию в конце 2011 года.

Через несколько месяцев после этого экстремистские группировки перехватят начавшееся за год до того восстание против Башара Асада, и в стране разгорится военный конфликт - один из самых кровавых со времен Второй мировой войны. Полмиллиона человек погибнут и 6 миллионов станут беженцами.

Но тогда об этом еще не было известно.

К тому времени Гарсия Виланова уже начнет свое путешествие по Сирии, которое в конце концов приведет его в руки боевиков "Исламского государства", в чьей тюрьме ему придется провести долгие восемь месяцев. Вот его история.

Line
Фотожурналист Рикардо Гарсия Виланова Правообладатель иллюстрации Ricardo Garcia Vilanova
Image caption Гарсия Виланова был захвачен группировкой ИГ, когда работал над своим фотопроектом о войне в Сирии

Первый контакт

После того, как джихадистские группировки в Сирии набрали силу, кратковременные задержания журналистов - на несколько часов или дней - стали обычным делом. Но при наличии хороших контактов в регионе можно было работать без особых проблем поблизости от них.

В то время контроль над городами джихадисты осуществляли совместно с более влиятельной на тот момент Свободной армией Сирии.

Все резко изменилось после того, как группировка "Исламское государство"* стала набирать все большее влияние и силу.

Впервые я непосредственно столкнулся с ними в Алеппо во второй половине 2012 года, когда они еще не успели оформиться в единое движение, а представляли собой разрозненную смесь из сирийцев и иностранцев.

В то время я ночевал в доме у моего друга Ясера - единственного квалифицированного врача, оставшегося в больнице, когда город окружили войска Асада, подвергавшие Алеппо интенсивным бомбежкам и обстрелам.

Разрушенные здания Алеппо. Сирия Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В первый раз Гарсия Виланова попал в тюрьму в Алеппо. Город был основательно разрушен в ходе бомбежек и боевых действий

К тому времени я жил в Алеппо уже несколько месяцев и успел обзавестись достаточно прочными связями, чтобы не беспокоиться из-за ИГ. По крайней мере, мне так казалось.

Однажды ночью боевики ИГ ворвались в дом к Ясеру и увели меня. Я провел в заключении у них 11 дней.

Сирийская свободная армия все еще была сильна в городе. Они связались с ИГ и потребовали освободить меня, пригрозив им смертью в противном случае.

Меня отпустили, и я остался в Алеппо еще на три недели, чтобы завершить работу, которой тогда занимался.

Захват

В 2013 году мы вместе с моим коллегой Хавьером Эспинозой отправились в город Дейр-эз-Зор.

Мы сопровождали Свободную сирийскую армию, но баланс сил в то время уже начал смещаться в сторону ИГ. Чтобы добраться до города, нужно было пройти не менее шести блокпостов "Исламского государства".

Мы слышали истории о похищениях и видели, как боевики ИГ обстреляли небольшой автобус, набитый людьми.

Захваенное оружие в Сирии Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Оружие, которое, по заявлению сирийского правительства, было захвачено у "Исламского государства" в городе Дейр-эз-Зор.

Тюрьма ИГ

Проведя три недели в Дейр-эз-Зоре, мы попытались покинуть город на автомобиле Свободной сирийской армии с четырьмя вооруженными охранниками. Боевики ИГ попросту остановили нас на одном из блокпостов и увели в близлежащее здание.

Здесь мы провели первые 15 дней нашего восьмимесячного заточения.

После этого нас перемещали в различные тюрьмы ИГ на севере Сирии. Там людей пытали и убивали ежедневно.

Таким был новый безумный и фантасмагорический мир, выстроенный "Исламским государством". Место, где детей наказывали электротоком за курение, или где могли запытать до смерти рядового больничного работника.

В этих тюрьмах перед нами открылся совершенно новый уровень расчеловечивания и садизма. Несколько месяцев спустя мы наконец встретились с остальными западными заложниками ИГ.

Другие заложники

У меня сложились особенно дружеские отношения с одним из заложников - мы знали друг друга еще со времени войны в Ливии в 2011 году, а также вместе участвовали в нескольких поездках по Сирии.

За день до его похищения мы были вместе в Алеппо. Я планировал остаться еще на несколько дней в городе, а он решил уехать.

На следующий день мне позвонил его друг и сказал, что он не прибыл к месту назначения. Поначалу я не придал этому значения: мы думали, что он объявится через пару дней - в то время это было не так уж необычно.

Теперь же он находился в одной камере со мной.

Позже он был убит нашими похитителями.

Освобождение

День моего освобождения был таким же сюрреалистичным, как и все месяцы, проведенные в заключении.

Меня и Хавьера отвезли к турецкой границе и, стоя у нас за спиной, велели двигаться вперед. Увидев нас, турецкие пограничники начали стрелять - они, вероятно, подумали, что мы - джихадисты, которые пытаются незаконно пересечь границу.

Никто из нас не сомневался, что лучше рискнуть получить пулю, чем вернуться назад к психопатам из ИГ.

История закончилась безумной сценой с чиновником турецкой погранслужбы, который попытался нас оштрафовать за незаконный въезд в страну.

Мы ничего не заплатили.

Курдские ополченцы Правообладатель иллюстрации Ricardo Garcia Vilanova
Image caption Курдские ополченцы воюют с "Исламским государством" в Сирии

Хроники "Исламского государства"

После освобождения я решил продолжить свой фотопроект, которым начал заниматься в 2011 году. Но теперь это было уже не о революции, а об ИГ.

Эта организация превратилась в главного врага.

Ей были подконтрольны три столицы в ее так называемом халифате - Сирт в Ливии, Мосул в Ираке и Ракка в Сирии.

Я фотографировал бои в этих трех городах, а также в Синджаре в Ираке, Кобани и Тель-Маре в Сирии, так же как и массовый исход сирийцев, продолжающийся последние семь лет.

Поэтому я решил отправиться в Сирию в четвертый раз - теперь уже вместе со съемочной группой Би-би-си. Мы планировали встретиться с задержанными там двумя предполагаемыми "битлами" (ячейка боевиков "Исламского государства", состоявшая из четырех человек из Лондона, которые были тюремщиками и палачами иностранных заложников).

Alexanda Kotey and Shafee Elsheikh Правообладатель иллюстрации Handout via Reuters
Image caption Жители Лондона Александа Коти и Эль-Шафи Эльшейх обвиняются в пытках и казнях западных заложников в Сирии

Встреча с "Битлами"

За последние несколько лет мне не раз предоставлялся случай пообщаться с арабскими и европейскими джихадистами, в том числе с женщинами из Европы, которые бросали свою тихую размеренную жизнь в Италии, Германии или Франции и присоединялись к ИГ.

Но шанс поговорить с Александа Коти и Эль-Шафи Эльшейхом - это было для меня что-то новое.

За годы, что я освещаю этот конфликт, мне приходилось видеть джихадистов, которые отдавали жизнь за свою веру. Но было и множество бежавших в последние дни боев в Сирте на лодках, двоюродный брат самого аль-Багдади, пытавшийся скрыться из Мосула, или забитые под завязку автобусы, покидающие Ракку.

Александа Коти и Эль-Шафи Эльшейх Правообладатель иллюстрации Ricardo Garcia Vilanova
Image caption Увидев испанского журналиста, двое "битлов" отказались отвечать на его вопросы и немедленно прекратили разговор

Коти и Эльшейх, которые считались элитой ИГ, в итоге предали свои идеалы и попытались сбежать в Турцию.

Не каждый способен умереть так же, как жил. Эти были самыми подлыми и презренными из всех.

Война выявляет всё самое худшее и лучшее в людях, потому что правила поведения, принятые в нормальном обществе, законы и ответственность за их нарушение более не действуют.

Дело не в том, что война меняет человека, а в том, что она показывает, кто мы есть на самом деле.

Line

Предстать перед судом

Рикардо Гарсия Виланова, сопровождавший корреспондента Би-би-си Квентина Соммервиля, смог встретиться с двумя задержанными джихадистами, которые, как он считает, держали его в заложниках, а также на совести которых пытки и убийства еще по меньшей мере 27 захваченных иностранцев.

Коти и Эльшейх, задержанные в январе курдскими ополченцами, поддерживаемыми США, отказались отвечать на его вопросы и немедленно прекратили разговор.

Пока неясно, где именно эти двое предстанут перед судом, но если их экстрадируют в США, им грозит смертная казнь.

Однако Гарсия Виланова против смертной казни для своих бывших надзирателей. Он считает, что они должны провести остаток своей жизни в тюрьме в тех же условиях, в которых они держали своих предполагаемых жертв.

*"Исламское государство" (ИГ, ИГИЛ) - джихадистская группировка, признанная террористической и запрещенная многими странами мира, включая Россию.

Новости по теме