"Мы друг в друга стреляли": как Грузия наводит мосты с жителями Абхазии и Южной Осетии

  • 11 августа 2018
грузия
Image caption Спустя 10 лет после войны осетины и абхазцы лечатся в грузинских больницах

Грузия выделяет миллионы долларов на лечение жителей отколовшихся от Грузии Абхазии и Южной Осетии и выступает с новыми инициативами в сфере образования и торговли. Но преград между жителями, живущими по разные стороны непризнанной границы, становится все больше, а видимого прогресса в решении конфликтов по-прежнему нет.

С Мариной (имя изменено) мы встретились в палате одной из тбилисских больниц. Ее привезли из Цхинвали в состоянии комы. Она - одна из сотен пациентов из Южной Осетии, которым в Тбилиси оказывают медицинскую помощь.

У Марины все еще бледное лицо, но, по ее словам, чувствует она себя уже хорошо и через день собирается домой. В Грузии она не в первый раз: несколько лет назад приезжала с маленькой дочкой, которую также доставили сюда в тяжелом состоянии.

"Я уже даже не помню, когда я впервые услышала [об этой программе]. Но [в Цхинвали] все друг друга знают, все друг другу родственники. У нас одна больница, и мы постоянно слышим - вот кому-то плохо, его отвезли туда", - говорит Марина.

"Первый раз [в Тбилиси] ехать было очень-очень страшно, но на первом месте был все-таки мой ребенок, - вспоминает она. - Я думала, к нам по-другому будут относиться: будут показывать - вот это осетинка, вот враги. Но удивило, что отношение к нам было совершенно другое".

Для нас пациент - это только пациент

Грузинские власти рассматривают подобные программы как часть стратегии по примирению разделенного конфликтом общества. Бесплатно лечиться в Грузии жители Абхазии и Южной Осетии могут вне зависимости от наличия у них грузинского паспорта или удостоверения личности.

Лечение жителей из отколовшихся регионов в грузинских больницах в рамках централизованной программы началось еще в 2009 году, и, по словам врачей, сейчас это - одно из немногих предложений грузинских властей жителям Абхазии и Южной Осетии, которое работает успешно.

На программу выделяются средства из госбюджета - "столько, сколько необходимо", но не более 15 тысяч лари (около 6 тыс. долларов) в год на каждого пациента.

Перевести из Цхинвали на подконтрольную Тбилиси территорию пациентов помогает Красный Крест.

Из Абхазии до фактической границы тяжелых и неотложных пациентов как правило довозит абхазская бригада медиков, а после их встречает уже реанимобиль, отправленный из Грузии. Если лечение плановое, абхазские пациенты добираются до врачей сами. Многим жителям Южной Осетии приходится пользоваться обходными путями через Россию и пропускной пункт Верхний Ларс.

"Когда они приезжают сюда, они знают, что здесь никто не начнет говорить о том, что было между нами или что происходит сегодня. Такого никогда не происходит ни с нашей, ни с их стороны. Потому что мы, в первую очередь, врачи, и для нас пациент, это только пациент", - говорит врач-кардиолог Арсен Квициани.

Квициани вспоминает пациента из Абхазии, которого привезли в тяжелом состоянии. Он лечился в Грузии около трех месяцев. Потом выяснилось, что он воевал против грузин в начале 1990-х. Квициани тогда сражался на другой стороне, поехав в Абхазию добровольцем.

"Он один из тех, кто приехал после этого уже самостоятельно и поблагодарил нас. Когда он вышел из тяжелого состояния, мы поговорили, у нас были с ним очень хорошие отношения. Да, когда-то мы в друг друга стреляли, но потом я его лечил, - говорит врач. - Потом я ему сказал: "А если я к вам приеду?" Он сказал мне не приезжать, потому что не может гарантировать, что я буду в безопасности".

Поставить диагноз

Число тех, кто обращался за медицинской помощью в грузинские больницы, росло год от года, но в прошлом году показатели впервые упали.

В 2017 году, согласно официальным данным, в Грузии прошли лечение 507 пациентов из Южной Осетии: это почти в два раза меньше, чем в 2016 году. Незначительно снизился поток и из Абхазии: 1137 против 1316 пациентов годом ранее.

Медея Турашвили, советник Народного защитника по правам человека в пострадавших от конфликтов регионах, связывает такие изменения с прекращением финансирования амбулаторного лечения из госбюджета.

"Были случаи, когда пациенты приезжали с тяжелым диагнозом, а потом оказывалось, что у них простой воспалительный процесс и нужно обычное лечение медикаментами, а не оперативное вмешательство. Такие пациенты уже не финансируются по реферальной программе", - говорит она.

Image caption Пациенты из непризнанных республик могут лечится в Грузии бесплатно

Финансирование таких пациентов, добавляет Турашвили, частично взяли на себя неправительственные организации.

"Многим пациентам после диагностики лечение вообще не требуется, потому что они приезжают с неправильным диагнозом, - говорит Элико Бенделиани из неправительственного Центра развития мира и гражданского общества. - Я лично считаю, что эти изменения нельзя считать позитивными для программы, потому что часто среди пациентов распространяется неверная информация, и они думают, что лечение вообще не финансируется".

Диагностические исследования оплачиваются лишь в особых случаях:, к примеру, когда существует подозрение на онкозаболевания.

Личные номера вместо паспортов

По данным грузинских властей, случаев пересечения разделительной линии с отколовшимися регионами становится все больше, несмотря на то, что продолжают возникать и новые физические барьеры между людьми, оказавшимся по разные стороны непризнанных границ.

Медицинские услуги - не единственное, ради чего жители отколовшихся регионов могут отправиться на территорию подконтрольную Тбилиси. По крайней мере, в планах грузинского правительства - расширение таких возможностей для жителей регионов.

Грузия пытается запустить программы для поощрения торговли через разделительные линии, а также упрощает доступ жителей Абхазии и Южной Осетии к образованию в вузах Грузии и за границей.

"Задачей новой мирной инициативы "Шаг к лучшему будущему" является, во-первых, улучшения положения пострадавшего от конфликта населения", - говорит в интервью Би-би-си госминистр по примирению и гражданскому равноправию Кетеван Цихелашвили.

Media playback is unsupported on your device
Спустя 10 лет: как войну в Грузии вспоминают по разные стороны границы?

Парламент Грузии уже утвердил необходимые изменения в законы, открывающие возможности для жителей Абхазии и Южной Осетии. Часть из них вступит в силу осенью, часть - с 2019 года.

Главное и принципиальное новшество этих предложений в том, что жители отколовшихся регионов смогут регистрироваться под специальным личным номером. Для этого им не нужно будет получать грузинский паспорт или гражданство, но они смогут пользоваться различными услугами: получать гранты на образование, открывать счет в банке или регистрировать автомобиль.

Часть плана предполагает создание специальных экономических пространств у границ отколовшихся регионов, где будут располагаться офисы различных структур и инфраструктура для ведения торговли.

В сфере образования предполагается расширить возможности для поступления в грузинские вузы, а также доступ к программам обучения за границей. К примеру, теперь для поступления в вузы Грузии жители Абхазии и Южной Осетии могут сдавать экзамены не только на абхазском или осетинском, но и на русском языке. А получить признание выданного в Абхазии или Южной Осетии документа об образовании можно электронно, без приезда в Грузию.

"Очедерная пиар-акция"

Несмотря на то, что эксперты пока осторожно оценивают перспективы практического применения внедряемых инициатив, в Сухуми и Цхинвали на эти планы Тбилиси смотрят с некоторым раздражением и опаской.

Глава МИД непризнанной Абхазии Даур Кове, комментируя инициативы Грузии, заявил, что лишь признание независимости Абхазии Грузией станет единственным шагом к лучшему будущему. А секретарь Общественной палаты Абхазии Нателла Акаба в беседе с агентством Sputnik, назвала планы Тбилиси очередной кампанией по демонстрации "миротворческих устремлений" Западу.

Правообладатель иллюстрации IBRAGIM CHKADUA/AFP/Getty Images
Image caption В непризнанных республиках предложения Тбилиси считают "пиар-акцией", направленной на Запад. На фото - фактическая граница Абхазии и Грузии

"Наивно думать, что интенсификация приграничной торговли, упрощение процедуры выдачи грузинских паспортов гражданам Абхазии, предоставление им неких льгот могут реально улучшить наши взаимоотношения", - сказала она.

Аналогично отреагировали на предложения Тбилиси и в Цхинвали, назвав их очередной пиар-акцией и "неуклюжей попыткой представить Грузию в глазах международного сообщества как миролюбивое государство с конструктивным руководством".

Между тем, согласно докладу Международной кризисной группы, торговля между подконтрольными Тбилиси территориями и отколовшимися регионами на неофициальном уровне развивается.

"У Абхазии и Южной Осетии для этого есть мощный экономический стимул: российская помощь - их главный источник дохода - стремительно сократилась из-за санкций, введенных после российской аннексии Крыма в 2014 году, а также ввиду падения (до недавнего времени) цен на нефть. Власти Абхазии и Южной Осетии, формально выступая с запретом торговли с грузинской стороной, рассматривают возможность для повышения торговых пошлин, чтобы за счет этого развить собственные, независимые от России, источники дохода", - говорится в опубликованном в мае 2018 года докладе.

При этом в докладе отмечаются и сохраняющиеся ограничения со стороны Тбилиси. Например, Грузия запрещает продажу товаров с абхазскими и южноосетинскими этикетками и ввоз из отколовшихся регионов российских товаров в обход грузинской таможни.

Между тем, согласно новым инициативам, произведенная в Абхазии и Южной Осетии продукция может уже появляться в торговых сетях остальной Грузии со "статус-нейтральной маркировкой", то есть лишь с указанием города или села происхождения.

Планы против реальности

Новые инициативы грузинских властей приветствовали международные партнеры Грузии. Местные аналитики пока относятся к ним более сдержанно.

По мнению исполнительного директора Кавказского дома Вано Абрамашвили, в ситуации, пока своего производства в отколовшихся регионах практически не существует, предложение о нейтральной маркировке товаров или идея создания свободных индустриальных зон у границ отколовшихся регионов, вероятно, так и останутся лишь предложениями.

Но упрощение процедур может способствовать торговле в обратном направлении, так как, например, импортные продукты в подконтрольных Тбилиси территориях стоят дешевле, чем в отколовшихся регионах, продолжает Абрамашвили.

Media playback is unsupported on your device
Российско-грузинская война 10 лет спустя. Три истории участников конфликта

Эффект от инициатив в сфере образования тоже просчитать не очень просто. Вано Абрамашвили считает, что молодежь регионов могут заинтересовать возможности продолжения образования за рубежом.

"Россия предоставляет довольно большую квоту для бесплатной учебы осетин и абхазов в своих вузах, которую они даже не могут заполнить, - говорит Вано Абрамашвили. - Тут и фактор языка, и то, что у многих живут родственники в России. Поэтому, возможно, учиться массово [в западные ВУЗы] не поедут, но у нас хотя бы появляется механизм для конкуренции, то есть для того, чтобы вывести будущее поколение, студентов, из российского пространства".

Возможность образования в грузинских вузах, скорее, заинтересует этнических грузин, которые живут в Гальском районе Абхазии и Ахалгорском районе Южной Осетии, считает Медея Турашвили, советник Народного защитника по правам человека в пострадавших от конфликтов регионах.

"Проблема в том, что у нас учеба в вузах на грузинском. Во-первых, осетины и абхазы не знают грузинского, а во-вторых - насколько они могут быть заинтересованы в получении высшего образования на грузинском с прагматической точки зрения? То есть должны быть или русскоязычные или англоязычные программы, а таких программ у нас немного", - говорит она.

"Есть обида и отчуждение"

Марина благодарна грузинским врачам, но признается, что неприязнь и осадок от событий 2008 года остается. 10 лет назад она была школьницей и вернулась в Цхинвали сразу после завершения боевых действий.

"Первое, что я увидела, - эти дома разрушенные. Весь город у меня перед глазами до сих пор, это, наверное, невозможно забыть", - говорит она.

Августовская война ударила по доверию населения Абхазии и Южной Осетии к Тбилиси, говорит Абрамашвили. По ее словам, чтобы восстановить его, делалось недостотачно. После войны ситуация из года в год ухудшается, считает эксперт: грузинское правительство настолько потеряло интерес к этому вопросу, что это отразилось и на грузинском обществе.

"Создается нарратив, что у Грузии конфликт только с Россией, а с абхазами и осетинами конфликта нет, что неправильно, потому что, на самом деле, есть огромная обида и отчуждение у этих людей", - говорит Абрамашвили.

Похожие темы

Новости по теме