Дошутились до суда: как в Барнауле живут обвиняемые за репосты во "ВКонтакте"

  • 20 августа 2018
Даниил Маркин в суде
Image caption У Даниила Маркина берут интервью до начала заседания суда

Заседание по делу о репосте изображений, признанных экстремистскими, в Барнауле начинается с того, что судья решает узнать об отношениях подсудимого Даниила Маркина с богом.

"Вы крещеный человек?" - "В детстве крестили". - "Посещали церковь до 16 лет? Не когда мама за ручку привела, а сами?" - "Нет". - "А сейчас?"- "Ну, по долгу профессии снимаю крестины в церквях". - То есть это для вас чисто бизнес, да? - уточняет судья. - А посидеть, помолиться, покаяться?"

Подсудимому, Даниилу Маркину, 19 лет, он студент колледжа искусств и подрабатывает съемками. В суд он пришел в рваных джинсах и пестрых кроссовках до щиколоток.

"Столица экстремизма"

Маркина судят по статье 282 УК России: "Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства". В картинках, которые были сохранены в его профиле "ВКонтакте", были обнаружены "признаки унижения человеческого достоинства группы лиц, объединенных по принадлежности к христианам".

Всего речь идет об 11 картинках, на которых, например, герой сериала "Игра престолов" Джон Сноу с нимбом над головой (по сюжету этот герой воскресает из мертвых), а еще изображение в иконописном стиле, где вместо лика святого - лицо самого Даниила.

Прокурор настойчиво добивается ответа, когда и по какому адресу было "совершено преступление".

"Я даже приблизительно не могу сказать", - растерянно говорит Даниил. Он почти никогда не выпускает из рук телефон; когда и где он сохранил именно эти картинки, вспомнить он не может.

Media playback is unsupported on your device
Как в Барнауле защищают мемы и тех, кто может из-за них сесть

В Барнауле, который СМИ прозвали "столицей экстремизма", подобных дел четыре только за последнее время. Первой о своем уголовном преследовании написала в "Твиттере" 23-летняя студентка Алтайского государственного института культуры Мария Мотузная. Увидев ее сообщения, рассказал о своем деле и Даниил.

Когда скандал набрал силу, стало известно еще о двоих обвиняемых за посты в соцсетях. Это 38-летний мастер по ремонту Андрей Шашерин и 33-летний активист ЛДПР из города Заринска Алтайского края Антон Ангел.

"Я начала верить, что заслуживаю этого"

"Мотузная совершила умышленные действия, направленные на унижение достоинства определенной группы лиц. Является приверженцем националистических идей..." - зачитывает прокурор версию обвинения.

Мария не может сдержать улыбку.

"Я когда это услышала, мне стало так смешно: какая я националистка? - объясняет она позже. - Я только в фильмах видела, как они выглядят: такие бритые дядьки в свастиках".

Image caption Мария Мотузная в июле написала в "Твиттере" про свое дело. Так о барнаульских делах за репосты стало известны широкой публике

Мария, по мнению следствия, ущемила одновременно православных и негроидную расу. На каждый пункт - по две картинки.

Православных, по версии следствия, унизило изображение человека, похожего на Иисуса, который выдувает сигаретный дым через рану в руке, и крестный ход по грязной дороге, сопровождавшийся подписью о бедах России.

Негроидную расу Мария, по мнению следователей, оскорбила картинками про чернокожих детей с шуточными подписями.

До того как стать обвиняемой по делу об экстремизме, Мария планировала много ездить за границу. В Испанию - потому что любит все испанское и учит язык; в Китай - потому что там ей предложили работу.

"Я собиралась уже делать визу, все документы на руках были - и все рухнуло. Путь за границу мне заказан", - рассказала она.

Сейчас она говорит, что уехала бы из России куда угодно, но в ближайшем будущем это у нее не получится. Пока шло следствие, она смогла съездить отдохнуть только на один из курортов родного Алтайского края - и то, после того как "отпросилась" у следователя.

"Я год назад смотрела в прямом эфире суд над блогером Соколовским: по тем же статьям, с тем же адвокатом. Тогда даже не могла подумать, что это доберется до меня. А теперь уже Соколовский снимает про меня видео", - говорит Мария Мотузная.

По ее словам, теперь, когда о ее деле пишут федеральные российские СМИ и на суд в Барнаул приезжают десятки журналистов, ей стало немного легче.

"Я как-то уже свыклась с мыслью, что я нехороший человек, заслуживающий наказания. Я ведь общалась только со стороной обвинения, и моя адвокат тоже работала на полицию (у Мотузной некоторое время была адвокат по назначению. - Би-би-си). Я начала верить, что заслуживаю этого", - рассказала она.

"Гораздо легче, когда знаешь, что все за тебя. У меня появилась надежда - такая огласка, что даже "ВКонтакте" уже начинают писать оправдания. Я представить не могла, что я, девочка из Барнаула, могу вызвать такой фурор", - добавила Мотузная.

Втроем на одном диване

Пожар уничтожил дом семьи Шашериных в марте 2017-го. А спустя год - почти день в день - к ним домой пришли следователи и увезли на допрос отца семейства Андрея. Там ему предъявили обвинения в экстремизме и оскорблении чувств верующих.

На странице Андрея нашли знаменитый мем по следам скандала с дорогостоящими часами патрирха Кирилла, которые были заретушированы на его официальной фотографии. На картинке Иисус спрашивает у главы РПЦ, сколько времени, намекая на "исчезнувшие" часы, а патриарх нецензурно огрызается.

Согласно экспертизе, именно нецензурный ответ нарушает нормы религиозной этики.

В вину Шашерину вменяют репост пародийного объявления, якобы от лица священника, обещающего покрестить домашних животных и тем самым обеспечить им вечную жизнь с хозяином, под картинкой - подпись: "Пойду кота обрадую".

Здесь экспертиза нашла "представление обрядов и таинств от имени мнимого священнослужителя, цинично искажающих смысл таинства Крещения".

"Циничное, карикатурное сравнение обряда христианского Крещения с обрядом языческого родноверческого Водокреса" эксперты увидели в фотографии мужчины, купающегося в проруби в виде свастики. Это изображение сопровождалось фразой о том, что за основу обряда крещения якобы был взят водокрес.

После того как, дом сгорел, семья переселилась в 12-метровую комнату в четырехкомнатной коммуналке. Комнату взяли в ипотеку еще до всех событий: вложили в это полученный материнский капитал. "Как там Шувалов говорил? "Смешно, что люди покупают такое жилье", - криво улыбается Андрей.

Спят Шашерины на одном диване втроем. Когда в марте в квартиру вошли следователи, пятилетний сын Дима от страха спрятался под одеяло: больше в комнате укрыться было негде.

Шашерин говорит, что оперативники пытались надавить на него, упирая на то, что из-за его действий может пострадать сын: "[Те], кто меня брал, шантажировал, что в детском саду ребенок узнает, что его папа - экстремист, уголовник".

"Хотели, чтобы я подписал что им нужно, что они под диктовку пишут. Я подписал. В тот момент я находился в стрессовой ситуации. Первый раз у меня привод в полицию, я никогда не нарушал закон. А они говорили, что из кабинета уеду прямо в СИЗО, если не буду сотрудничать", - рассказал мужчина.

Он отказался от признательных показаний уже на втором допросе, но было поздно: уголовное дело возбудили.

В отличие от Марии и Даниила, Андрей постоянно в соцсетях не сидит и говорит, что последнее время вообще туда не заходит. Пароль от своей страницы "ВКонтакте", по его собственным словам, он потерял еще в 2012 году и картинки, в которых нашли состав преступления, впервые увидел, когда его знакомили с экспертизой.

"Каких я взглядов? Я справедливых взглядов, - угрюмо говорит он. - Если я вижу несправедливость, разве я могу быть каким-то патриотом и любить государство? Либо ты бежишь к телевизору и целуешь Путина, либо видишь, как мы Сирии помогаем. А нам государство 9 тысяч рублей выделило после пожара, вот и вся помощь".

Image caption Шашерины втроем живут в 12-метровой комнате. Именно сюда в марте пришли следователи

Холодильник, стиральную машину, плиту - после пожара все пришлось покупать в кредит. Теперь Андрею заблокировали кредитные счета.

Все, кого обвиняют по экстремистским статьям, оказываются в списке Росфинмониторинга. Целью закона, на основании которого он возник, является борьба с финансированием терроризма и отмыванием доходов. Однако в настоящее время туда попадают люди, которым предъявлены обвинения в экстремизме.

Закон позволяет блокировать счета таких людей, не дожидаясь решения суда. "Перечисляются деньги, а на кредитный счет они не приходят: он же заблокирован. Ему [Андрею] штрафы, пени начисляются. Месяца четыре бегал, решал вопросы", - вспоминает Елена.

Пару месяцев назад Андрей пытался устроиться на официальную работу. Но его не взяли из-за того, что он не может завести счет ни в одном банке. Так что Андрей - ремонтник по профессии - зарабатывает неофициально частными заказами, которые часто срываются, потому что Андрея внезапно вызывают к следователю.

На адвоката денег тем более нет. От одного защитника по назначению Шашерин отказался, но и от другого - тоже государственного - не в восторге: линию защиты обвиняемый пытается вырабтать сам, сидя до ночи за уголовно-процессуальным кодексом. Он надеется, что ему смогут помочь с защитой "Агора" или "Мемориал".

В рамках расследования Шашерина могут отправить в психиатрическую больницу - чтобы проверить на вменяемость. Проверка может идти до 90 дней. Шашерин с женой надеются этого избежать.

"У нас и кроме ипотеки платежей достаточно: и квартиру, и садик, и кредиты - на 20 тысяч ежемесячно. Если его положат в больницу и он работать не сможет, все это ляжет на меня, а я столько не зарабатываю", - говорит Елена.

А ее муж боится, что там у него действительно "найдут" какое-то заболевание. Он даже сделал независимую психиатрическую экспертизу, чтобы защититься в суде.

Борец с сионистами

Четвертый обвиняемый в экстремизме - активист ЛДПР Антон Ангел - тоже уверяет, что изображения, за которые его преследуют, он не публиковал. При этом своей страницей "ВКонтакте" он пользуется активно и пароль от нее он помнит.

Более того, Антон Ангел сам до недавнего времени активно искал и обличал "экстремистов" в интернете. Он, например, объясняет, что написал заявление с требованием запретить паблик "Сион", где публикаются посты от имени неких евреев, радующихся проблемам "гоев" и тому, как они смогли их нагреть во время очередного удачного "гешефта".

Активист ЛДПР уверен, что за пабликом стоит реальная ненависть к русским. По его словам, сам он не против евреев и "с четвертого класса дружил с девочкой-еврейкой".

Image caption Антон Ангел (слева) вместе с другими обвиняемыми выступил на пикете в защиту свободного интернета в Барнауле

Требование признать группу экстремистской не мешало Антону Ангелу регулярно репостить сообщения из "Сиона". Он считает это способом привлечь внимание к проблеме.

"Недавно в [алтайском городе] Заринске произошли насильственные действия молодых парней над мальчиком в возрасте меньше 10 лет. Как вы эту новость еще отметите, если не прорепостите ее или не нажмете сердечко? А некоторые эксперты к сожалению трактуют это как то, что вам эта новость понравилась. Может такая новость понравиться? Репост - это, скажем так: "Обратите внимание!".

С этой целью, по его словам, он и репостил "Сион", которым пестрит его лента: чтобы граждане и правоохранители обратили внимание, а не с каких-то там антисемитских позиций.

Следствие в отношении Антона Ангела еще идет. Адвокаты Даниила Маркина добились назначения независимой экспертизы изображений, поэтому суд отложен до октября.

31 августа суд заслушает апелляцию Андрея Шашерина на решение отправить его на психиатрическое обследование. Если он ее проиграет, то отправится в психиатрическую больницу.

На слушания дела Марии Мотузной не приходят ключевые свидетельницы, обнаружившие "ВКонтакте" оскорбительные изображения и написавшие на нее заявление. Защита требует их допросить, из-за чего суд переносится.

Тем временем из других регионов ежедневно приходят новости о новых уголовных делах за репосты.

"Это у вас образ жизни такой?"

Во время перерывов в слушаниях Даниил Маркин постит истории для Instagram из судебной столовой. "Как будто это [дело] так, его не касается", - посмеиваются защитники.

Прокурор просит студента рассказать о тех картинках, которые вошли в дело:

- Я не хочу, чтобы вы тут нецензурно выражались... Но они какого плана были?

- У меня в альбоме больше тысячи сохраненных фотографий, - начинает объяснять Даниил.

- Я сейчас говорю конкретно про то, в чем обвиняют. Что это для вас было?

- Это для меня ничем не отличалось от других картинок.

- То есть это у вас образ жизни такой, если вы не понимаете? Стиль жизни такой?

За день до этого заседания на одной из центральных площадей Барнаула - площади Свободы, - под монументом жертвам политических репрессий около ста человек (преимущественно молодых) собрались на митинг в защиту свободы интернета, своего "стиля жизни" и среды обитания.

Слово давали всем желающим. Звукоусилительной аппаратуры не было, и те, кто хотел выступить, просто вставали на постамент памятника.

Кто-то зачитывал положения из Конституции о свободе совести. "Мне 17 лет. Представьте, какое положение в стране, если люди моего возраста начинают ходить на митинги!" - почти кричал толпе парень с выбритыми висками в черной футболке с желтыми буквами "Буду быть".

"Я ни разу не была на митинге, даже не представляла как это все происходит. И я подумала, что это - момент, когда пора начать", - призналась корреспонденту Би-би-си миниатюрная девушка в черном платье.

Некоторые из тех, кто впервые вышел на протест, на следующий день отправились и в суды поддерживать обвиняемых - тоже в первый раз в жизни.

Новости по теме