"Трудно разобраться": что в Москве сказали о выводах Лондона об отравлении Скрипалей

  • 5 сентября 2018
подозреваемые Правообладатель иллюстрации PA
Image caption В отравлении Сергея Скрипаля подозревают россиян Александра Петрова и Руслана Боширова - но, возможно, это вымышленные имена

В Кремле заявили, что не понимают, какой сигнал посылает британская сторона заявлением об участии российской военной разведки в отравлении экс-шпиона Сергея Скрипаля. Российские чиновники и депутаты в один голос выражают недоверие выводам британского расследования.

Скотленд-Ярд и британский премьер Тереза Мэй в среду рассказали о новых выводах расследования об отравлениях веществом "Новичок" в Великобритании. Лондон считает, что убить Сергея Скрипаля и его дочь попытался бывший работодатель шпиона - Главное управление генштаба вооруженных сил России, более известное как ГРУ.

В Лондоне также назвали имена двух россиян, которых подозревают в причастности к отравлению Скрипалей - это российские граждане Александр Петров и Руслан Боширов. Их имена, как предполагает полиция, могли быть вымышленными. Тереза Мэй, обращаясь к парламенту, заявила, что по данным британских спецслужб, Петров и Боширов - кадровые сотрудники российской военной разведки, ГРУ.

Мужчинам предъявят обвинение в сговоре с целью убийства в Солсбери с помощью отравляющего газа. Как сообщила Королевская прокуратура Британии, на арест россиян был выдан европейский ордер. Запрос об их экстрадиции из России британские власти подавать не будут, поскольку, как и в случае с отравлением Александра Литвиненко, с высокой долей вероятности получат отказ с формулировкой "российская конституция не позволяет выдавать российских граждан".

Петрова и Боширова считают основными подозреваемыми и в деле об отравлении "Новичком" в Эймсбери. Тогда 45-летний Чарли Роули нашел коробку духов и подарил ее своей подруге, 44-летней Дон Стерджесс. Позже она скончалась. Роули попал в больницу с тяжелым отправлением, но в итоге выжил.

Британские власти еще весной заявили, что возлагают ответственность за отравление Скрипалей на Россию. Москва какую-либо причастность к инциденту в Солсбери отрицает и обвиняет Лондон в нежелании проводить совместное расследование. Такой же риторики российские чиновники предпочли придерживаться и на этот раз.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России

"С самого начала этой истории российская сторона была готова к сотрудничеству, но получала или отказ, или молчание в ответ".

Юрий Ушаков, помощник Владимира Путина

"Мы услышали или увидели две фамилии, но эти фамилии мне лично ничего не говорят, как и вам, я думаю. Тем более там был еще комментарий по линии Скотленд-ярда, что эти фамилии якобы вымышленные. Я не понимаю, для чего это было сделано и какого рода сигнал посылает британская сторона. Трудно разобраться. Эти данные - это не данные, а непонятно что".

Мария Захарова, официальный представитель МИД России

"Опубликованные в СМИ имена, как и фотографии, нам ничего не говорят. Вновь призываем британскую сторону перейти от публичных обвинений и информационных манипуляций к практическому взаимодействию по линии правоохранительных органов. Многочисленные соответствующие запросы от российской стороны у Лондона имеются".

"Расследование настолько серьёзных преступлений, о которых неоднократно заявляли в Великобритании, требует самой тщательной работы, скрупулезного анализа данных и плотного взаимодействия".

Александр Куренной, представитель генпрокуратуры

"Рассчитываем все же получить материалы с доказательной базой, которой, со слов наших зарубежных коллег, они располагают. В том числе о возможной причастности к покушению на жизнь Скрипалей неких российских граждан".

Александр Шульгин, постпред России при Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО)

"Мы уже заявили, что есть только единственный способ для того, чтобы разрешить эту ситуацию — надо вернуться в правовое поле Конвенции по запрещению химического оружия. Если у одного государства-участника есть вопросы к другому государству-участнику, в данном случае у британцев к России, пожалуйста, есть вариант проведения консультаций. Не хотят англичане с нами напрямую консультироваться, очень гордые. Пожалуйста, опосредованно через техсекретариат (ОЗХО) или другие органы ОЗХО".

Дмитрий Новиков, первый зампред комитета Госдумы по международным делам

"В "деле Скрипалей" уже столько несоответствий, передергиваний и странностей, что всякая новая информация воспринимается с еще большим скепсисом, чем предыдущая".

"При наличии доброй воли совместными усилиями, возможно, удалось бы докопаться до истины. А если такого желания не будет у наших британских коллег, то это означает только одно - что дело шито белыми нитками, и доверять какой-либо информации, появляющейся в СМИ, очень и очень тяжело".

Дмитрий Ковтун, бизнесмен, один из главных подозреваемых по делу об отравлении Александра Литвиненко

"Уверен, что происшедшее в Солсбери - это чисто британская провокация, и мы должны понимать, что Лондону не нужны никакие доказательства, и никто, особенно российские представители, никогда не будут допущены к материалам британского расследования. В этой ситуации Лондон может говорить все, что ему угодно".

Андрей Луговой, депутат Госдумы, один из главных подозреваемых по делу об отравлении Александра Литвиненко

"До тех пор, пока Великобритания не начнет взаимодействовать с правоохранительной системой России по этому вопросу, все, что заявляется в Лондоне, иначе как провокацией назвать нельзя".

"Учитывая, что шума вокруг отравления Скрипалей было слишком много, градус антироссийской истерии Лондону надо держать на соответствующем уровне".

Новости по теме