"Мы устраивали совместные ужины". Как россияне и американцы общаются на МКС

  • 12 сентября 2018
МКС Правообладатель иллюстрации Joel Kowsky/NASA/Getty Images
Image caption Космонавты из одного экипажа часто знакомы с семьями друг друга

Комиссия "Роскосмоса", расследующая причины появления отверстия в российском корабле "Союз МС-09", определилась с приоритетной версией, сообщила в среду газета "Коммерсант" со ссылкой на высокопоставленные источники.

По данным издания, основная версия комиссии - преднамеренные действия американских астронавтов. Они якобы пытались спровоцировать преждевременную доставку экипажа на землю из-за болезни одного из астронавтов.

"Доступ в наш корабль возможен только с разрешения нашего командира, но исключать несанкционированный доступ американцев мы не можем", - сказал источник газеты, причастный к работе МКС.

"Роскосмос" уже обратился в НАСА с просьбой оказать содействие в расследовании - у американцев запросили копии записей с видеорегистратора, а также все медицинские показания астронавтов. Шансы на их получение крайне малы, поскольку эти сведения относятся к врачебной тайне, признался один из собеседников издания.

На материал "Коммерсанта" отреагировал глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин.

"Распространение домыслов и слухов вокруг происшедшего на МКС не помогает работе экспертов "Роскосмоса" и направлено на подрыв товарищеских отношений в коллективе космической станции. До завершения работы специальной комиссии любые утверждения со ссылкой на "источники" неприемлемы," - написал он в "Твиттере".

Ранее астронавт и командир Международной космической станции (МКС) Эндрю Фойстел в интервью телеканалу CBS заявил, что экипаж не имел никакого отношения к происшествию на орбите.

Правообладатель иллюстрации Sergei Savostyanov/TASS/Getty Images
Image caption Американский астронавт категорически отрицает причастность своей части экипажа к ЧП на МКС

"Единственное, что сделал экипаж - это адекватно отреагировал, следовал экстренным процедурам, в конце концов обнаружил местоположение утечки и заткнул отверстие," - сказал он.

Позицию астронавтов подтвердила Би-би-си представитель НАСА по связям с общественностью Стефани Ширхольц.

"Сейчас мы вплотную работаем с комиссией "Роскосмоса" относительно анализа того, что именно стало причиной образования бреши, и НАСА всячески поддерживает эту работу и приветствует и быструю способность к восстановлению со стороны российских партнеров, и те усилия, которые они прилагают, чтобы идентифицировать причину образования бреши. Мы работаем в тесной кооперации не только с россиянами, но и со всеми нашими партнерами по МКС и исследуем каждое действие, которое происходило в космосе, чтобы убедиться в том, что каждый находящийся в космосе - в безопасности", - заявила она.

30 августа на одном из модулей МКС была зафиксирована утечка воздуха. Обследовав все модули, экипаж выявил микротрещину в бытовом отсеке пилотируемого корабля "Союз МС-09" и с помощью ремкомплекта провел работы по устранению неполадки, сообщала пресс-служба "Роскосмоса".

По горячим следам было выдвинуто несколько версий, в том числе попадание микрометеорита и производственный брак (якобы отверстие было просверлено еще при производстве корабля). Специалисты, опираясь на документацию и снимки, установили, что дыра образовалась не с первой попытки - вокруг нее видно несколько следов от сверла.

Если версия о причастности к происшествию американской части экипажа, которая считается приоритетной, подтвердится, то по российско-американским отношениям в космосе будет нанесен сильнейший удар, отмечалось в статье "Коммерсанта".

Русская служба Би-би-си спросила у космонавтов, которые в прошлым провели месяцы на орбите в составе международных экипажей, о том, как строятся отношения между россиянами и американцами в невесомости.

Андрей Борисенко, летчик-космонавт (337 суток 08 часов 56 минут на орбите)

"Во всех экипажах, в которых я летал, обо всех ребятах, с которыми мы вместе работали, наверху, на станции, у меня остались прекрасные впечатления. Экипаж на борту, как правило, работает дружно. Мы выполняем программу полета.

Несмотря на то, что мы трудимся на своих национальных сегментах, все эти программы полета скоординированы национальными центрами управления полетами, чтобы они не противоречили друг другу.

Есть ряд экспериментов на американском сегменте, в которых участвуют российские космонавты. И наоборот, в некоторых экспериментах у нас привлекаются наши зарубежные коллеги.

Что касается "климата" на станции - и космонавты, и астронавты - это, как правило, люди строго мотивированные на выполнение той задачи, ради которой они находятся в космосе. И мы все прекрасно понимаем, что мы все работаем одной единой командой и успех этой работы зависит от слаженности и взаимопонимания на борту.

Мы всячески стараемся поддерживать хороший моральный климат на борту. Например, во время моих экспедиций мы всегда практиковали не только какое-то общение в течение дня, но и совместные ужины по субботам, воскресеньям. Один день мы проводили на нашей кухне, на российском сегменте, другой день мы проводили на американском сегменте.

Кроме этого, экипаж приступает к подготовке в составе своей экспедиции примерно за 1,5 - 2 года до начала самой экспедиции. Мы стараемся тренироваться как единая команда, тем более, что в случае возникновения какой-то внештатной ситуации, будь то разгерметизация, пожар или загрязнение атмосферы токсичными газами - в этом случае успех выживания экипажа и сохранения станции зависит от действий каждого члена экипажа. Они отрабатываются до автоматизма. Отлаживается координация еще на Земле в процессе наших подготовок.

Правообладатель иллюстрации Paolo Nespoli/ESA/NASA/Getty Images
Image caption Научные программы экипажей МКС из разных стран координируют между собой

Кроме того, мы достаточно хорошо знаем друг друга не только в рабочей обстановке, но и в неформальной. Мы стараемся познакомиться с родными и близкими всех наших коллег, членов экипажа. Знаем мужей, жен, детей, друзей. И если позволяет возможность - а иногда такая возможность есть - проводим совместно какие-то семейные праздники.

Мы, естественно, можем перемещаться по станции в любой модуль при необходимости - либо служебной, либо личной. Либо просто захотелось развеяться. Но есть сложившаяся практика, неписанная. Аппараты, на которых мы прилетели - будь то российские аппараты "Союз" или, например, американские корабли "Шаттл", когда они были - мы посещаем после того, как получим "добро" от командира соответствующей миссии.

Наши американские коллеги, если у них было желание или необходимость залететь в "Союз", подлетали к нам и говорили: "Нам вот нужно залететь в "Союз" - не возражаете?" "Да, конечно, пожалуйста."

Точно также, когда еще прилетал "Шаттл", наши коллеги сказали: "Вы можете в любой момент подлететь на "Шаттл" и посмотреть все, что вам нужно, все, что вам интересно". Тем не менее, если мы хотели это сделать, мы подлетали к американскому командиру и спрашивали у него, нет ли возражений.

Дело не в закрытости или в каких-то особых условиях. Дело в том, что по кораблю более глубокую подготовку проходят командир корабля и бортинженер. И естественно, так как корабль служит не только для доставки экипажа на орбиту, он еще и корабль-спасатель, то он всегда должен быть в полной боевой готовности. Места на кораблях не так уж много.

Возможность случайно совершенно зацепить какой-то переключатель, что-то переключить, существует. Чтобы этого избежать, существует сложившасяся практика - неформального разрешения командира или бортинженера. Это касается только кораблей. В остальных модулях перемещение свободное."

Александр Лазуткин, летчик-космонавт (184 суток 22 часа 07 минут, во время полета произошел пожар на станции "Мир" и разгерметизация станции в результате столкновения с кораблем "Прогресс")

"Отношения "там" и "здесь" немного отличаются. Там - более человечные и лишенные политической подоплеки, а здесь мы все погружены в какую-то политику. Языкового барьера тоже нет - американцы говорят по-русски, они сдают экзамены по русскому языку нам, нашей стороне, а русские сдают английский американской стороне.

Правообладатель иллюстрации Sergei Savostyanov/TASS/Getty Images
Image caption На орбите политики меньше, чем на земле - говорят космонавты

Корабль - это наша спасательная шлюпка. В случае чего, экипаж должен туда очень быстро эвакуироваться. Он точно не закрыт. Такого запрета, что туда ходить нельзя - я не слышал. И зачем ходить в корабль, в котором в принципе нет работы? Туда иногда заглядывает командир или бортинженер - какие-то параметры снять, посмотреть, все ли хорошо - но особого интереса он не представляет.

Когда мы были, у нас и пожар был, и столкновения были. В это время у нас там были и немцы и американцы. Я помню, что смотрел со стороны на работу экипажа и поражался - как слаженно все действуют. Сказали искать огнетушитель - все ищут огнетушитель, никто не спрашивает, зачем и почему.

Одна из версий нынешних событий действительно может быть такой - человеческий фактор. Но это очень чувствительная версия, здесь надо быть осторожнее. Все сделано как по Агате Кристи, как будто человек понимал: "Я вот тут дырку просверлю, маленькая дырочка, давление будет медленно падать. Это потом отсек сгорит в плотных слоях атмосферы, никто не узнает, а я раньше вернусь домой".

Но мне трудно себе представить, чтобы кто-то попытался так вот специально в здравом уме просверлить дырочку туда, наружу. Это страшно - ты просверливаешь дырку, там вакуум. В сознании человека четко есть эта граница, что за этой тоненькой стеной - вакуум и смерть. Крайне маловероятно, но от этого версия не теряет актуальности и ее надо рассматривать".

Максим Сураев, летчик-космонавт, депутат Госдумы (334 суток 12 часов 10 минут на орбите)

"Все зависит от программы полета, все зависит от того, какие эксперименты они проводят. Есть программы пересекающиеся, есть программы отдельные. Вне работы общение между экипажами, естественно, есть. Атмосфера дружелюбная.

Чтобы попасть на российский корабль, нужно разрешение командира. Туда может пройти американский бортинженер. У нас, когда летали "Шаттлы", российских космонавтов никто не готовил как бортинженеров. Поэтому без разрешения запрещалось ходить туда. А так бортинженер корабля - твоя правая рука, которая помогает и участвует в космическом полете, кто ему может запретить ходить?"

Похожие темы

Новости по теме