Универ глазами мамы: как мы отвозили ребенка на учебу в другой город

  • 23 сентября 2018
Загруженный багажник Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Вот так примерно мы и были загружены. Правда, вещей у нас было больше.

Университет - дело нужное и необходимое. В него мало поступить, до него надо еще и доехать.

Машина была набита под завязку. Честно говоря, я вообще сомневалась, что нам удастся увезти все намеченные тюки и корзины.

Багажник был заставлен тремя огромными сумками (такими пользовались "челноки", привозившие в Советский Союз времен перестройки товары из Турции и Китая) с одеждой.

На заднем сиденье сидели мои две дочери-близнецы. Между ними стояли две пластиковых коробки объемом в 35 литров каждая с канцелярскими товарами и кухонной утварью. Еще по одной такой же коробке покоилось у них на коленях.

На переднем сиденье сидела я. В ногах у меня был как-то пристроен чемоданчик-косметичка с кремами, тенями для век, тушью для ресниц и лаком для ногтей.

Сбоку в щиколотку упиралась сумка с компьютером и многочисленными зарядками, причем подвинуть ее хотя бы на сантиметр не представлялось возможным, поскольку там же были сложены какие-то пакеты с консервами и снедью первой необходимости.

На коленях у меня лежал тюк, состоявший из одеяла, подушек, пледа и полотенец.

Единственным человеком, не обремененным вещами, был водитель (наш приятель, героически согласившийся участвовать в этом "великом переселении народов"), который практически сразу сообразил, что дело это будет совсем нелегким, но отказаться, как человек благородный, уже не мог.

Мы отвозили ребенка на учебу в университет славного города Винчестер, в полутора часах езды от Лондона.

Могло быть хуже

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Не совсем понятно, чем иллюстрировать эту историю, так что вот вам виды города Винчестера. Это - знаменитый собор теплым летним вечером. Не Солсбери, конечно, но тоже ничего.

Эта моя дочь - существо обстоятельное и к сборам на учебу отнеслась серьезно.

Дело в том, что английские университеты предоставляют первокурсникам комнаты, в которых есть кровать, стол, стулья, шкаф, но больше ничего.

То есть постельные принадлежности, кастрюли, сковородки, ножи, тарелки, настольные лампы и прочие жизненно необходимые для комфорта предметы следовало доставлять самим.

Я, как могла, пыталась ввести этот процесс в приемлемое русло, но сумела лишь примерно на четверть уменьшить количество нарядов.

Всю дорогу меня терзали опасения, что мы окажемся единственной компанией с таким количеством поклажи, а все остальные будут легко и элегантно взбегать по ступенькам общежития с сумками с ноутбуками через плечо, с небольшими чемоданчиками в одной руке и стаканчиком кофе - в другой.

Опасения растаяли, как утренний туман, в ту же секунду, как мы въехали на территорию университета.

Караваны родственников

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Через Винчестер протекает речка Итчен. Мостики, старые здания... Все-таки первая столица Англии как-никак.

На университетской парковке рядами стояли машины, из которых с большим трудом выбирались родители, пытаясь одновременно сохранить чувство собственного достоинства, не потревожить неустойчивые конструкции из коробок и чемоданов и не упустить из виду своих отпрысков, радостно скакавших в сторону главного корпуса, где выдавали ключи от комнат.

Родители обменивались понимающими взглядами и кривыми улыбками. Было очевидно, что сомнениями и опасениями терзалась не только я.

Окончательно я успокоилась после того, как увидела заселение одной студентки. О, это была процессия, достойная "1001 ночи", как караван какого-нибудь Синдбада: первой шла сама виновница торжества с пластиковой сумкой в одной руке и настольной лампой в другой.

За ней вышагивал красный от натуги папа, который тащил огромное стоячее зеркало в металлической раме. Далее следовали две родственницы женского пола с картонными коробками, из которых торчали упаковки с утюгом, какими-то кастрюлями и непонятными деревянными палочками. К сожалению, мне не удалось понять, что это такое.

Следом вприпрыжку бежал младший брат (или племянник), тащивший солидного размера бумбокс.

Процессию завершали два молодых человека. Им было тяжело: каждый из них тащил за собой по два огромных чемодана на колесиках.

Учитывая, что университет Винчестера располагается на довольно крутом холме, волочить всю эту роскошь приходилось в гору.

Неделя для "свеженьких"

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Вид на центр города с холма Сент-Джайлз. Университет отсюда неподалеку. Впрочем, в Винчестере все неподалеку. Столицей он перестал быть еще в XII веке, а статус второго по значимости города страны потерял в XIV веке.

Первую неделю после заселения первокурсники не учатся. Для того чтобы молодняк освоился и завел друзей, организуются специальные мероприятия, типа поесть, выпить и потанцевать.

Мой ребенок честно обещал, что постарается не слишком отдаваться сомнительным удовольствиям, хотя и добавил: "Мам, ну ты же понимаешь, что хотя бы один раз на этой неделе я все равно напьюсь!"

Поскольку во всех своих действиях я пытаюсь (не всегда успешно) руководствоваться здравым смыслом, то я повторила основные правила потребления алкогольных напитков и снабдила чадо таблетками от головной боли.

На днях на мой вопрос, как там у нее дела, ребенок откликнулся короткой эсэмэской. Текст состоял из повторенного два раза слова "ОК", которое она в обоих случаях умудрилась написать с ошибкой.

Радость со слезами на глазах

Правообладатель иллюстрации Basher Eyre
Image caption А это главный корпус университета в дождливый-предождливый день. Я таким пустынным это место никогда не видела, но в такой ливень удивляться, наверное, не стоит. Кстати, видна та самая холмистость. Это здание - в самом низу, общежития - на самом верху, все остальное - посередине.

По большому счету, я должна радоваться. В конце концов, последние шесть лет мою голову занимала одна единственная мысль: как сделать так, чтобы мои девицы, к сожалению, страдающие диспраксией, все-таки просочились через школьную систему (мало приспособленную к людям со всякими отклонениями) и переползли в университеты (в которых отношение к таким студентам уже совершенно иное).

Недавно я попыталась сосчитать, сколько денег я отдала многочисленным репетиторам. Получилось, что я запросто могла бы купить себе на эту сумму какой-нибудь навороченный "мерседес".

О том, какое количество времени и нервов было потрачено мною на то, чтобы хоть как-то впихнуть им в головы хотя бы азы химии и биологии, сколько истерик я погасила, сколько психотерапевтических сеансов под девизом "не единым дипломом живы люди" я провела, говорить вообще не приходится.

То есть все это время и я, и мои крошки работали именно на такой результат: поступление в университет.

Результат достигнут. Мне бы радоваться и ликовать, но пока не получается.

Новая реальность

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Свод собора изнутри. Великолепный образец готической архитектуры. Кстати, церемония выдачи дипломов происходит именно тут. Не на потолке, конечно, а в соборе.

Самым тяжелым моментом переезда дочери стало прощание с сестрой. Ну, меня она, конечно, поцеловала, промямлила что-то вроде того, что буду скучать и так далее.

Но вот потом…

Полагаю, что понять, что с ними происходило, могут только те люди, которые и сами являются одинаковыми близнецами. Мои девицы всегда были вместе, начиная еще с внутриутробного состояния.

Они ругались, они мирились, они вместе смотрели телевизор и ходили в гости, мы всегда вместе ездили в театр и на выставки. Долгие годы они спали в одной комнате, а когда расползлись по разным, то утро начинали с переговоров по WhatsApp.

Почему они решили поступать в разные университеты, я до сих пор не знаю. Правда, мне было сказано, что, мол, так гораздо лучше, потому что рано или поздно им придется жить самостоятельно и привыкать как-то надо.

Однако, похоже, что ни одна, ни вторая толком и не представляли, во что это выльется.

Попрощавшись со мной, наша студентка подошла к сестре, и они буквально рухнули друг другу в объятия (они практически никогда не обнимались!) и замерли трагической скульптурной группой, вцепившись друг в друга, как утопающий за последнюю доску.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption А это - дикие пони в Новом лесу (New Forest). Вы же понимаете, что если он называется "новым", то на самом деле является одним из самых древних. Это - тоже в графстве Хэмпшир, неподалеку от Винчестера.

Они даже и не плакали, хотя глаза у обеих были полны слез, и ничего не говорили. В этот момент я поняла, что сейчас разревусь сама, и поспешила отвести взгляд. Наконец, девицы оторвались друг от друга. "Ну, иди", - сказала одна. "Все, я пойду," - сказала другая.

Она медленно пошла вверх к дверям своего нового жилища. Вторая, смахнув слезу, быстро села в машину и сказала: "Давайте поедем побыстрее".

По дороге я, как могла, заговаривала ей зубы, хотя, честно говоря, заговаривала я их главным образом себе.

Опустевший дом

Правообладатель иллюстрации DonaldMorgan
Image caption И еще одна идиллическая картинка из Нового леса. Там действительно так красиво.

Новая реальность накинулась на нас сразу после того, как мы вернулись домой. Комната нашей студентки была пуста, кровать смята, на полу валялись какие-то коробки и отвергнутые наряды, но каким-то непонятным образом она сразу потеряла жилой дух.

Второй ребенок какое-то время стоял в дверях сестриной комнаты, а потом все-таки не выдержал и разрыдался: "Мне так одиноко, мне уже никогда-никогда не будет так, как раньше! Я думала, что тяжелее всего будет с нею прощаться, но сейчас мне гораздо хуже, потому что тут так пуууусто!"

Призвав на помощь всю свою силу воли, чтобы не зарыдать с нею в унисон, я стала, как могла, уговаривать ее, что, мол, делать нечего, они теперь взрослые и должны привыкать жить самостоятельно, что один этап жизни закончился и наступил другой, что перемены всегда непросты, но необходимы, и прочие банальности, которые были призваны успокоить ее не столько содержанием, сколько интонацией.

Наутро я автоматически заглянула в опустевшую комнату. На кровати лежала грустная собака. Теперь ей тоже придется привыкать к тому, что членов семьи стало меньше.

А я все время мысленно встряхиваю себя и повторяю: "Но ты же этого сама хотела! Но это так, как и должно быть! Перестань страдать, черт тебя побери!"

Но глаза все равно наполняются слезами. Дура я, дура!

Новости по теме