Маяковский, Сальвадор Дали, Фрида Кало: любовь и секс как двигатели искусства

  • 1 ноября 2018
Картина Фриды Кало "Раненый олень" Правообладатель иллюстрации MCA Chicago
Image caption Картина Фриды Кало "Раненый олень" (1946) - отражение тяжелых мучительных отношений художницы с ее мужем Диего Ривера

Фрида Кало и Диего Ривера, Варвара Степанова и Александр Родченко, Владимир Маяковский и Лиля Брик - творческие и не только творческие связи между составляющими эти пары художниками широко известны и хорошо описаны.

Другие пары - как например Федерико Гарсиа Лорка и Сальвадор Дали - остаются предметом теорий, слухов и догадок, но интригуют от этого ничуть не меньше.

Свыше 40 пар самых известных художников первой половины ХХ века, их любовные и сексуальные связи как двигатели искусства стали предметом проходящей в лондонском культурном центре Barbican выставки "Современные пары: искусство, интим и авангард".

Вот некоторые из наиболее интересных пар и иллюстрирующие их связи экспонаты выставки.

Фрида Кало и Диего Ривера

Диего Ривера и Фрида Кало были связаны друг с другом всю жизнь. Они познакомились в 1922 году: ей было 15, ему 37.

Через три года, угодив в аварию в автобусе, она осталась инвалидом на всю жизнь. В 1927 году Ривера увидел ее работы и мгновенно - первым - оценил ее художественный гений. В 1929 году они поженились.

Как художник он считал ее по меньшей мере равной себе. Они работали бок о бок, но бесконечные операции и бесконечные измены Диего постепенно превратили брак в кошмар.

В 1939 году они развелись, но через год, в 1940-м поженились вновь. На этот раз, правда, Фрида поставила жесткие условия: финансовая независимость и никаких сексуальных отношений.

Она была для него матерью, он был ее ребенком. Себя она воспринимала как раненого оленя из одноименной картины, воссоздающей образ пронизанного стрелами христианского мученика Святого Себастьяна.

"Сообщающиеся сосуды" (1938) Правообладатель иллюстрации Centre Pompidou
Image caption "Сообщающиеся сосуды" (1938) - картина с навеянным Андре Бретоном названием отражает восприятие Диего Риверой своих отношений с Фридой Кало

Она отображена на многих его картинах: как раздающая повстанцам оружие маленькая девочка с красной звездой на груди (картина "Арсенал", 1928) или как художница в инвалидном кресле на настенной росписи "Кошмар войны, мечта о мире" (1952).

Отношения между ними он воспринимал как сообщающиеся сосуды - отсюда и название его картины.

День смерти Фриды 13 июля 1954 года Ривера считал самым печальным днем своей жизни.

Выставленный во Дворце изящных искусств в Мехико для прощания ее гроб он обернул мексиканским флагом и украсил серпом и молотом. Говорят, что в крематории, когда ему передали ее прах, он схватил пригоршню пепла и проглотил его.

Сам Ривера умер спустя три года, в 1957 году.

Варвара Степанова и Александр Родченко

Родченко и Степанова Правообладатель иллюстрации Архив А. Родченко и В. Степановой
Image caption Родченко и Степанова считаются идеальной парой

Как пишет исследовательница творчества двух ключевых художников раннего советского авангарда Мария Савостьянова, Родченко и Степанова по праву считаются идеальной парой. Они прожили долго, работали вместе, вместе конструировали, рисовали, придумывали, клеили, cколачивали и фотографировали.

Степанова, опора в житейских делах, часто брала на себя административные заботы, с которыми отлично справлялась, но при этом она оставалась оригинальным художником и экспериментатором.

Вместе они прожили 40 лет; семейное равновесие пошатнулось лишь однажды, когда Родченко увлекся своей ученицей, талантливым фотографом Евгенией Лемберг. Именно она изображена на знаменитой фотографии "Девушка с лейкой".

На представленной на выставке фотографии 1924 года мы видим Родченко и Степанову у себя в студии в окружении созданных Степановой в 1922 году декораций к спектаклю "Смерть Тарелкина".

На полу - плакат с фотографией Ленина. Вокруг - картонные ящики со стеклянными негативами различного формата.

Владимир Маяковский, Лиля Брик, Осип Брик

Владимир Маяковский, Осип Брик, Лиля Брик Правообладатель иллюстрации Barbican
Image caption Владимир Маяковский, Осип Брик, Лиля Брик - самая известная "любовь втроем" советского авангарда

Самая известная "любовь втроем" советского авангарда представлена на выставке фотографиями Маяковского и супругов Брик работы Александра Родченко.

В советской истории литературы и искусства об этом тройственном союзе написано немало. Вот как представляют его британскому зрителю кураторы "Барбикана".

В июле 1915 года Владимир Маяковский познакомился с литературным критиком, писателем и редактором Осипом Бриком и его женой Лилей. Встреча положила начало продолжавшимся 15 лет бурным отношениям троих, породившим ряд важнейших произведений русского революционного авангарда.

Отношения эти ставили во главу угла дружбу, любовь и творчество в противовес отжившим, по мнению участников этого творчески-любовного альянса, нормам буржуазной морали.

К моменту революции 1917 года 22-летний Маяковский был уже ключевой фигурой охватившего Россию анти-истеблишментского эстетического течения, которое ставило своей задачей создать новое общество в соответствии с принципами футуризма.

Лиля и Осип принадлежали к тому же, движимому революционными идеями молодому поколению, и оба страстно влюбились в поэта.

Лиля была музой Маяковского даже в те периоды, когда они расставались, а Осип на протяжении всех этих лет был страстным поклонником и пропагандистом его творчества. Он был идеологом объединения "ЛЕФ" ("Левый фронт искусств"), который был рупором революции и центром притяжения лучших талантов русского авангарда.

Все трое дружили и сотрудничали с Варварой Степановой и Александром Родченко.

Доротея Таннинг и Макс Эрнст

Так супруги Доротея Таннинг и Макс Эрнст вписали себя в скульптуру Эрнста Правообладатель иллюстрации Barbican
Image caption Так супруги Доротея Таннинг и Макс Эрнст вписали себя в скульптуру Эрнста

Американская художница и писательница Доротея Таннинг вполне понятно раздражалась, когда в интервью ее спрашивали почти исключительно о муже - одном из классиков дадаизма и сюрреализма Макса Эрнста.

Однажды она написала (о себе в третьем лице): "Ее существование как художника было сильно подорвано ее существованием в качестве жены Макса". Однако чуть позже она добавила: "Любовь побеждает все".

Познакомились они в Нью-Йорке в 1942 году. Доротее Таннинг было 32 года, она работала иллюстратором каталогов модного универмага Macy's.

Урожденный немец, Эрнст стоял у истоков дадаизма в Кельне в годы Первой мировой войны, но в начале 20-х годов перебрался в Париж, где, тесно сотрудничая с Андре Бретоном, Полем Элюаром и Сальвадором Дали, стал одной из ведущих фигур сюрреализма.

В 1939 году, когда в Париж вошли нацисты, он бежал в Америку с помощью Пегги Гугенхайм - богатейшей покровительницы современного искусства и основательницы знаменитого музея своего имени.

К моменту знакомства Макса и Доротеи Пегги Гугенхайм уже была женой всемирно известного художника. Побывав в мастерской молодой художницы, Эрнст был настолько впечатлен, что уговорил жену включить картину Таннинг в готовящуюся ею у себя в галерее выставку "30 женщин". Выставка стала называться "31 женщина", и уже через неделю Эрнст переехал жить к Доротее.

Доротея Таннинг "Вознесение" Правообладатель иллюстрации ©ADAGP, Paris and DACS, London 2018
Image caption Доротея Таннинг "Вознесение" (1946). Всю жизнь работы Доротеи Таннинг несли на себе отпечаток имени и творчества ее мужа Макса Эрнста

"Лучше бы я оставила выставку "30 женщин" - с досадой говорила потом Пегги Гугенхайм.

Макс и Доротея поженились в 1946 году. Свадебная церемония была двойной - художник, фотограф и кинорежиссер Ман Рэй решил заключить свой брак с Жюльет Браунер вместе с друзьями Максом и Доротеей.

Прожили они вместе 30 лет, вплоть до смерти Эрнста в 1976 году. Доротея пережила мужа на 36 лет и умерла в 2012 году в возрасте 102 лет.

Незадолго до смерти свое сложное - где личное оказалось неразрывно связано с творческим - отношение к мужу Таннинг выразила в стихах:

"Много лет назад/Я с нежностью приняла к себе мужа/Простой человеческий акт/Превратился в решающий факт/На моей работе - его вечное пятно/Но я не могу понять почему/На его работах нет моего пятна".

Федерико Гарсиа Лорка и Сальвадор Дали

Лорка и Дали Правообладатель иллюстрации Barbican
Image caption "Эротическая трагическая любовь" - так характеризовал свои отношения с Федерико Гарсиа Лоркой Сальвадор Дали

"Ты - христианская буря, которой нужно мое язычество. Я приеду и дам тебе морское лекарство. Будет зима, и мы разожжем огонь. Бедные звери будут дрожать от холода. Ты вспомнишь, что ты изобретатель чудесных вещей, и мы будем жить вместе..."

С такими страстными словами обратился Сальвадор Дали летом 1928 года к своему другу Федерико Гарсиа Лорка.

Отношения между двумя гениями начались в 1923 году и продожались вплоть до 1936-го, когда Лорка был убит франкистами в начале Гражданской войны в Испании.

Свет на них проливают письма между двумя друзьями, собранные и опубликованные в 2013 году испанским журналистом Виктором Фернандесом.

Никто не знает достоверно, вылился ли совершенно явственный эротизм этих отношений в откровенную сексуальную связь. Но гомосексуальный импульс пронизывает всю переписку.

"Это была игра соблазнений. Лорка пытается представить себя в лучшем виде и словами завоевать Дали, который, в свою очередь, стремится встать на тот же интеллектуальный уровень, что и поэт. Лорка пытается поймать Дали в свои сети; Дали до определенной степени поддается", - так характеризует происходившее между ними Фернандес.

А вот как довольно откровенно и в то же время двусмысленно описывал эту любовь-дружбу сам Дали:

"Он, как все знают, был гомосексуалом и был безумно влюблен в меня. Дважды он пытался со мной переспать, что меня раздражало. Я же гомосексуалом не был и уступать ему был не намерен. Не говоря уже о том, что это больно. Так что ничего из этого не вышло. Но я все же чувствовал себя невероятно польщенным. Я понимал, что он великий поэт, и мне казалось, что я должен ему частичку тела Божественного Дали".

В 1928 году отношения заметно охладели, причиной чему было появление в них третьего - Луиса Бунюэля. Будущий великий режиссер вместе с Дали написал сценарий своего первого фильма "Андалузский пес". Выходец из Андалузии Лорка считал название фильма уколом в его адрес.

Лорка и Дали безусловно оказывали и творческое влияние друг на друга. Лорка написал "Оду Сальвадору Дали", а образы поэта постоянно появлялись в рисунках Дали, особенно после смерти Лорки. Ну и, конечно, Дали был автором костюмов и декораций к спектаклю по пьесе Лорки "Марина Пинеда".

Дали всегда считал себя в какой-то степени ответственным за гибель Лорки. Он чувствовал, что не проявил достаточной настойчивости и не сумел в 1936 году убедить Лорку уехать с ним в Италию.

После смерти своей жены Галы в 1982 Дали в своих мыслях все дальше и дальше уходил от реальности в годы своей молодости и дружбы с Лоркой и Бунюэлем.

В конце жизни, когда он отказывался есть и весил 34 килограмма, одна из ухаживавших за ним сиделок рассказывала, что единственными словами, которые можно было разобрать в его бессвязном бормотании, были "Мой друг Лорка".

***

Новости по теме