Настоящая "игра престолов" в Англии. Часть IV: Эдуард II и его "французская волчица"

  • 27 апреля 2019
Правообладатель иллюстрации Heritage Images
Image caption Эдуарда II сгубили фавориты, но ведущую роль в его отречении и смерти все-таки сыграли жена и обиженный граф

"Челнок снует туда-сюда, ложиться нить

За рядом ряд.

Мы Эдварда проводим в путь,

Соткем ему могильный плат.

Ему открыты небеса, убийц его пусть встретит ад.

Запомни день, запомни час, когда над Северном затих

Предсмертный крик, прощальный глас,

Который испугал живых.

Волчица злобная клыком вспорола тело короля,

Хотя делила с ним постель, и жизнь, и власть.

Из Франции, приехав к нам, своих обетов не блюдя,

Забывши долг, отринув честь, поправ закон,

Сгубивши мужа, захватила трон".

Томас Грей

В смерти Эдуарда II нет ничего определенного. Хотя историки в целом согласны с тем, что он действительно был убит в замке Беркли, в Глостершире, неподалеку от которого действительно протекает река Северн, есть отличная от нуля вероятность, что он сумел ускользнуть из лап убийц и закончил свои дни хотя и не на троне в Англии, но в Италии, где, что ни говори, и климат, и еда гораздо лучше.

Французская волчица?

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Свадьба Едуарда II и Изабеллы Французской. Деталь миниатюры XV века, работы Master of the London Wavrin

Его жену, а потом вдову Изабеллу Французскую поначалу никто "французской волчицей" не называл.

Первым этот термин придумал Шекспир для жены незадачливого Генриха VI Маргариты Анжуйской: "Ты злей волков, французская волчица, И твой язык ехидны ядовитей!" (Генрих VI, Часть III, Акт I, Сцена IV). И уже гораздо позднее, в XVIII веке английский поэт Томас Грей наградил этим эпитетом Изабеллу, жену злосчастного Эдуарда. Грею повезло больше, чем Шекспиру: термин прижился.

Если считать, что Эдуард все-таки умер в Беркли, то до потери трона его скорее довели фавориты, а не жена на пару со своим любовником. Хотя и та, и другой были инструментами его свержения. А вот устроила ли его супруга революцию по общей вредности организма, от жестокой обиды или просто потому, что муж не оставил ей другого выхода - вопрос открытый.

Династический брак

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Коронация Эдуарда II и Изабеллы Французской. Вполне возможно, что поначалу этот брак был довольно счастливым. Иллюстрация Эдит Харвуд, 1902 год.

Жена Эдуарда II сыграла довольно важную роль в истории Англии, но при этом даже точная дата ее рождения нам неизвестна. Мы знаем только, что это событие произошло где-то между маем и ноябрем 1295 года. Однако нет никаких сомнений в том, что Изабелла Французская родилась именно во Франции. Она была дочерью короля Филиппа IV, прозванного Красивым, короля, который прославился тем, что истребил на своей территории Орден тамплиеров и заточил в разных замках двух невесток, изменивших его сыновьям.

Изабелла была обручена с Эдуардом, когда ей исполнилось всего три года. Жених был старше на 11 лет. То есть более чем вероятно, что принцесса вообще не помнила времени, когда бы она НЕ была невестой английского принца, а потом и его женой.

Если вы пребываете в счастливой уверенности, что она каким-то образом изменила мужу с героем шотландской национальной идеи Уильямом Уоллесом, как утверждается в фильме "Храброе сердце", то должна вас разочаровать: свободолюбивого шотландца казнили, когда французской принцессе было всего 10 лет! Об адюльтере не могло быть и речи.

Ненавистный муж?

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Изабелла была дамой, во-первых, французской, во-вторых, красивой. И, судя по тому, что она родила Эдуарду четверых детей, совсем уж несчастным этот брак назвать было ну никак нельзя. Французская женская мода XIV века. Английские дамы одевались несколько по-другому.

Согласитесь, гарантированно утверждать, что происходило в XIV веке, довольно сложно. Особенно, если интересующий вас объект не сильно заморачивался перепиской.

Английский историк Кэтрин Уорнер, которая посвятила большую часть своих исследований именно царствованию Эдуарда II, его семье и фаворитам, уверена, что его брак с Изабеллой был довольно счастливым.

В сохранившихся письмах они называли друг друга "сердце мое" и "мой дорогой и любимый повелитель и друг". Можно, конечно, считать, что они морочили нам голову своими нежными обращениями, а на самом деле друг друга терпеть не могли, но также вполне вероятно, что в каком-то виде любовь и привязанность друг к другу имели место.

Правда, по словам той же Уорнер, "трудно спорить с тем, что когда семейная жизнь испортилась, она испортилась очень эффектно".

Супружеская ссора в межгосударственном масштабе

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Карл IV, он же "Красивый". Не факт, что выглядел именно так, но особой любви к своему зятю Эдуарду II Английскому он не питал. Картина кисти французской художницы Эрмини Дерен. Выставлена в Версале.

Главная ошибка Эдуарда заключалась в том, что он поссорился с женой, совершенно упустив из виду, что она не случайная подруга без роду и племени, а дочь, сестра и жена королей.

У нее была вполне понятная гордость особы из высшего средневекового общества, помазанной на царствование, и, как следствие, получившей и благословение свыше.

Коронованный супруг решил, что война с шурином, братом Изабеллы, королем Франции Карлом IV (который как и его отец носил прозвище "красивый") является достаточным поводом для того, чтобы конфисковать ее земли и существенно урезать ее доход.

Нет никаких сомнений в том, что королеве это очень не понравилось.

Также нет никаких сомнений, что Изабелла терпеть не могла тогдашнего фаворита своего мужа Хью Диспенсера-младшего, и его папу, которого тоже звали Хью.

Как бы то ни было, но Эдуард совершил роковую ошибку, отправив разгневанную жену и наследника престола во Францию вести переговоры с ее родственниками.

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Это лишь небольшая часть генеалогии английских монархов. Как видите, тут есть даже Владимир Мономах и Юрий Долгорукий. В ту пору все королевские дворы состояли в каком-то родстве.

Кстати, все эти родственные связи между многочисленными королевскими домами Европы, особенно Европы Западной, привели к тому, что практически все состояли друг с другом хоть в каком-то родстве. Изабелла, например, была дальней родственницей своего мужа и тех же Диспенсеров, также в ее благородном теле часть генома принадлежала последнему саксонскому королю Англии Гарольду Годвинсону, которого побил Вильгельм Завоеватель, который со всей этой королевской и аристократической братией также был в каком-то родстве.

То есть все скандалы, ссоры, войны, браки, завоевания и убийства были чисто семейным делом!

Оказавшись под крылышком у брата, Изабелла категорически отказалась возвращаться до тех пор, пока супруг не прогонит Диспенсера. Эдуард отказался, за что и поплатился самым неприятным образом.

И вот тут на сцене появляется еще один герой, сгубивший Эдуарда, сэр Роджер Мортимер.

Ничем не примечательное начало

Правообладатель иллюстрации PAUL FARMER
Image caption Развалины замка Вигмор, где родился Роджер Мортимер. Сейчас от него уже почти ничего не осталось, но в XIV веке он был очень внушителен.

Поначалу жизнь Роджера Мортимера мало чем отличалась от жизни других молодых людей аналогичного аристократического происхождения.

Мортимер потерял отца, будучи еще несовершеннолетним. Как было принято в то время, его земли и он сам попали под опеку Пирса Гавестона, первого фаворита Эдуарда II.

Через два года его посвятил в рыцари отец Эдуарда II, Эдуард I. Кстати, в тот же самый день папа-король торжественно постучал церемониальным мечом не только по плечу Мортимера, но и по плечу собственного сына, тогда еще принца Уэльского.

И далее на целых 12 лет Роджер Мортимер, первый граф Марч, вел ничем не примечательную жизнь. Более того, большую часть этого времени он вообще провел не в Англии, а в Ирландии, где был одним из самых крупных землевладельцев.

Во время наездов в Англию он занимался укреплением финансового положения своей растущей семьи, организовывал выгодные браки для своих детей, подавлял восстания в Уэльсе, в общем, вел самую обычную жизнь английского аристократа и крупного землевладельца XIV века.

Но такому безмятежному существованию довольно скоро был положен конец.

Опять Диспенсеры

Правообладатель иллюстрации Rainer Boettchers
Image caption Владения в Гауэре были лакомым кусочком, который не хотели упускать ни обозленные бароны, ни Диспенсеры.

Вернувшись из Ирландии в 1320 году, Мортимер, надо думать, без всякого удовольствия, обнаружил, что политический климат в Англии кардинально изменился.

Диспенсеры, что папа, что сын, так укрепили свое влияние на Эдуарда II, что тот оказался в их руках мягким воском, из которого они и лепили любую возможность обогатиться хоть законным, хоть незаконным способом. А жадностью эта семейка обладала просто выдающейся!

Мортимер, как и другие землевладельцы пограничных с Уэльсом территорий, имел полное право волноваться, потому что именно на этот район, называвшийся в Средние века "Валлийской маркой", и положил глаз Диспенсер-младший.

Главным камнем преткновения стал полуостров Гауэр. Мортимер вместе с другими баронами считал, что заплатил залог, чтобы унаследовать эти земли после смерти их владельца Уильяма де Браоза.

Однако потерявший последний разум Эдуард уперся, решив, что этот лакомый кусочек должен получить его любимец Хью Диспенсер-младший, чтобы расширить его, и без того обширные, владения.

Король прицепился к какой-то юридической формальности, объявил предварительные договоренности недействительными и приказал своим войсам захватить Гауэр.

Мортимеру и другим баронам не оставалось ничего другого, кроме как вступить с королем и всесильными Диспенсерами в открытую конфронтацию.

Земельный вопрос

Правообладатель иллюстрации Shenyang Liu Jilu
Image caption Замок в Кардиффе Диспенсеры считали своей законной вотчиной, и рейд восставших баронов их очень расстроил

Примерно через год после возвращения из Ирландии отношения между графом Марч и валлийскими баронами с одной стороны и королем и Диспенсерами с другой достигли фазы неразрешимых противоречий.

Мортимер и его дядя (тоже Роджер Мортимер) не были единственными аристократами, выступившими против короля и его фаворитов, но почему-то именно они стали катализатором восстания против несправедливых действий Эдуарда.

Король лишил строптивого графа титула "юстициария Ирландии", что крайне приблизительно соответствует посту премьер-министра, и потребовал, чтобы Мортимер с товарищами прекратили бунтовать и оставили земли Диспенсеров в покое.

Недовольные бароны на призыв короля ответили пятидневным рейдом по территории, которая теперь принадлежала королевским фаворитам, захватили замок в Кардиффе и настолько укрепили свои позиции, что стали готовить документ, требуя от короля убрать подальше ненавистную семейку.

14 августа 1321 года королю пришлось сдаться и подписать документ о высылке Диспенсеров, одновременно официально простив тех, кто выступил против его воли, включая и Мортимера.

Но мятежные бароны радовались рано.

Встреча у замка

Правообладатель иллюстрации xorge
Image caption Замок Лидс. Согласитесь, что не пускать королеву в ее же собственный замок было просто неприлично!

13 октября произошло событие, которое впервые, хотя и косвенно свело королеву Изабеллу и бунтовавшего графа. Правда, в этот момент они оказались по разные стороны баррикад.

Королева Изабелла направлялась в Кентербери поклониться могиле святого Томаса Бекета. Это сейчас скоростной поезд от Лондона доезжает до этого города всего за час, тогда же путешествие занимало несколько дней.

По дороге Изабелла, то ли по собственной инициативе, то ли по просьбе мужа, историки не имеют единой точки зрения по этому поводу, решила остановиться в замке Лидс.

А вот дальше начинается самое интересное. Замок Лидс вообще-то принадлежал короне. И вообще лично Изабелле, поскольку был частью ее брачного договора, долей, которая должна была бы отойти к ней после смерти мужа.

У замка был управляющий, типа губернатора, назначенный королем: барон Бартоломью Бедделсмир. А у барона была жена по имени Маргарет, которая очень не любила Изабеллу. Сэр Бартоломью в это время вообще отсутствовал, поскольку примкнул к противникам короля.

И леди Маргарет просто взяла и не пустила королеву в ее же собственный замок!

Casus belliили предлог к началу войны

Правообладатель иллюстрации Herry Lawford
Image caption Вот примерно здесь на бесстрашную Изабеллу и ее свиту и полетели стрелы. Повод для начала войны был прекрасный!

Изабелла, как это и было положено, сама в замковые ворота стучаться не стала, а выслала вперед своего конюшего, который потребовал от Маргарет открыть ворота.

На это совершенно законное и справедливое требование вредная леди ответила, что "королеве стоит поискать другого приюта", потому что она мол ни для кого не откроет ворот без приказа ее господина. Под господином имелся в виду муж, который, как вы помните, был в отъезде, на сходке бунтовщиков.

Маргарет на этом не остановилась и приказала своим лучникам стрелять, если королева попытается войти в замок силой. Изабелла, разумеется, попыталась, в результате чего шестеро человек ее свиты были убиты у стен принадлежавшего ей замка.

После этого королева поспешно ретировалась, а Эдуард получил прекрасный предлог возобновить военные действия против мятежников, наплевав на заключенные договоры.

Более того, некоторые историки, в том числе и известный автор исторических романов Пол Догерти, считают, что весь инцидент был разработан и спровоцирован королем и его женой именно для того, чтобы продолжить войну. Понятно, что какие бы то ни было расследования недостойного поведения Диспенсеров были тут же аннулированы.

Побег из Тауэра

Правообладатель иллюстрации Øyvind Holmstad
Image caption Точно сказать, в какой именно башне Тауэра содержался Роджер Мортимер, нельзя, но гарантировать, что комфорта там было мало, можно

На втором этапе конфликта удача улыбнулась уже войскам короля. В силу разных обстоятельств и сам Роджер Мортимер, и его дядя с тем же именем были взяты в плен и заключены в Тауэр, как, собственно, предателям и положено.

Их судили и приговорили к смерти, но в последний момент казнь на эшафоте была заменена пожизненным и очень не комфортным заключением.

Историческая ирония заключается в том, что Мортимер, оказавшись у власти, не оказал подобной же милости ни Диспенсерам, ни королю.

Однако на этом этапе фортуна опять повернулась лицом к графу Марч, и, проведя в крепости чуть больше года, он сумел сбежать.

Этому способствовал заместитель констебля (главного по Тауэру) Жерар де Алспей, который совсем не любил короля и восхищался узником. Он подсыпал страже сонного порошка и сбежал вместе с Мортимером.

Несмотря на то, что на него началась настоящая охота, граф сумел ускользнуть, перебрался через Ла-Манш и прибыл ко двору Карла IV, который как раз в тот момент воевал с Эдуардом II за наследные земли Плантагенетов в Гиени.

Карл принял знатного беглеца с распростертыми объятиями, а меньше чем через год в Париж перебралась и Изабелла, которая в скором времени сумела выписать во Францию и своего сына, принца Уэльского, будущего короля Эдуарда III.

Любовь и интрига

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Изабелла и Роджер Мортимер с войсками, с которыми они завоевали совсем не сопротивлявшуюся Англию. Миниатюра XV века.

Отношения между Изабеллой и Мортимером во многом остаются загадкой. Общественное мнение считает, что их связывала страстная любовь, королева будто бы и помыслить не могла, чтобы расстаться с графом, и в результате организовала мятеж против собственного мужа.

Оставим альковные подробности в стороне, поскольку с точностью сказать, кто кого и как сильно любил шесть веков назад, довольно сложно.

Есть мнение, что Изабелла любила Мортимера больше, чем он ее, а также и то, что главным объединяющим фактором между ними была не любовь, а взаимная ненависть к Диспенсерам.

В том же году королева с принцем и граф перебрались в Нидерланды, где Изабелла быстренько организовала брак между своим сыном и Филиппой Геннегау. Она была дочерью Виллема I графа Остервана, Голландии и Зеландии, сеньора Фрисландии из семьи де Эно.

Итак, под началом у нового родственника Изабеллы были все территории, входящие в современные Нидерланды. Перспектива посадить дочку на английский престол была очень соблазнительной, и Виллем с готовностью предоставил королеве с графом и принцем и войска, и деньги.

Правообладатель иллюстрации David Stowell / Edward II's cell /
Image caption Галерея, ведущая в камеру, где содержался Эдуард II в замке Беркли. А вот каким именно образом он умер, этого вам никто не скажет. Но раскаленный прут был гораздо более поздним изобретением.

Войска мятежников высадились в Англии в сентябре 1326 года, а дальше их продвижение к власти больше всего напоминало мирную прогулку по зеленым английским лужайкам, нежели войну: вся страна к тому моменту так ненавидела Диспенсеров, что помогала иностранным интервентам (а никак иначе их назвать было нельзя) всеми силами.

Эдуард потерял корону всего через несколько недель, был взят в плен и каким-то образом убит в замке Беркли. Или сбежал в Италию. Хотя это и маловероятно. Что же касается Диспенсеров, то их ждала жуткая, жестокая и не слишком быстрая смерть по всем правилам средневекового "правосудия". Современники, впрочем, остались довольны.

Историческая справедливость?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Эдуард III арестовывает любовника своей матери Роджера Мортимера. Литография 1864 года.

Впрочем, и Изабелла, и Мортимер не слишком долго наслаждались плодами успешного захвата власти.

Власть ударила графу Марч в голову так сильно, что он вел себя почти так же скверно, как и ненавидимые им Диспенсеры.

Его свита была больше королевской, он совершенно нагло и в нарушении протокола ходил рядом с королем, а иногда и впереди него, и не вставал в присутствии монарха. Дошло до того, что в народе открыто ходили слухи, что Мортимер намерен узурпировать власть, отстранив от трона еще одного Эдуарда.

Такое поведение закончилось для него печально: он был арестован, во второй раз в своей жизни приговорен к смерти и на сей раз действительно казнен.

Эдуард III оставался на престоле более 50 лет. Его брак с Филиппой, хотя и был заключен по политической необходимости, оказался довольно счастливым.

А вот его наследнику Ричарду II повезло гораздо меньше.