Черносотенцы, анархисты и даже Николай II: политическая карикатура революции 1905 года

  • 22 декабря 2018
Каины XX века (Братоубийцы) Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Каины XX века (Братоубийцы)". Неизвестный художник, 1905 год

Вышедшая только что книга британского историка Тоби Мэтью собрала под одной обложкой уникальную коллекцию политических карикатур дореволюционной России, относящихся в первую очередь к решающему периоду русской истории - революции 1905 года.

Книга называется "Привет с баррикад. Революционные открытки в императорской России". Книга обширная - свыше 450 страниц, сотни красноречивых иллюстраций. Ее хронология - от октября 1869 года, когда в Австро-Венгерской империи была изобретена новая форма почтовых отправлений - открытое письмо или открытка, до пришедшейся уже на 1908 год последней, затухающей волны первой русской революции.

Однако, когда пристальнее всматриваешься в богатейший иллюстративный материал, обнаруживаешь, что огромное большинство приведенных в книге политических карикатур - а именно они составляют главный интерес автора исследования - относятся исключительно к 1905-1906 годам.

"Главная причина столь бурного всплеска - в политической свободе, если не сказать анархии, сложившейся в стране после Манифеста 17 октября 1905 года, впервые в русской истории провозгласившего основные политические свободы: свободу совести, свободу слова, свободу собраний, свободу союзов и неприкосновенность личности", - рассказывает Мэтью.

Обложка книги Тоби Мэтью "Привет с баррикад. Революционные открытки в императорской России" Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption Обложка книги Тоби Мэтью "Привет с баррикад. Революционные открытки в императорской России"

Период этот был крайне коротким, но в эти месяцы правительство утратило контроль над типографиями и производством печатной продукции, и неподцензурная политическая сатира, исполненная на высоком профессиональном полиграфическом уровне, в отличие от прежнего подпольного "самиздата", буквально захлестнула страну.

Очень быстро, уже в 1906 году, правительство вернуло себе контроль над типографиями, и политическая полиграфия вновь стала уделом приверженных революции подпольщиков. В короткий же период последних месяцев 1905 года и начала 1906-го - так называемые "дни свободы" - производство политической карикатуры стало внезапно прибыльным делом,

"Отсюда и столь массовое их распространение", - поясняет историк.

Тоби Мэтью изучал русский язык в школе, русскую историю - в университете, и во время своих путешествий по России увлекся политической графикой, в частности, относящейся к периоду первой русской революции.

В его коллекции около тысячи открыток времен революции 1905 года. Но в книгу вошли образцы не только из личной коллекции, но и из собрания Музея современной истории в Москве, других музеев и частных коллекций.

"Меня этот исторический период интересует по двум причинам. Во-первых, я преклоняюсь перед мужеством людей, решившихся бросить вызов политическому деспотизму, во-вторых, меня привлекает неопределенность, неизвестность исхода той политической бури, которая развернулась в России того времени. Я старался не проявлять своих симпатий, и в книге представлен широчайший спектр политических взглядов и позиций: от монархистов и черной сотни, до большевиков и анархистов", - говорит автор книги.

Предлагаем вашему вниманию подборку самых ярких образцов русской политической карикатуры времен революции 1905 года с комментариями Тоби Мэтью.

"Предводитель черной сотни"

"Предводитель "Черной сотни". Неизвестный художник. 1905 г. Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Предводитель черной сотни". Неизвестный художник, 1905 год

Радикальные, экстремистские националистические группировки, объединенные общим названием "черная сотня", вызывали не только ненависть, но и презрение либеральных карикатуристов, которые нередко изображали их в виде диких зверей.

С одной стороны, эти образы должны были отражать звериную жестокость, с которой черносотенцы устраивали погромы, обрушивались на демонстрации сторонников либеральной оппозиции, да и вообще на всех, кого они подозревали в либеральных взглядах. С другой стороны, в такой образности был и более глубокий смысл, подчеркивавший примитивизм и варварство.

"Кегельбан"

"Кегельбан". Неизвестный художник. 1905 г. Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Кегельбан". Неизвестный художник, 1905 год

Одна из моих любимых карикатур - простой, но очень мощный образ. Кроваво-красного цвета шар со словом "революция" неумолимо мчится на хрупкие кегли, изображающие министров и ближайших сподвижников царя.

Самого царя здесь нет - несмотря на все свободы, изобразить монарха на политической карикатуре было тогда невозможно. Фигура с короной на голове - премьер-министр царского правительства Сергей Витте.

Среди других, дожидающихся неизбежного падения фигур, есть министр внутренних дел Александр Булыгин, глава петербургской полиции Дмитрий Трепов, один из самых рьяных противников либеральных реформ, убитый в декабре 1906 году эсером-террористом генерал-губернатор Алексей Игнатьев, обер-прокурор святейшего синода Константин Победоносцев.

"Патронов не жалеть!"

"Патронов не жалеть!" Неизвестный художник, 1905 г. Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Патронов не жалеть!" Неизвестный художник, 1905 год

А эта карикатура уже непосредственно на самого Трепова. Глава императорской полиции и один из самых доверенных советников царя, в то время он обладал невероятной властью. Трепов был реакционером и часто изображался как главная сила репрессий против оппозиции.

Эта карикатура обыгрывает приказ, отданный им войскам 14 октября 1905 года в разгар общероссийской политической стачки: "Холостых залпов не давать, патронов не жалеть!"

Сам Трепов, впрочем, объяснял свой приказ стремлением всего лишь напугать демонстрантов и отвратить их от желания идти против вооруженных войск. И на самом деле в тот день никакого кровопролития не случилось. Тем не менее, в историю Трепов вошел как "Генерал патронов не жалеть".

"Зачитали"

"Зачитали". Георгий Эрастов, 1905 год Правообладатель иллюстрации Four Corner Book
Image caption "Зачитали". Георгий Эрастов, 1905 год

Николай II погружен в чтение правительственной газеты, не обращая внимания на грызущих его трон революционного красного цвета крыс. Редкий, хотя и не уникальный случай, когда объектом политической карикатуры становится сам император. За непочтительное изображение самодержца художнику и издателю грозило до трех лет тюремного заключения.

Уйти от цензуры можно было, избежав типографий, которые находились под неусыпном оком Управления по делам печати и под угрозой закрытия, а то и уголовного преследования - и не могли идти на такой риск.

Активисты и художники покупали чистые бланки почтовых открыток и раскрашивали их вручную. Процесс долгий и трудоемкий, но зато без цензуры - во всяком случае, на этапе производства. В момент продажи они все равно могли быть конфискованы.

"Анархист"

Евгений Соколов. "Анархист". 1906 Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Анархист". Евгений Соколов, 1906 года

Теракты и убийства фигур правящего режима были в то время широко распространенным явлением. Убийства министра внутренних дел Вячеслава фон Плеве, дяди царя великого князя Сергея Александровича - волна терактов против различного уровня правительственных сановников, полицейских чинов и даже мелких государственных служащих захлестнула страну. Тысячи человек были убиты.

На этой карикатуре, помещенной на обычной почтовой открытке, художник Евгений Соколов изобразил террориста-анархиста с бомбой в руках. Сегодня это может показаться нам удивительным, даже шокирующим, но в то время терроризм пользовался поддержкой широких кругов либеральной оппозиции, для которой он был рациональным и адекватным ответом на деспотизм.

Эта карикатура - одна из серии работ Евгения Соколова, в которой он обличает экстремизм любого проявления: от анархизма до монархизма.

"Монархист"

Евгений Соколов. "Монархист". 1906 Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Монархист". Евгений Соколов, 1906 года

Эта карикатура - еще одна из серии Евгения Соколова, в которой он высмеивает идущие на выборы в первую Государственную думу политические силы. Интересен выбор мясника в качестве представителя монархистов. Тому две причины. Первая: мясник символизирует еврейские погромы и жестокость, с которой власти расправлялись с либеральной оппозиций.

Но есть и более прямая, выявленная мною в ходе подготовки книги причина: мясники - в особенности те, кто работал в Охотном ряду - были не только сторонниками царского режима, но и главными участниками погромов.

"Как ныне добываются деньги..."

Как ныне добываются деньги... Неизвестный художник. 1906 г. Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Как ныне добываются деньги..." Неизвестный художник, 1906 год

Экспроприации - насильственное изъятие партийными активистами денег на нужды революции, попросту говоря ограбления - стали в годы первой русской революции широко распространенной практикой. Не исключено, что на этом рисунке изображен совершенно конкретный акт экспроприации - ограбление конкретного банка.

Руководство обеих основных революционных партий - эсеров и большевиков - стремилось искоренить эту практику. Во-первых, это был довольно рискованный способ пополнения партийной казны, во-вторых, он никак не способствовал укреплению репутации революционеров среди широких слоев населения.

Тем не менее, экспроприации продолжались в течение всех лет революции. В 1907 году в ограблении банка в Тифлисе, которое принесло в казну большевиков свыше миллиона рублей, принял участие Иосиф Сталин.

Было бы, однако, не совсем справедливо предполагать, что авторы и издатели этой карикатуры стоят на антиреволюционных позициях. Насильственные экспроприации были настолько широко распространены, что стали объектом юмора. Да, автор осуждают методы, но цель этой и ей подобных карикатур была не столько политическая, сколько коммерческая.

"Наследный принц"

Томас Теодор Гейне "Наследный принц". 1906 г. Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Наследный принц". Томас Теодор Гейне, 1906 год

Политическая карикатура в России развивалась под сильным влиянием западно-европейской традиции политической сатиры. Особенно популярен в кругах либеральной оппозиции был немецкий сатирический журнал Simplicissimus. В России он был запрещен и проникал в страну исключительно нелегальными путями.

О том, насколько важен - как с точки зрения политической, так и художественной - для русских карикатуристов был Simplicissimus, вспоминал впоследствии известный художник Евгений Лансере.

Открытку с этой карикатурой опубликовало подпольное издательство "Шиповник", основанное в 1906 году Зиновием Гжебиным и Соломоном Копельманом. В письме Горькому Гжебин писал, что издательство ставит перед собой задачу "объединить красоту и социалистическую мысль". Первым же проектом "Шиповника" стало переиздание серии карикатур из Simplicissimus.

Смысл карикатуры очевиден из составляющего часть ее диалога. Несмотря на то, что титул "наследный принц", как и костюмы персонажей, к России отношения не имели, ассоциации с только что родившимся цесаревичем Алексеем бросались в глаза.

"Государственная дума"

Валерий Каррик "Государственная Дума". 1906 Правообладатель иллюстрации Four Corner Books
Image caption "Государственная дума". Валерий Каррик, 1906 год

Автор этой карикатуры Валерий Каррик достоин отдельного рассказа. Британский гражданин, считавший себя русским, хотя российского гражданства у него никогда не было. Родился в России и с детства свободно говорил на обоих языках.

Его отец, шотландец Уильям Каррик, был известным фотографом, а мать Александра Маркелова была одной из первых в России женщин-журналистов и борцом за равноправие полов.

Пользуясь своим британским гражданством, Каррик регулярно ездил в Лондон, где установил связи с жившим в эмиграции Петром Кропоткиным и стал сотрудничать с существовавшим в Англии в конце XIX начале ХХ века "Обществом друзей свободной России" и издававшимся им журналом "Свободная Россия".

В 1904 году он был арестован, при обыске у него было обнаружено множество подрывной литературы, и от депортации его спасло только личное вмешательство британского посла.

Свою революционную деятельность Каррик не прекратил. Он был радикалом и скептически относился как к реформам, объявленным царским Манифестом октября 1905 года, так и поверившим ему и вошедшим в первый русский парламент либералам.

В этой карикатуре отражено его отношение к Думе как к ловушке, которая рано или поздно захлопнется, после чего крокодилья пасть царского режима проглотит доверчивых либералов.

***

Новости по теме