Киевский патриархат: автокефалия для церкви Украины - не проект Порошенко

  • 12 декабря 2018
Евстратий Зоря Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption Архиепископ Евстратий говорит, что борьба с Московским патриархатом вынужденная

15 декабря в древнем Софийском соборе в центре Киева откроется Объединительный собор, задачей которого будет создание независимой украинской православной церкви и избрание ее предстоятеля.

Участвовать в нем будут представители непризнанных церквей - Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинской автокефальной (УАПЦ) - а также те епископы Украинской церкви Московского патриархата, которые поддерживают идею украинской автокефалии, несмотря на резко негативное отношение к ней со стороны их материнской Русской церкви.

Вплоть до самого начала собора предсказать точное число его участников не представляется возможным: неизвестно, сколько епископов Московского патриархата приедут в Софийский собор вопреки запрету руководства.

Тем не менее с большой долей вероятности можно сказать, что большинство участников Объединительного собора будут представлять Киевский патриархат.

Главным фаворитом на избрание предстоятелем новой церкви называли главу УПЦ КП, 89-летнего Филарета (Денисенко) - в прошлом одного из самых высокопоставленных иерархов РПЦ и кандидата на пост московского патриарха, позже отлученного Русской церковью и восстановленного в священническом сане Вселенским патриархатом Константинополя (РПЦ не признает этого решения).

За считанные дни до открытия собора Би-би-си поговорила о будущем еще не созданной церкви, ее взаимоотношениях с Московским патриархатом и украинской властью, перипетиях подготовки Объединительного собора и возможных кандидатах в предстоятели новой церкви с главой информационного управления УПЦ КП, архиепископом Черниговским и Нежинским этой церкви Евстратием (Зорей).

Молчать - значит соглашаться с неправдой

Би-би-си: Как вы думаете, что изменится в жизни церкви, страны после 15 декабря, когда пройдет собор?

Архиепископ Евстратий: Я бы так не рассматривал вопрос. Не думаю, что кто-то сейчас может стопроцентно спрогнозировать, с чем мы войдем в 16 декабря. Бог знает. А среди людей, думаю, не знает никто.

В любом случае много изменений уже произошло. Самое главное - что Московский патриархат утратил основания считать себя эксклюзивной православной структурой в Украине. То есть считать себя таковой они могут и дальше - по сути они так и делают, - но оснований для этого, кроме собственных амбиций, у них сейчас нет.

Би-би-си: Вы лично, когда говорите про Московский патриархат, ощущаете какую-то сатисфакцию за те годы, что вас оскорбляли, называли безблагодатными, неканоничными?

А.Е.: Каждый человек по своему опыту знает, какие вещи его ранят больше всего - те, которые находят отклик в нем самом. Меня никогда не ранило, что в Московском патриархате считали нас неканоничными и безблагодатными, называли раскольниками, потому что я сам знаю, что это не так.

Я всегда четко и твердо был и остаюсь убежденным, что в украинской церковной ситуации самой канонической, если можно так выразиться, из всех православных юрисдикций является именно Киевский патриархат.

Поэтому тут не идет речи о сатисфакции. Мне больно от осознания того, сколько времени, энергии, интеллектуальных сил и материальных ресурсов потрачено и до сих пор тратится на вынужденную взаимную дискуссию вместо того, чтобы это все направлять на вещи, в которых реально больше всего нуждается церковь.

Информационная борьба, которую нам приходится вести с Московским патриархатом, - вынужденная. Мы же не отрицаем право Московского патриархата на существование, мы не анафематствуем их патриарха.

Но когда нам говорят, что нас нет и быть не может, что совершаемые нами богослужения - это поклонение сатане, что Украины и украинского народа нет, то молчать и говорить только о вечном в этой ситуации неприемлемо.

Молчать в ответ на такие вещи - означает соглашаться с ними, а соглашаться с ними мы не можем, потому что это неправда.

Поэтому мы вынужденно втягиваемся в этот круг информационного противостояния, борьбы.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption По мнению владыки Евстратия (справа), без патриарха Филарета достичь единства церкви будет невозможно

Очень хочется, чтобы вместо этого были нормальные взаимоотношения, как это должно быть между поместными церквями.

Би-би-си: Думаете, будут?

А.Е.: Не сразу. Если говорить об отношениях между Украинской и Русской церковью, то все зависит от того, насколько быстро русское сознание избавится от имперских фантомов, которые давят на гражданское и церковное сознание. Реалистично - в самом оптимистичном варианте - это по меньшей мере пара десятилетий.

И в любом случае оздоровление может быть только после Путина. Пока власть в руках Путина, российское общество отравлено этим имперским фантомом. Причем отравлены даже те, кто не считает себя зависимым от него.

Когда мы сами - как общество, как народ - осознаем, что наша идентичность состоит не в противостоянии России, а имеет собственную ценность и является самостоятельной, когда в Москве, в России, осознают российскую идентичность, не связанную с имперскими амбициями и властвованием над кем-то другим, что можно быть Русской церковью без имперского фантома - вот тогда откроется путь к нормальному сосуществованию.

Но очевидно, что это будет занимать годы и годы.

Би-би-си: А налаживание отношений с УПЦ МП вам кажется более простой задачей?

А.Е.: Несомненно. Глубинная причина самого существования структуры Московского патриархата в Украине состоит в недоверии к украинской идентичности.

Что я имею в виду? В 1991 году появилось украинское государство, и митрополит Филарет созвал собор церкви, который единогласно поддержал автокефалию.

Но Москва стала активно работать против этого, она говорила епископам: вот вы сейчас выступаете за независимую церковь, потому что есть независимое государство, но на самом деле это же буквально на пару месяцев. Вы же понимаете, что Союз возродится, он просто будет называться по-другому, Украина опять вернется под власть Москвы. Поэтому не принимайте участия в этой авантюре, это пустая затея. И Москва убедила епископов, они собрались в Харькове на собор и сделали то, что сделали: разделили украинскую церковь. Они не верили в то, что Украина будет.

Сегодня руководство Московского патриархата в Украине отказывается от объединительного процесса, потому что до сих пор считает, что всё вернется. Они верят в то, что после президентских выборов настанет время их реставрации. Или после парламентских. Или еще позже.

Они застряли в УССР образца 1990 года. Но постепенно к ним придет осознание, что Украина есть и будет, что тех отношений, которые были между Украиной и Россией еще пять-десять лет назад, не будет по меньшей мере при жизни этого и следующего поколений. Что даже если на следующих парламентских выборах ситуация качнется назад и пророссийские силы окажутся представленными во власти, то эти силы будут вынуждены действовать так, как хочет украинское общество, а не Кремль, - иначе они окажутся там, где сейчас Янукович и Азаров.

Когда осознание этого придет к руководству Московского патриархата в Украине - а это рано или поздно случится, - тогда они не увидят другого пути, кроме единства украинской церкви. Для кого-то из них это займет год, для кого-то три, пять или десять лет. Но это уже будет необратимый путь, потому что историю нельзя повернуть назад.

И именно поэтому для нас как Украинской церкви нет никакой нужды форсировать события. Мы не зависим от того, будет завтра Лавра в Украинской церкви или нет. Украинская церковь выросла в условиях, когда Лавра пребывает в руках Московского патриархата.

Когда-то я прочитал интересное сравнение, оно мне понравилось: что для Кремля присутствие Московского патриархата в Лавре - это как Черноморский флот в Севастополе, это надежда на реставрацию. Поэтому для них, в отличие от нас, критически важно удержать присутствие и, если возможно, устраивать провокации, чтобы давать повод для вмешательства, продолжения агрессии против Украины.

Поэтому ни мы как церковь, ни украинское государство, ни украинские политические и общественные силы - никто в Украине не заинтересован в том, чтобы вокруг развития украинской церкви провоцировать насилие, кровопролитие и так далее.

Единственные заинтересованные - Кремль и те, кто с ним связан.

Украинская православная церковь Киевского патриархата

Правообладатель иллюстрации Getty Images
  • Украинская православная церковь Киевского патриархата, сокращенно УПЦ КП - не признаваемая прочими церквями православная церковь, действующая с 1992 года на Украине.
  • Была самопровозглашена в результате действий бывшего предстоятеля Украинской православной церкви (Московского патриархата), митрополита Русской православной церкви Филарета (Денисенко) и архиереев Украинской автокефальной православной церкви, поддержанных руководством независимой Украины.
  • Предстоятель - Филарет (Денисенко), патриарх Киевский и всея Руси-Украины. Родился 23 января 1929 года, с 1966 по 1990 год - митрополит Киевский и Галицкий, патриарший экзарх всея Украины, затем - предстоятель Украинской православной церкви (Московского патриархата). Был одним из кандидатов в ходе избрания патриарха Московского и всея Руси в июне 1990 года. В 1992 году с частью клира и мирян покинул РПЦ, образовав Украинскую православную церковь (Киевского патриархата).
  • Главный храм - Владимирский собор в Киеве.
  • В РПЦ МП церковь называют раскольничьей, ее предстоятель в 1997 году был предан анафеме, отмененной в 2018 году Вселенским патриархом Варфоломеем в рамках процесса по предоставлению автокефалии Украинской церкви.
  • По состоянию на 2010 год, УПЦ КП имела 4281 приход, объединенный в 29 епархий. Данные о числе верующих сильно разнятся, составляя, по разным сведениям, от 7 до 15 млн человек.
  • По данным опроса, проведенного социологической службой Центра Разумкова в конце 2016 года, православными себя называют 64,7% украинцев. К УПЦ (КП) себя относят 39,5% православных, к УПЦ (МП) - 23,3%; с УАПЦ себя идентифицируют 4,8%, еще 25,4% считают себя "просто православными". В то же время иные исследования приводят значительно отличающиеся данные.

Мы не можем устраивать люстрацию

Би-би-си: И Московский, и Киевский патриархаты называют себя самой авторитетной, самой популярной церковью Украины. При этом Московский патриархат ссылается на то, что их церковь обладает наибольшим числом приходов, а Киевский - на данные социсследований. Как бы вы объяснили эту ситуацию человеку вне украинского церковного контекста?

А.Е.: Техническое объяснение этой ситуации очень простое. По украинскому законодательству, чтобы зарегистрировать религиозную общину, нужно лишь заявление, подписанное десятью лицами. Судить по количеству зарегистрированных общин - это все равно, что судить об экономическом влиянии по количеству фирм, зарегистрированных на одно лицо или по одному адресу.

Поэтому очевидно, что цифры общественной поддержки - более объективный источник понимания украинской религиозной ситуации.

Мне кажется, главное - мысль, позиция, настроение какой церкви более отвечает общим настроениям общества.

И вот, особенно в последние годы, мы видим, что Московский патриархат, претендуя на то, что они являются самой большой конфессией в Украине, информационно напоминает осажденную крепость. Они говорят, что представляют большинство, но в то же время ведут себя как осажденное меньшинство: все против нас, на нас нападают, нас не понимают, с нами не хотят…

Есть серьезный разрыв между реалиями, которыми живут внутри Московского патриархата в Украине, особенно в его руководстве, и тем, чем живет украинское общество, украинский народ.

И еще один момент: до февраля 2014 года Партия регионов была самой большой партией по количеству членов, парторганизаций и так далее. Но когда убежал один Янукович, глава этой партии, где она оказалась?

Так и здесь: подавляющее большинство верных Московского патриархата пребывают там не потому, что они очень любят Москву и Россию, даже если так думают в Москве. Они остаются там потому, что для них это каноническая, законная, правильная церковь. А украинская - неканоническая, незаконная, неправильная.

И вот когда перед ними возникнет альтернатива, когда единство с Москвой будет вести их на путь изоляции, разрыва с вселенским православием, для многих это станет аргументом в пользу того, чтобы уйти из подчинения Москве.

Мы надеемся, что 15 декабря станет водоразделом, после которого многим будет легче определиться, оставаться им под властью Москвы или жить в реалиях Украины.

Би-би-си: Вас не удивляет, что даже спустя несколько месяцев после начала процесса предоставления украинской церкви автокефалии количество иерархов УПЦ МП, выражающих поддержку этой идее, остается на том же уровне, который был заявлен в апреле?

А.Е.: Они не определились, потому что у них нет уверенности в том, какой будет результат.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption Архиепископ Евстратий верит, что Объединительный собор сможет решить три главных вопроса, а второстепенные задачи можно отложить на будущее

Би-би-си: А сейчас еще не понятно?

А.Е.: Им - нет. Для них работают аргументы, которыми их убеждают: это все политический проект Петра Порошенко, через пару месяцев будут выборы, и все пойдет насмарку, зачем это вам? Посидите еще пару месяцев, и эта буря пройдет сама собой.

Но когда новая церковь будет создана, для них это станет аргументом: если мы к этому присоединимся, то мы действительно получим что-то большее и лучшее, чем сейчас. И наоборот: если не присоединимся, то наша ситуация ухудшится, потому что если мы не пойдем во главе этого процесса, то приходы будут уходить от нас сами, и мы останемся архиереями на своих кафедрах, но из 300 приходов у нас останется 100 или 50.

Би-би-си: Какой масштаб переходов из УПЦ МП в новую церковь вы прогнозируете?

А.Е.: Опять-таки все зависит от того, как пойдет этот процесс. В перспективе ближайших лет - думаю, половина [нынешнего количества приходов УПЦ МП]. Может, больше. В целом я прогнозирую, что перейдет около двух третей приходов.

Би-би-си: Будете принимать всех?

А.Е.: Мы не можем не принимать всех. Мы не можем устраивать люстрацию. По одной простой причине: такова природа церкви. Церковь открыта для всех. Ее предназначение - чтобы грешникам помогать становиться святыми, а не святых собрать в одном месте и изолировать их от грешников.

Евангелие дает нам яркий пример апостола Павла, который до того, как стать апостолом, был Савлом, последовательным, убежденным гонителем христиан, аж до того, что одобрял их кровопролитие и убийство. Но Господь явился ему по дороге в Дамаск, куда он шел заниматься репрессиями христиан, он изменился и превратился из гонителя в одного из самых больших проповедников христианства.

Поэтому мы не имеем права тем, кто искренне хочет стать частью Украинской церкви, запретить это на основании того, что они делали или заявляли в прошлом.

Би-би-си: Но вы вспоминали об архиереях, которые могут принять решение о переходе из-за того, что количество приходов в их епархиях будет стремительно уменьшаться. То есть в этом вашем, сугубо теоретическом примере речь идет о чисто карьерных соображениях...

А.Е.: Если мы хотим достичь успеха, мы должны иметь дело с реальной ситуацией, а не с идеальной, которую бы нам хотелось иметь.


Церковный раскол между Украиной и Россией: что означает автокефалия. Документальный фильм Би-би-си


Очевидно, нам бы хотелось, чтобы абсолютно все, кто имеет влияние в церковных структурах Московского патриархата, из сугубо патриотических или духовно-побуждающих причин взялись за творение единой поместной церкви.

Но давайте размышлять так: что лучше, иметь идейно убежденного противника или прагматичного союзника? Мне кажется, что в любом деле лучше иметь прагматичного союзника.

Би-би-си: Что будет дальше с теми церквями, священниками, верующими, которые захотят остаться в единстве с Москвой?

А.Е.: Русская церковь в Украине будет существовать так же, как существуют пророссийские политические силы, потому что Украина - демократическое государство. Но если Партия регионов при Януковиче имела одно влияние на общество, то теперь то, что когда-то было Партией регионов, имеет совершенно другое влияние. Но оно есть? Есть. Занимается политической деятельностью? Занимается.

Думаю, что в перспективе так же будет и с Русской церковью. Украина как демократическая страна не может наложить какой-то запрет на деятельность Русской церкви в Украине.

Би-би-си: Вы будете признавать их таинства?

А.Е.: Нет никаких оснований их не признавать. Мы же все-таки не Московский патриархат, который превращает духовную жизнь в инструмент сиюминутной политики, как они сделали на синоде в Минске, запретив своим верным принимать таинства Константинопольского патриархата.

Это недопустимо.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption Поможет ли создание автокефальной церкви преодолеть продолжающийся более четверти века раскол в украинском православии? (На фото: предстоятель УПЦ МП митрополит Онуфрий и глава УПЦ КП патриарх Филарет)

Не мы для народа выбрали европейскую интеграцию

Би-би-си: Вы сравнили Московский патриархат с Партией регионов. Выходит, что прихожане Украинской церкви и того, что будет на месте нынешней УПЦ МП, - это люди разных политических воззрений? Если кто-то против европейской интеграции (а позиция патриарха Филарета однозначна - он за европейскую интеграцию), - это означает, что им дорога в другую церковь?

А.Е.: Церковь не может закрывать или открывать свои двери по политическому принципу. Она должна принимать людей независимо от того, к какой партии или политическим взглядам они себя относят. Поэтому не может, не должно быть церкви Партии регионов, или, допустим, Блока Петра Порошенко.

С другой стороны, мы говорим не о сферической церкви в вакууме, и люди, которые составляют церковь, одновременно являются гражданами страны, со своими политическими убеждениями.

И сами люди определяются, какая точка зрения им ближе. Мы как церковь украинского народа ориентируемся на ту позицию, которая соответствует позиции украинского народа. Не мы для народа выбрали европейскую интеграцию. Это народ в большинстве своем избрал этот путь, и он это продемонстрировал во время Революции достоинства.

Это не церковь сказала народу, за что ему выступать, это народ сказал церкви: мы выступаем за Европу. А мы сказали: мы ваш выбор принимаем.

Мы не принимаем безусловно все, что предлагает Европа, да и сама Европа сейчас признает, что она не идеальна, в ней много проблем.

Но в нынешних реалиях мы видим только две возможности: или Украина будет развиваться как свободное независимое государство в рамках европейского пространства, либо она станет частью неоимперского проекта, что означает несвободу, в том числе религиозную.

Разделения по партийному принципу не было, нет и не будет, тут принцип не партийный, а принцип отношения к украинской идентичности. Если человек отрицает украинскую идентичность, говорит, что украинского народа, государства нет, что это недоразумение, то понятно, что в Украинской церкви ему чувствовать себя комфортно будет сложно.

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption По словам владыки Евстратия, украинский народ в подавляющем большинстве хочет единой церкви и заслуживает это право

Би-би-си: А как будут себя чувствовать в новой церкви русскоязычные граждане?

А.Е.: Они и сейчас себя чувствуют нормально. У нас в Херсоне сейчас есть общины, в которых богослужения проводятся на современном литературном русском языке, чего в Русской церкви нет.

Понятно, что общественная ситуация, при которой языковой вопрос является серьезным раздражителем для многих, содействует дискуссиям, в том числе в среде самой УПЦ КП, - можно использовать русский язык или нельзя? Есть люди, выступающие категорически против, потому что это - оружие, используемое оккупантом. Есть такие, которые наоборот говорят: хоть мы и русскоязычные и по происхождению русские, но мы патриоты Украины, любим ее и за нее боремся.

Но на сегодняшний день Украинская церковь - это не церковь только для украинцев. Это церковь для всех, кто хочет к ней принадлежать по своему православному вероисповеданию, независимо от того, на каком языке он общается.

Это традиция православия - быть открытым к национальным традициям, но прежде всего - к тому народу, среди которого совершаются богослужения. Если есть люди, которые захотят богослужение на церковнославянском языке - будет на церковнославянском языке. Хотят по-румынски или по-болгарски - будет по-румынски или по-болгарски. Нет никаких проблем.

Есть вещи, которые каждая церковь должна определять сама

Би-би-си: Каким вы видите название новой церкви?

А.Е.: Наше видение традиционное - как все славянские церкви называются. Болгарская православная церковь, Сербская православная церковь. Не славянская, но соседняя Румынская православная церковь. Так что - Украинская православная церковь.

Би-би-си: Но это название уже занято: так звучит официальное название УПЦ МП...

А.Е.: Это не имеет принципиального значения, так как это название используется ими не по праву.

Вспомним письмо патриарха Варфоломея, в котором речь идет о том, что с канонической точки зрения митрополит Онуфрий после Объединительного собора не будет иметь права называться митрополитом Киевским.

Би-би-си: Название "Православная церковь в Украине", которое предлагается Константинополем, вам не нравится? Там утверждают, что славянские названия - Украинская православная церковь, Болгарская православная церковь - это этнофилетизм, религиозный национализм, и что церковь должна быть едина.

А.Е.: Извините, но мы же не критикуем греческие традиции.

В этом собственно и заключается принцип автокефалии: что есть вещи, которые церкви решают исключительно совместно - например, не может одна церковь изменить догматы или порядок богослужения. А есть вещи, которые каждая церковь определяет в соответствии со своими потребностями и традициями.

А итоговое решение примет собор в соответствии с тем, что будет наиболее обоснованно и что будет лучше.

Я не могу сказать заранее, какое решение примет собор. Но моё видение и то видение, которое разделяют в нашей церкви, - это название должно быть "Украинская православная церковь".

Революционные изменения - лучший способ похоронить объединительный процесс

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption В УПЦ КП верят, что создаваемая церковь будет подлинно украинской, по-настоящему автокефальной, а не инструментом чужих влияний

Би-би-си: Проект устава новой церкви, выдержки из которого утекли в прессу, по нашим данным, был "черновиком черновика" этого документа. Но как бы то ни было, то, что проект устава новой украинской церкви писался не в Киеве, а в Стамбуле, - это вообще нормально?

А.Е.: Дело в том, что проект устава, как это сказано в итоговом сообщении синода Константинопольского патриархата, происходит из текста томоса об автокефалии Украинской церкви. А томос - это документ Вселенского патриархата, они формируют его текст. Соответственно, они имеют право формулировать предложения на основе этого документа.

Российские СМИ писали, что Константинопольский синод принял устав для украинской церкви. Но даже если бы это случилось, для Украины это не имело бы никаких юридических последствий, потому что в министерстве культуры его бы просто не приняли.

Очевидно, что устав будет приниматься собором - для этого он собственно и созывается.

Би-би-си: Тем не менее уже сейчас понятно, что патриарха в Украинской церкви не будет, а ее предстоятель будет иметь титул митрополита Киевского. Вас это устраивает?

А.Е.: На самом деле ситуация очень простая. Патриарший статус является формальным свидетельством уровня зрелости, авторитетности церкви, в частности среди других поместных церквей.

Как мы видим, статус патриархатов имеют древние церкви, хотя сейчас они находятся в совершенно иных реалиях, чем когда они появились, - скажем, Антиохийский или Александрийский патриархат.

А среди новых автокефальных церквей статус патриархатов имеют только крупные церкви, объединяющие большинство православных верующих своей страны. Определенным исключением является Церковь Греции (ее предстоятель носит титул архиепископа - Би-би-си), но греки неформально, с идейной, духовной точки зрения в подавляющем большинстве считают своим патриархом именно Константинопольского патриарха.

Когда речь идет о других церквях, то предстоятели небольших церквей имеют статус митрополита или архиепископа.

С точки зрения права нет никакого отличия: все автокефальные церкви имеют одинаковые права и одинаковое значение. С точки зрения межправославного авторитета - очевидно, патриархаты считаются более авторитетными, но это не в силу их названия, а в силу того, что они приобрели этот авторитет.

Пока Украинская церковь будет оставаться разделенной, сложно говорить о полноценном авторитете.

Со стороны Вселенского патриарха провозгласить разделенную церковь, которая только сейчас начинает объединяться, сразу в патриаршем статусе - это было бы очень смелое и непрогнозируемое по своим последствиям в отношениях с другими поместными церквями решение.

Ведь нам нужно, чтобы это решение Вселенского патриарха было признано другими поместными церквями, а признать Украинскую церковь в статусе патриархата им будет значительно сложнее.

Но наша позиция: внутри Украины, с точки зрения того, чем мы являемся для нашей страны, мы есть и должны оставаться в статусе патриархата. Это соответствует тому, что Украинская церковь - большая церковь с более чем тысячелетней историей, и исторически уже так сложилось.

Би-би-си: Предполагается, что Объединительный собор продлится один день. Удастся ли решить за это время все вопросы?

А.Е.: Должны. Потому что с технической стороны мы должны принять три решения - единство церкви, ее предстоятель и устав. Это все должно решиться в течение одного дня.

Но это первый собор единой церкви, не последний. Решить на нем все вопросы, которые хотелось бы решить, - и невозможно, и неправильно. Начинать революционные изменения - это самый лучший способ похоронить объединительный процесс.

Взять самый простой вопрос - календарь. Все церкви, которые революционным способом вводили новоюлианский календарь, получили разделение. Те, кто вводил его эволюционно, не имеют никаких проблем.

Поэтому в условиях, когда новый календарь даже его сторонниками специально маркируется как признак "прочь от Москвы", то разве мы не понимаем, что Москва использует календарный вопрос, чтобы сказать: это не православная церковь, они католики, они католический календарь приняли?

Получим мы в итоге объединение церквей? Надо иметь хоть немного мудрости и предвидеть последствия.

Без Филарета достичь единства церкви будет невозможно

Би-би-си: Собор 15 декабря должен будет избрать предстоятеля новой церкви. До последнего времени фаворитом выборов называли главу вашей церкви, патриарха Филарета.

А.Е.: Я убежден, что без патриарха Филарета достичь единства церкви будет невозможно - в силу очень простых обстоятельств.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В УПЦ КП рассчитывают, что после Объединительного собора патриарх Филарет сумеет сохранить свой титул

Если кто-то скажет, что патриарх Филарет должен уйти, устраниться, не иметь в единой церкви никакой роли, его время прошло - это автоматически приведет к тому, что одни согласятся с этим, а другие не согласятся. И это уже будет разделение.

Мудрость участников собора должна заключаться в том, как найти способ, чтобы сохранить единство церкви: и согласных с тем, что патриарх Филарет является лидером, и тех, кому это по тем или иным соображениям не очень подходит.

Какая это будет формула - думаю, на соборе предложения будут озвучены.

Надо понимать, что лидерство в будущей церкви должно быть таким, которое сможет быть настоящим лидерством. Исходить надо из того, что предстоятеля должна признать вся полнота церкви, ведь если собор изберет человека, а церковь его не примет - будет катастрофа, будет вместо единства разделение с самого начала.

И поэтому мудрость и ответственность участников собора будет состоять в том, чтобы сделать правильный выбор. Убежден, вижу, что это будет непросто.

Но с точки зрения церкви, мы верим, что собор - это не просто собрание, как в Верховной раде, собрались и математически решают, есть большинство или нет. Мы верим, что через соборы действует особым образом благодать Святого Духа.

Если бы мы заранее знали то самое точное решение, нам не надо было бы собираться. Но раз мы собираемся, я лично как архиерей прошу Бога вдохновить всех нас - меня и моих собратьев - принять такое решение, которое будет лучшим для украинской церкви.

У меня есть видение того, какое решение должно было бы быть лучшим. Я знаю, что многие из моих собратьев-архиереев это мнение разделяют.

Би-би-си: Можно ли допустить, что в результате собора патриарх Филарет останется патриархом Филаретом, а митрополитом Киевским будет избрано другое лицо?

А.Е.: Это одна из формул. По моему мнению, это формула, которая может удовлетворить все стороны.

Это не политический проект Порошенко

Би-би-си: Оппоненты новой церкви часто называют ее политическим проектом Петра Порошенко. Вас не беспокоит довольно бесцеремонное использование темы церкви, томоса практически в каждой речи Порошенко?

Правообладатель иллюстрации UNIAN
Image caption Объединительный собор пройдет в древнем Софийском соборе в центре Киева

А.Е.: Я думаю, этот вопрос больше беспокоит политических консультантов Петра Порошенко и политических консультантов его оппонентов.

Когда Петр Алексеевич взялся за это дело, никакой гарантии успеха не было. Наверное, девять из десяти людей, которые обсуждали этот вопрос в начале процесса, были уверены, что из этого ничего не получится, что это только ухудшит положение Петра Алексеевича.

Теперь, когда все видят, что благодаря в том числе его личной дипломатической работе, этот процесс движется, и похоже, что все же успеха можно достичь, то теперь начинают говорить: "Это все он сделал для того, чтобы нарастить рейтинг".

Но извините, в демократических странах политики должны делать то, чего хочет народ, или не должны? Украинский народ в подавляющем большинстве хочет единой церкви или не хочет? Хочет. Если бы не хотел, то и президент бы этим не занимался.

Это не политический проект Петра Порошенко. Если говорить о проекте, то это политический проект украинского народа, но не в смысле политики как каких-то партийных вещей, а в изначальном ее смысле - стремлении самостоятельно управлять своими делами.

В церковном вопросе украинский народ хочет сам управлять своими делами.

Би-би-си: Насколько оправданно присутствие Петра Порошенко на соборе? Насколько это типично? Владимир Путин присутствовал на соборе, на котором избирали патриарха Кирилла?

А.Е.: Путин не присутствовал на соборе, на котором избирали Кирилла. Зачем? Они избирали Кирилла задолго до собора. Я думаю, все согласятся с тем, что без решения Путина ни Кирилл, ни кто-либо другой в Московском патриархате патриархом не стал бы. Так же, как определяющей была роль Путина в объединении РПЦЗ [Русская православная церковь заграницей] с Московской патриархией.

С церковной точки зрения это не запрещено. Он [Порошенко] православного вероисповедания, а не только президент. Если бы он был другого вероисповедания, здесь могли бы уже быть какие-то проблематичные вещи.

Я думаю, что присутствие президента - это важный элемент, который будет способствовать более ответственному проведению собора.

Би-би-си: Есть ли риск того, что в перспективе Порошенко захочет каким-то образом управлять единой церковью?

А.Е.: Я думаю, такой опасности нет. Ему как президенту хватает нагрузки, чтобы еще и церковью управлять.

Порошенко был преданным прихожанином Московского патриархата, в частности, Ионинского монастыря. Но в его бытность и депутатом, и министром, думаю, что никто не скажет, что он как-то влиял или хотел влиять на церковные дела.

Би-би-си: Оппоненты новой церкви предрекают крах этой затеи после окончания президентского срока Петра Порошенко. У вас есть уверенность, что если случится так, что действующий президент проиграет выборы, эти прогнозы сбудутся?

А.Е.: Если бы это был политический проект президента - да. Но вопрос автокефалии выходит за рамки жизни нашего поколения, это проект украинского народа, который мы лелеем уже сто лет, за который борьба идет уже сто лет.

Поэтому рано или поздно Порошенко не будет президентом, а Украинская церковь была, есть и будет, потому что есть украинское государство, есть украинский народ.

Вот если не будет украинского народа и государства этого народа - тогда возникнет проблема. А пока есть украинский народ, который осознает себя народом, и пока у него есть государство, Украинская церковь будет.

Новости по теме