"Поручено уволить": как в Азербайджане лишают работы активистов оппозиции

  • 10 января 2019
Рисунок

За участие в оппозиционных митингах в Азербайджане можно лишиться работы, причем не только в государственных учреждениях. Одна из непарламентских партий утверждает, что за прошлый год были уволены 30 ее членов. При этом увольняют иногда не только самих оппозиционеров, но и родственников.

39-летний Бахтияр Иманов 16 лет проработал научным сотрудником в Институте физики Национальной академии наук Азербайджана. В конце марта прошлого года его уволили - накануне митинга оппозиции, одним из организаторов которого был Бахтияр.

Перед каждой акцией политических активистов и тех, кто помогает организовывать митинги, вызывают в полицию и расспрашивают о месте работы, говорит он. То же самое произошло и с ним.

Через несколько дней, по словам Иманова, замглавы института вызвал его к себе и сказал, что "сверху поручили тебя уволить".

Предлогом, как говорил Иманов, было то, что он якобы прогуливает работу. "Я им сказал: я же только по субботам и воскресеньям хожу на митинги, так какое это имеет отношение к моей работе?" - вспоминает Иманов.

В политику Иманов пришел еще в 2009 году, когда вступил в партию Народный фронт Азербайджана. Через три дня после своего увольнения он стал членом президиума партии.

"Десятки случаев"

Как и аресты, увольнение с работы - один из распространенных методов наказания за участие в митингах, говорит правозащитник Расул Джафаров. Об истинных масштабах проблемы судить трудно, так как работодатели не всегда прямо говорят человеку, что его увольняют по политическим мотивам.

"У нас в связи с митингами были десятки таких случаев, - говорит глава Народного фронта Азербайджана Али Керимли. - [В 2018 году] трех членов правления партии уволили после митингов, также уволили их родственников. А всего в течение года 30 членов партии уволили из-за митингов".

В марте и апреле прошлого года оппозиция (Народный фронт, "Мусават", Национальный совет демократических сил) проводила митинги на стадионе "Мехсул" в пригороде Баку.

Это небольшой стадион почти без трибун, у единственного входа полиция обыскивает всех пришедших. Там же висят видеокамеры. Уже много лет это единственное место, где оппозиции разрешено легально проводить акции.

Оппозиция, которая обычно протестует против коррупции, упрекает власти в отмывании денег и говорит о фальсификациях на выборах, не представлена в парламенте. В правительственной прессе ее называет радикальной. В начале нулевых эти партии собирали на митингах десятки тысяч людей, сейчас же им едва удается заполнить этот стадион. В лучшем случае речь идет о нескольких тысячах.

"Митинги проходят на этом стадионе фактически в закрытом режиме, - рассказывает глава партии "Мусават" Ариф Гаджилы. - Там, на входе, представители силовых структур фиксируют камерами всех. И это одна из причин, почему многие избегают митингов".

По его словам, государство опасается массовых акций, а увольнения с работы тех, кто "засветился" на митинге, - действенный способ снизить количество участников.

С ним согласен лидер Народного фронта Али Керимли. "Страх потерять работу приводит к тому, что это подчас становится более тяжелым наказанием, чем арест, - говорит он. - А когда люди сами не работают, выгоняют с работы их родственников".

"Оставь это"

Первый раз Бахтияра Иманова вызвали в полицию после очередного митинга в 2016 году. Спустя несколько дней руководство Академии наук впервые заинтересовалось его политической деятельностью. "Мне говорили: "Оставь это", но я продолжил состоять в партии", - вспоминает он.

Как рассказывает Иманов, тогда, два года назад, сам Фатали Абдуллаев, руководитель управления делами президиума Академии наук, вызвал его на встречу.

"Он сказал, что знает, где работают мои родственники, и что меня и родственников скоро уволят, если я не перестану ходить на митинги", - вспоминает Иманов. Сразу после встречи он написал в Академию объяснительную о своей политической деятельности и участии в митингах.

Рисунок

Иманов вспоминает, что до самого увольнения надеялся, что о нем забудут. Но новые митинги оппозиции в марте 2018 года вновь обратили на него внимание властей, считает Бахтияр.

Руководство Института физики утверждает, что Иманов был уволен за прогулы и отрицает какие-либо политические мотивы. "Из его лаборатории пришло заявление, что он несколько дней не приходит на работу. Я его вызвал и сказал, что мы тебя за это уволим", - говорит замглавы института Джавад Абдинов. По его словам, за предыдущие прогулы Иманову уже выносили предупреждения.

Сам Иманов уверяет, что работу не прогуливал и предупреждений не получал. На работе, по его словам, знали, чем он занимается в свободное время, но никаких претензий к его политическим взглядам не было.

Фатали Абдуллаев, глава управделами президиума Академии наук, сказал Би-би-си, что не помнит ни разговора об увольнении, ни самого Иманова.

"Люди, близкие с властью"

Политики и правозащитники отмечают, что работу из-за участия в митингах можно потерять не только в государственных, но и в частных компаниях.

Руслан Гурбанлы, также из Народного фронта Азербайджана, говорит, что терял работу из-за политической активности трижды. С последней должности - менеджера по продажам в частной сельскохозяйственной компании - его увольняли два раза.

Рисунок

После первого раза, в 2013 году, он восстановился с приходом нового руководства. А в августе прошлого года Руслан участвовал в акции в защиту арестованных членов своей партии, и в ноябре ему не продлили контракт.

По словам Гурбанлы, на работе ему сказали: "Вы у нас больше работать не сможете, так как мы люди близкие с властью, удачи вам". В отделе кадров этой компании Би-би-си сказали, что Гурбанлы "сам пришел и сам написал заявление об уходе".

"Мне до сих пор снится мой театр"

Сеймур Намазов - актер Государственного музыкального театра - заявление об уходе написал действительно сам и теперь об этом жалеет.

В ноябре 2017 года, на следующий день после пикета оппозиционной партии "Мусават", в котором он участвовал, Сеймура вызвал к себе руководитель труппы.

"Показал мои фотографии и говорит: "От руководства пришел приказ, чтобы ты на работу больше не приходил. Пиши заявление об уходе", - рассказывает Намазов.

В тот же день Сеймура сняли со спектакля, в котором он должен был играть вечером. Он сразу связался с адвокатом, и тот сказал ему, что писать заявление об уходе было ошибкой, но ее можно исправить: согласно трудовому кодексу, если работодатель еще не нанял нового сотрудника, заявление можно отозвать.

Заявление, по словам Намазова, он написал необдуманно, в состоянии шока. Однако в восстановлении ему отказали; тогда он подал в суд, но проиграл его, как и апелляцию. Сейчас его дело находится в Верховном суде, сам он все еще без работы.

Защищавший интересы театра юрист Ильхам Ибадов утверждает, что после заявления об уходе Намазов получил обходной лист, сдал все документы, получил расчет и только потом пришел восстанавливаться. При этом после этого, по словам юриста, Намазов на работу не приходил, даже когда театр пытался с ним связаться.

Рисунок

"Я 17 лет проработал в этом театре, дни и ночи был там, участвовал в гастролях, и мне до сих пор снится мой театр, - говорит Намазов. - Были варианты с другими театрами, но в одном мне уже намекнули, что "может, ты хороший танцор, но ты из оппозиции".

"Дело принципа"

В пресс-службе президента Азербайджана комментировать эти случаи отказались, сказав, что это не входит в их компетенцию.

Член парламентского комитета по правам человека Фазиль Мустафа сказал, что о случаях увольнения за политические взгляды ему не известно, однако "тенденция к этому есть", и, по его словам, нужно ее остановить. Однако на вопрос о том, что депутаты могут сделать для этого, он ответил: "У нас нет для этого никаких сил".

В аппарате уполномоченного по правам человека Азербайджана корреспонденту Би-би-си сообщили, что жалоб на увольнения по политическим причинам к ним не поступало.

Бывший научный сотрудник Бахтияр Иманов проиграл свое дело в местных судах, в январе начнутся слушания в Верховном суде. Если он проиграет и там, Иманов намерен обратиться в Европейский суд по правам человека.

Как считает политик, для властей он представляет большую угрозу, чем его единомышленники по партии - именно потому, что занимается организацией митингов.

По той же причине, как считает Иманов, уволили не только его, но и его родственников, живущих в маленьком городе Белясувар на юге страны. Работы, по его словам, лишился его брат, бывший садовник профтехучилища, и сестра, проработавшая учительницей математики 12 лет. В школе ее увольнение объяснили "низкой квалификацией".

"Хорошо, меня увольняете, но мои брат и сестра, которые живут в далекой деревне, они тут причем, что они сделали?" - вздыхает Иманов.

С марта прошлого года, по его словам, брат и сестра без работы, занимаются огородом и живут на пенсию их 74-летнего отца. "Сейчас и у меня двое детей и нет заработка", - говорит он.

Многие, по его словам, не понимают, почему он продолжает бороться в суде за свою скромную зарплату в 230 манатов (135 долларов). "Дело не только в этих деньгах, для меня это дело принципиальное", - говорит Иманов.

***