Настоящая игра престолов в Англии, часть VII. Маргарет Бофорт: сила материнской любви

  • 19 мая 2019
Статуя Маргарет Бофорт Правообладатель иллюстрации Llywelyn2000
Image caption Маргарет Бофорт. Церковь Сент-Джайлз в Уэльсе

XV век не предполагал равноправия мужчин и женщин. Франция еще в веке предыдущем решила, что "негоже лилиям прясть" и исключила прекрасный пол из линии престолонаследия.

Англия до таких радикальных мер не скатывалась, но считала, что дамы гораздо более пригодны для того, чтобы рожать детей и создавать мужчинам благоприятные условия для жизни и политики, а не для того, чтобы править, или как-то иначе вершить судьбы государства.

При этом на всем протяжении истории женщины так или иначе демонстрировали мужчинам, что они - это сила, с которой надо считаться.

И ни одна из них не сделала для своего ребенка (и страны) больше, чем Маргарет Бофорт, чей ум, настойчивость, изворотливость и всеобъемлющая материнская любовь возвели на престол кандидата, у которого по большому счету никаких шансов на корону вообще не было.

Речь идет о первом из династии Тюдоров, Генрихе VII.

Не та сторона одеяла

Правообладатель иллюстрации Doyle, James William Edmund (1864) "Henry V"
Image caption Венчание Генриха V и Екатерины Валуа. Вторым браком эта французская принцесса и королева Англии вышла за ничем не примечательного валлийского джентельмена

Беда Англии перед конфликтом Алой и Белой роз заключалась в том, что в стране было слишком много претендентов на пост короля. Где-то в самом конце этого списка затесались Тюдоры, о которых никто всерьез не думал.

Они были результатом брака вдовы Генриха V, французской принцессы Екатерины Валуа, и валлийского джентльмена Оуэна Тюдора.

Особой знатностью Оуэн не отличался, но был, если верить современникам "нравственным джентльменом и красивым мужчиной, наделенным многим дарами от Бога, как по природе (читай, внешности), так и по благородству".

Старшим ребенком в этом браке был Эдмунд Тюдор - единоутробный брат короля Генриха VI, которому тот очень симпатизировал.

Эдмунд получил от венценосного родственника прекрасный подарок: руку богатейшей наследницы Маргарет Бофорт, которая и сама находилась в отдаленном родстве с королевской династией через третью жену Джона Гонта, Екатерину Суинфорд.

Правда, наследнице было всего 12 лет, что даже в те времена считалось несколько преждевременным для вступления в супружеские отношения, но Эдмунд ждать не стал.

В 13 лет Маргарет родила своего первого и, как оказалось, последнего ребенка. К этому моменту ее мужа уже не было в живых: он умер от чумы.

Что делать?

Правообладатель иллюстрации Ron Strutt
Image caption Развалины дворца в Уокинге, где Маргарет часто жила со своим вторым мужем Генри Стаффордом

Итак, Маргарет осталась вдовой с младенцем на руках, когда сама еще была совсем ребенком.

И если бы не ее твердый характер, то совершенно непонятно, что бы с нею произошло, учитывая, что в стране как раз началась гражданская война.

Сторонники Йорков и Ланкастеров с азартом убивали друг друга, совершенно не считаясь с количеством случайных жертв.

Маргарет следовало немедленно позаботиться о себе и обеспечить сохранение своих богатств. В XV веке это означало только одно: немедленно найти следующего мужа.

Ее выбор пришелся на младшего сына первого герцога Бекингема, лорда Генри Стаффорда.

Выбор был очень мудрым: у него было положение и влияние, но не было денег (он был младшим ребенком - вполне распространенная тогда ситуация). У нее же не было ни влияния, ни положения, а вот денег хоть отбавляй.

Давайте сразу оговоримся, что не стоит считать, что в оба брака Маргарет вступала, стиснув зубы от отвращения и проклиная свою горькую судьбу.

Эдмунда Тюдора она выбрала сама из нескольких претендентов. А брак со Стаффордом перерос в искреннюю симпатию и дружеские отношения.

Как выжить в бурю?

Правообладатель иллюстрации Xenophon via Wikimedia Commons
Image caption Джаспер Тюдор, брат первого мужа Маргарет Бофорт, опекун ее сына - будущего короля Генриха VII. Витраж XIX века в Кардиффском замке

Все последующие годы жизнь Маргарет были посвящены одной задаче: как сохранить жизнь своему сыну, который имел хотя бы какие-то права на трон во времена, когда знатные головы Йорков и Ланкастеров разлетались как кегли.

Брат покойного мужа Маргарет, Джаспер Тюдор, которого она любила как брата родного, был специальным актом парламента объявлен вне закона и лишен всех земель и титулов после того, как престол занял йоркский король Эдуард IV. В такое же положение попал и ее собственный сын, Генрих.

Еще один момент: если вы думаете, что Генрих воспитывался в доме своего отчима, то ошибаетесь. В те времена дети знатных семейств были своего рода валютой, которая передавалась из рук в руки. Права знатных династий были важнее прав кровных родителей, так что поначалу мальчик воспитывался в доме своего дяди.

Потом Джасперу пришлось бежать в Бретань. Его замок и малолетнего наследника Тюдоров захватил сторонник Йорков лорд Херберт. После его смерти мальчик остался в доме его вдовы, где рос вместе с ее собственными детьми и получал такое же образование.

Чем ближе к трону, тем опаснее

Правообладатель иллюстрации Athena Flickr
Image caption Замок Пембрук, в котором Маргарет родила своего сына, будущего короля Генриха VII

К моменту недолгой реставрации Генриха VI на престоле ряды Ланкастеров изрядно поредели. А после того, как Эдуард во второй раз занял английский трон, избавившись от "скорбного умом" короля и его наследника, сын Маргарет оказался фактически последним и единственным претендентом на престол от ланкастерского клана. Над головой мальчика сгустились настоящие тучи.

Маргарет была женщиной разумной. Как бы ей ни хотелось, чтобы страстно любимый сын находился при ней, сохранить его жизнь было все-таки гораздо важнее. 14-летний Генрих вместе с дядей Джаспером бежал во Францию.

Убедившись, что с сыном все в порядке, Маргарет не стала терять времени и постаралась с помощью мужа всячески убедить йоркского короля, что она является его преданной сторонницей и ни о каком бунте не помышляет.

Столь разумное поведение привело к тому, что король позволил ей сохранить все наследственные земли, в том числе от тех родственников, которые выступали против него.

О ее жизни со Стаффордом нам известно не так уж много. Впрочем, если верить свидетельству ее духовника, епископа Фишера, Маргарет обладала редким для знатной женщины талантом: "Она никогда не забывала даже малейшую оказанную ей услугу, но всегда была готова забыть и простить обиду".

Третий брак и Ричард третий

Правообладатель иллюстрации British Library
Image caption Третий муж Маргарет Бофорт, лорд Стэнли. Именно его вмешательство в ходе битвы при Босворте обеспечило корону его пасынку

Оставшись вдовой во второй раз, Маргарет снова подошла к выбору мужа с прозорливостью хорошего политика.

Лорд Стэнли был вдовцом с немалым количеством детей. Маргарет была сторонницей Ланкастеров, чей сын имел хоть отдаленные, но права на престол.

Стэнли поддерживал Йорков. Вступив в брак, эта семейная пара могла не сжигать политические мосты ни к одному из противоборствующих лагерей.

Возможно, тем бы это все и закончилось (хотя Маргарет почти удалось добиться королевского разрешения на возвращение из изгнания собственного сына), если бы не ранняя смерть Эдуарда IV в 1483 году.

13 июня того же года в Тауэре собрался королевский совет, чтобы обсудить коронацию сына Эдуарда IV, Эдуарда V. На нем присутствовал сам Стэнли, а также "лорд-протектор" при малолетнем короле - его дядя Ричард Глостерский, он же будущий король Ричард III.

Все шло довольно тихо и мирно, пока Ричард под каким-то предлогом не покинул собравшихся. Через полчаса он ворвался в ту же комнату, пылая гневом и утверждая, что только что раскрыл страшный заговор против себя самого.

Правообладатель иллюстрации A Chronicle of England: B.C. 55 - A.D. 1485
Image caption Ричард приказывает арестовать лорда Гастингса. На самом деле там все было гораздо менее благопристойно и гораздо более кроваво

После этого его вооруженная свита схватила одного из присутствующих, лорда Гастингса, и тут же, без суда и следствия, его обезглавила. Стэнли получил мощный удар по голове и вполне мог бы и умереть, если бы по счастливой случайности не свалился под стол, где и пролежал какое-то время без сознания.

Вообще-то Стэнли обладал удивительной способностью выходить сухим из воды, но на сей раз удача от него чуть не отвернулась. И хотя Ричард в скором времени его "простил", Стэнли, надо думать, проникся к новому королю некоторым недоверием.

Стэнли и Маргарет приняли участие в торжественной коронации Ричарда III и его жены Анны Невил. Стэнли с еще не зажившей раной на голове нес церемониальный скипетр, а Маргарет (можно только гадать, какие мысли бродили у нее в голове) - шлейф королевы Анны.

Заговоры, заговоры и еще раз заговоры

Правообладатель иллюстрации Museu de Arte Assis Chateaubriand
Image caption Первое восстание против Ричарда должно было освоюодить сыновей Эдуарда IV из Тауэра. О том, что детей тогда уже не было в живых, никто не знал

Не успел король Ричард привыкнуть к короне на голове, которую он отобрал у своего племянника, как знать начала строить козни.

Дело было в том, что после того, как Генрих Болингброк отобрал трон у законного короля Ричарда II, с незыблемостью передачи власти по наследству было покончено. Любой магнат, состоявший хоть в каком-то родстве с правящей династией, мог с чистой совестью претендовать на высший пост в государстве.

Первым заговор устроил второй герцог Бекингем, родственник второго мужа Маргарет. Основной целью этого восстания было освобождение из Тауэра пропавших принцев, так как об их смерти на тот момент еще никто не знал.

Впрочем, сам он от короны решил отказаться. Якобы все произошло после случайной встречи с Маргарет где-то на валлийских дорогах, во время которой она его попросила организовать брак своего сына, Генриха Тюдора, со старшей дочерью покойного короля Эдуарда, Элизабет.

Это был бы прекрасный вариант примирения Йорков с Ланкастерами, который бы позволил, наконец, закончиться смуте.

Насколько нам известно, Бекингем обговорил вариант восстания в пользу молодого Тюдора со своими друзьями и даже сторонниками Ланкастеров.

Перспектива и вправду вырисовывалась довольно приятная: каждая фракция могла гордиться собственным членом королевской семьи на престоле, а в царственных детях кровь Йорков с Ланкастерами перемешалась бы самым удовлетворительным образом, и в Англии, наконец, воцарился бы мир.

Первый блин кровавым комом

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Вид на Солсбери. Открытка 1905 года. На соборной площади как раз и казнили Бекингема, не считаясь с воскресеньем

Несмотря на то, что леди Маргарет обладала удивительной способностью грамотно выбирать друзей и соратников, обстоятельства тогда были против нее. Она сумела отправить сыну во французскую Бретань огромную сумму денег, чтобы он мог нанять войска для борьбы с Ричардом.

Она договорилась с обезумевшей от горя вдовой Эдуарда Елизаветой Вудвилл, что ее старшая дочь станет женой сына Маргарет.

Она держала в руках все нити предстоящего восстания и координировала обмен посланиями между мятежниками.

Никто не был виноват в том, что в дело вмешалась погода. Генрих с войсками попал в шторм в проливе. Корабли разметало, и к тому моменту, когда он физически мог высадиться на английский берег, делать это было бы страшной глупостью, поскольку большая часть кораблей до Англии попросту не дошла.

Юный Тюдор, сообразил, что вместо того, чтобы геройствовать и рисковать головой, лучше подождать более удобного случая, и вернулся в Бретань.

Восстание Бекингема было подавлено, а ему самому отрубили голову на главной площади города Солсбери, возведя эшафот прямо напротив знаменитого собора с его не менее знаменитым шпилем.

Ричард торопился покончить с врагами, и голова герцога рассталась с плечами в воскресенье, хотя по традиции в воскресенье в Англии никого не казнили.

Маргарет же оказалась в очень тяжелом положении.

Грамотно выбранный муж

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption Ричард III. Не красавец, конечно, но королем был не самым плохим (только принцев вроде бы убил, а так ничего)

Король Ричард, разумеется, узнал о роли леди Маргарет в заговоре против его августейшей особы.

На горизонте замаячила плаха с топором или как минимум насильственный постриг в монахини. Учитывая, что нравы в те времена были довольно жестокими, ее вполне могли бы по-тихому задушить, отравить или уморить голодом.

Однако, к счастью для нее, ее третий муж лорд Стэнли в заговоре прямого участия не принимал и даже ничего о нем не знал (или, что более вероятно, очень грамотно делал вид, что ничего не знал). Это и спасло Маргарет жизнь.

Против нее был даже принят особый акт парламента, который гласил, что она "недавно задумала и совершила государственную измену словом и делом, и в частности через рассылаемые ею письма, сообщения и помощь, которую она оказывала Генриху (имелся в виду ее сын. - Прим. Би-би-си.), главному повстанцу и изменнику против короля, подбивала его на то, чтобы он прибыл в наши земли и затеял войну против нашего суверена".

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons from private collection
Image caption Маргарет Бофорт показывает сына народу (картина Эдмунда Лейтона)

По этому поводу ее лишили всех земель и прочих владений и передали их ее мужу, лорду Стэнли, в пожизненное владение с тем, чтобы после его кончины они перешли в собственность короны.

Невозможно ответить на вопрос, почему Ричард, который крайне болезненно относился к любой оппозиции, не арестовал обоих супругов и ограничился лишь тем, что велел Стэнли фактически стать тюремщиком собственной жены и следить за тем, чтобы она никому никаких писем больше не посылала, никаких денег не собирала и ни с кем не общалась.

Маргарет оказалась под домашним арестом, однако ее муж был не слишком суровым надзирателем, ведь ветер мог подуть и в другую сторону.

Пока Генрих во Франции готовил следующую попытку захвата власти, Ричард не сидел сложа руки.

Опасаясь (совершенно справедливо) следующего восстания, он создал систему скоростной передачи данных: поместил на главных дорогах верных слуг с лошадьми, которые должны были быстро доставлять ему известия о каких бы то ни было происшествиях. Можно с определенной натяжкой сказать, что Ричарду III Англия обязана возникновением первой почтовой службы.

Победа!

Правообладатель иллюстрации Howitt, William; Cassell, John; Smith, John (1858)
Image caption Лорд Стэнли подносит корону Генриху Тюдору после битвы при Босворте

К лету 1485 года Генрих Тюдор был готов ко второй попытке. В ней ему, кстати, помог французский король. По совету Маргарет он высадился в Уэльсе, где народ по-прежнему считал его дядю Джаспера законным господином.

На этот раз все шло как по маслу. Народ ликовал, и многие представители знати тоже охотно вставали под тюдоровские знамена. В этом, кстати, состоит огромная заслуга самой Маргарет, которая не только собирала для сына деньги, но и отправляла доверенных лиц в самые разные уголки Англии, чтобы те, как сказали бы сейчас, "агитировали" за кандидатуру ее сына.

Не обошлось и без курьезов. Например, благородный барон Рис ап Томас после бесед с одним из "агентов" Маргарет, решил присоединиться к Генриху, но чувствовал себя не слишком комфортно, потому что ранее поклялся самому королю Ричарду, что "враг пройдет через его земли только, перешагнув через его лежащее тело".

В результате Рис улегся на землю, а Джаспер Тюдор через него перешагнул. По другой версии, барон уселся под мостом, по которому прошла армия Генриха. К счастью для него, в тексте клятвы не уточнялось, должно ли было лежащее тело быть живым, или мертвым.

Генрих мог бы радоваться, что все идет по плану, если бы не один нюанс. Он не знал, поддержит ли его третий муж его матери, богатый и влиятельный лорд Стэнли. Очень вероятно, что этого и сам Стэнли еще не знал.

В результате именно его внезапный переход на сторону пасынка и решил исход битвы при Босворте, в которой Ричард III был убит, а Стэнли собственной рукой возложил корону на голову Генриха и провозгласил его королем.

Леди мать короля

Правообладатель иллюстрации Wikimedia Commons
Image caption После смерти лорда Стэнли Маргарет дала обет целомудрия и стала одеваться, как монахиня, хотя в монастырь и не постригалась

Можно сказать, что жизненная миссия Маргарет была успешно исполнена. Ее сын сидел на английском престоле, а сама она придумала себе особый титул "Леди мать короля".

Все последующие годы жизни она занималась благотворительностью, выделяла крупные суммы на образование и строительство новых колледжей в Оксфорде и Кембридже, помогала больным и обездоленным, а также соблюдала обет целомудрия.

Генрих VII до конца дней своих слушался свою мать и позволил ей составить "инструкции" по поводу того, как должен управляться королевский двор.

Маргарет пережила своего сына и даже присутствовала на коронации внука, Генриха VIII, разумеется, не подозревая, что в его царствование Англия простится с католицизмом и переживет одну из самых бурных нравственных революций в своей истории.

Правообладатель иллюстрации Own work via Wikimedia Commons
Image caption Могила Маргарет Бофорт в Вестминстерском аббатстве

Историки до сих пор спорят по поводу того, приложила ли леди Маргарет руку к смерти принцев в Тауэре, в которой долгие столетия винили Ричарда III. Если применять классический принцип: виновен тот, кому выгодно, то Маргарет вполне могла быть замешанной. Кто знает, может быть, эта тайна никогда не будет раскрыта.

Новости по теме