"Он любит православных". Как в Сербии готовились встречать Путина

  • 17 января 2019
Церковь в Банстоле
Image caption "Церковь Путина" в Банстоле

То, как в Белграде принимают Владимира Путина, который прибыл туда с визитом, еще раз подчеркивает симпатии сербов к России. Они несоразмерны с экономическим вкладом Москвы и не всегда соотносятся с декларируемым стремлением в ЕС. Но из-за проблемы вокруг Косова - крупнейшего противоречия сербской внутренней политики и инструмента влияния России на Балканах - такая асимметрия сохранится надолго.

На перекрестке сельских дорог в местечке Банстол, неподалеку от города Нови-Сад, стоит небольшая, еще недостроенная церковь Святой Марии. Ее мозаичная башенка и купола сверкают в утренних лучах. Бранко Симонович попивает ракию в кафе напротив.

У Бранко есть все основания быть довольным. Это его затея. Три года назад Симонович задумал соорудить на этом месте небольшую деревянную часовню. По Сербии тогда шли потоки сирийских беженцев, а Бранко казалось несправедливым, что, обсуждая это, мир забыл, что 20 лет назад так же бежали сербы из Хорватии.

Он направил предложение тогдашнему президенту Сербии Томиславу Николичу: дать старт стройке и кампании народных пожертвований. Президент приехал, но дал всего 250 тысяч динаров (около 2 тысяч евро). Совсем мало, сокрушается Симонович. И тогда ему пришла в голову идея: посвятить возведение церкви еще и сербско-российской дружбе.

Проект окрестили "церковью Путина".

Media playback is unsupported on your device
Чего ждут сербы от визита Путина?

Российские власти не дали на строительство ни динара. Но Путин в Сербии - больше, чем фамилия. Путин - это бренд. Пожертвования полились рекой - тысячи долларов присылали даже из Австралии и США, рассказывает Симонович. Из деревянной церковь стала кирпичной и прибавила в габаритах. Новостройка стала такой известной, что теперь ее финансированием занимается напрямую Сербская православная церковь. Строительство обещают закончить в следующем году.

За пару дней до визита Путина Симонович не знал, откликнется ли российский президент на приглашение посетить стройку. Но и без этого он российскому президенту очень благодарен.

"Это крупный мировой лидер. Я вижу, что он честный, он любит свой народ, любит православных вообще и сербов в частности. Когда он говорит о Сербии и о том, что было с Югославией, он ведет себя честно - не то, что эти западные циники", - считает Симонович.

Бранко Симонович
Image caption Бранко Симонович считает, что ставка сербских политиков на ЕС ошибочна

Церковь в Банстоле - наглядный пример того, как с минимальными материальными вложениями Россия и ее лидер продолжают пользоваться огромной популярностью в Сербии. Несмотря на то, что страна хочет вступить в Евросоюз, отношения с которым у Путина и России испорчены.

Чего ждут от визита

Потрет Путина
Image caption Между Теслой и Тито: Путин в Сербии стал брендом и символом

Российскому президенту будут показывать другую церковь. Собор Святого Саввы в Белграде расписывают изнутри при спонсорской помощи "Газпром нефти" - и там, у собора, президент Сербии Александр Вучич будет принимать шествие в честь гостя из России. Предполагается, что в параде примут участие до 70 тысяч человек со всей Сербии.

Овчарка Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Президенту России приготовлен подарок - югославская овчарка

В соцсетях, правда, обсуждаются методы, которыми собирают людей. Они напоминают российские: по бюджетным организациям якобы кинули клич, расписали квоты на участников, недовольным пригрозили последствиями...

Повестка визита Путина скрывается за формулировкой "широкий круг вопросов".

Очевидно, что президенты двух стран будут обсуждать проект газопровода "Турецкий поток", который может повести российский газ из Турции через Болгарию, Сербию и Венгрию в Австрию. Сербия очень хотела бы присоединиться к этому соглашению, но его реализация зависит от позиции контролирующих органов ЕС, а те пока не высказали окончательного мнения. Предыдущий проект - "Южный поток" - не состоялся.

работа на железной дороге
Image caption Реконструкция нескольких участков железной дороги силами специалистов РЖД идет по соглашению, подписанному в 2014 году

Вероятно, состоится подписание договора о свободной торговле. Возможно, будет одобрено расширение контракта по модернизации отдельных участков сербских железных дорог, который неторопливо (предыдущему скоро будет пять лет, а путей положено немного) исполняет ООО "РЖД Интернешнл".

Ожидаются и новые контракты по линии военно-технического сотрудничества, сообщило в четверг РИА Новости. В 2017 году Москва поставила Белграду шесть истребителей МиГ-29 - не новых, а тех, что летали в России.

Комментаторы сходятся в том, что этот визит имеет большое имиджевое значение. И для президента России, которого не ждут в других европейских столицах, и для президента Сербии, которого считают националистом.

Вучич начинал карьеру еще в правительстве Слободана Милошевича во времена противостояния с НАТО, а теперь ведет свою страну по извилистой тропе в ЕС и по дороге сотрудничества с НАТО.

Не все благодарны за это Вучичу. А вот России сербы благодарны - и за моральную поддержку, и за позицию по Косову, чью независимость Москва не признает.

Вучичу непросто. С одной стороны, он рассказывает о дружбе с Москвой, с другой - обсуждает с европейскими делегациями, как сербские законы привести в соответствие с европейскими нормами. Которые в числе прочего предполагают присоединение к санкциям против Москвы.

Вучич обещает, что Сербия никогда не подпишется под санкциями. Но, говорят эксперты, в ЕС не собираются делать ни для кого никаких исключений.

"Комплексный размен"

Собор св. Саввы
Image caption У собора Святого Саввы Путина будет приветствовать огромная толпа сербов

Фундамент российского экономического присутствия в сербской экономике - газ. В 2008 году Сербия за 400 млн евро продала "Газпром нефти" компанию NIS, владеющую трансграничными газопроводами.

"Был комплексный размен, - считает балканист и заместитель главного редактора Carnegie.ru Максим Саморуков. - [Чтобы] и в принципе сблизиться, ну и конечно для поддержки по Косову, потому что все это было сделано за несколько недель до того, как Косово провозгласило независимость".

Саморуков отмечает, что тогда позиции России как иностранного инвестора окрепли, но продолжалось это недолго. Сейчас по инвестициям в Сербию Москва отстает от Нидерландов и Австрии и уж конечно, от ЕС как коллективного инвестора и донора.

Жежелев мост
Image caption Разрушенный в 1999 году мост в Нови-Саде открыли в сентябре 2018-го. ЕС покрыл 60% стоимости работ

Но Нидерланды и Австрию никто не прославляет, а транспаранты с переплетенными сербско-российскими флагами и благодарностями в адрес "Газпром нефти" украшают многие сербские шоссе. И много лет сербы называли Россию главным деловым партнером и донором.

Это понемногу меняется. В конце 2018 года министерство по делам евроинтеграции провело очередной опрос. И в нем ЕС все-таки обогнал Россию. Но все равно репутация Москвы как друга и партнера несопоставима с реальными вложениями Москвы в сербскую экономику.

В сентябре прошлого года был торжественно открыт Жежелев мост через Дунай в городе Нови-Сад - 60% из 54 млн евро были оплачены деньгами ЕС. Но скептики не хотят восторгаться - ведь мост был разрушен бомбардировками НАТО.

И Бранко Симонович, который решил построить церковь в Банстоле, выражает позицию многих соотечественников, когда говорит, что любовь деньгами не измерить. Бранко сравнивает европейские программы помощи и реконструкции с огнетушителем, который подарил вам тот, кто спалил ваш дом.

"Пусть Россия помогает Сербии оружием"

Лидер Русской партии Сербии
Image caption Лидер Русской партии Сербии готов бороться за Косово

Драган Цветкович - лидер Русской партии Сербии, одной из пяти сербских партий, в названии которых есть слово "русский". Партия, однажды набравшая аж пять мест (из шести тысяч) на муниципальных выборах, утверждает, что опирается на потомков тех, кто бежал из большевистской России, и к Евросоюзу относится скептически. А к России - с надеждой.

"Пусть Россия помогает Сербии оружием. Вот что нам надо. Никого мы не боимся и все сможем. Пусть только будет оружие. И пусть оставят нас в покое. У нас будет оружие, и пусть только попробуют албанцы что-то такое сделать на севере Косова (в районах, где живут сербы. - Би-би-си)", - говорит он.

"Президент Вучич тут [в Косове] бессилен, и ЕС бессилен, потому что все, что они могут сделать - это брать деньги от албанских мафиози", - добавляет Цветкович.

Такие заявления - бальзам на раны сербской самоидентичности, но похоже, решимость Цветковича избиратели не разделяют, и на очередные выборы Русская партия Сербии решила вообще не ходить.

Реклама с образом Путина
Image caption Что принесет брат? Нет, не великий, на сербском просто "большой". Хотя многие уверены, что и великий тоже

Большой дружбе между Россией и Сербией всего пара десятилетий, напоминает Брашко Якшич, комментатор одной из крупнейших сербских газет "Политика". Ни 100 лет назад, ни во времена Тито сербы и русские большими друзьями не были.

"Но русские ведут отличную игру. Все началось из-за Косова. Косово - альфа и омега всего происходящего. Россия готова использовать свое вето в ООН, и Сербия готова платить за это какую угодно цену", - рассуждает журналист.

Но и косовский вопрос завязан в сложный узел. С одной стороны, сербы не хотят соглашаться с каким-либо окончательным определением албанской провинции в самостоятельное государство, требуют от Вучича отстаивать права на Косово и надеются на поддержку России. С другой стороны, нужно разрешить территориальный спор до того, как вступление в ЕС станет реальностью.

Якшич отмечает, что активность на балканском направлении стали проявлять США, подталкивающие Белград и Приштину к поиску выхода из тупика. Американская дипломатия, напоминает он, в прошлом году смогла сдвинуть с места другой годами не разрешавшийся конфликт - греко-македонский спор о том, как называть бывшую югославскую республику.

Чем Косово полезно для России

Флаги Сербии и ЕС
Image caption Символику ЕС в Сербии видно нечасто. Графические свидетельства дружбы с Россией встречаются всюду

Есть такая идея: поменять населенные сербами северные районы Косова на населенную преимущественно албанцами территорию долины Прешево на юге Сербии.

Кто автор этой идеи, непонятно, президент Вучич умудрился сделать так, что циркулирует она как-то отдельно от его имени, рейтинга не портит. Пока что избиратели понятия не имеют, что конкретно такой размен предполагает, и что именно будет гарантировать. Многих в ЕС такой вариант не устраивает. Канцлер Германии Ангела Меркель, например, говорила о недопустимости перекраивания границ в Европе. Но есть в ЕС и те, кто "за", полагая, что 20-летний конфликт надо выводить из тупика, пусть и нестандартными методами.

Позиция МИД России по Косову звучит примерно так: согласимся со всем, что устроит Белград и Приштину. Маловероятно, что визит Путина в Белград принесет какую-то определенность в этом вопросе, но обсуждения этого варианта, конечно, идут.

"В российских интересах делать так, чтобы этот вопрос решен не был", - считает Якшич из газеты "Политика".

"У России нет в Косове никаких интересов - ни с безопасностью, ни экономических. Но она знает, что если косовский спор будет разрешен, она перестанет быть нужной Сербии", - согласен с ним Саморуков из Carnegie.ru.

"Косово всегда воспринималось российским руководством как прецедент для постсоветских конфликтов. Как только случилась независимость Косова в начале 2008 года, мы [Россия] тут же получили Абхазию и Южную Осетию, - рассуждает Саморуков. - И если возникнет прецедент, что в бывшей постсоциалистической федерации республики разошлись по обоюдному соглашению, пересмотрев границы, то получается очень удобный прецедент для Крыма".

"Есть представление в российской дипломатии о том, что параллели с Косовом можно использовать для легитимизации того, что произошло в Крыму, - соглашается научный сотрудник Института европейских исследований в Белграде Милан Игрутинович. - Россия может сказать, что ничего уникального в Косове не происходит, почему такой подход должен ограничиваться только им? Есть ощущение, что это резервные позиции российской дипломатии на случай, если Сербия договорится с Косовом".

"Надо быть в Европе, но и российский газ нужен"

На заводе "Перун"
Image caption Владельцу водочного завода нужен российский газ и доступ на европейские рынки

Перегонный котел на водочном заводе "Перун" в городке Инджия днем и ночью превращает брагу в ракию - айвовую, яблочную, абрикосовую. 50 тысяч литров в год по сербским меркам - мелочи, но Александр Радойчич, хозяин этого предприятия, говорит, что объемы продаж растут год от года.

Такой ракии у Райдойчича не было бы без российского топлива. 25 тысяч кубометров газа нужны перегонному котлу каждый год. Топливо идет стабильно и стоит относительно недорого - аналитики отмечают, что компании, покупающие газ у NIS для отправки конечным потребителям, вынуждены продавать его дешевле закупочной цены, и сербские власти потом покрывают убытки.

Райдойчич этому рад. Абрикосы - сербские, газ - российский, выручка с продажи 600 бутылок абрикосовой, ожидающей отправки в аэропорт, будет в долларах. Эти коробки с абрикосовой ждут сербы, живущие в США.

В конце 1990-х Радойчич доучивался на физическом факультете, твердо зная, что в Сербии будущего нет. Он уехал в Швецию, получил там европейский паспорт, работал в промышленном компьютерном дизайне, получил еще одно образование в США, но потом вернулся.

"Нам надо быть в Европе, но и российский газ нам тоже нужен. Не надо думать, что тут все черно-белое", - говорит он.

Когда разговор заходит о европейских инвестициях, Радойчич уверяет, что большинство компаний из ЕС приходят в Сербию за дешевой рабочей силой и безналоговым режимом.

"Инвестиции в дешевый труд - это не инвестиции, - считает он. - У меня есть знакомые, работающие на "Газпром". Он нанимает наших сербских инженеров на высокооплачиваемую, ответственную работу, не везет своих специалистов из-за границы. Инвестиции в инженеров - вот это действительно инвестиции".

Но для того, чтобы конкурировать с зарубежными производителями, "Перуну" нужно быть в ЕС. Покупатели - там. "Я пытался экспортировать ракию в Россию, ни одной бутылки не продал. В смысле бизнеса Россия - полная катастрофа, - говорит он. - Но я люблю русских. И они всегда нас защищали. Если бы расклад сил в мировой политике был такой, как сейчас, Милошевич по-прежнему был бы у власти".

И это было бы хорошо? "Нет", - смеется Райдойчич.

"Российские водолазы на первых полосах газет"

Директор школы в Обреноваце
Image caption В классах школы вода была на полтора метра, показывает директор. Все, что было разрушено, восстановили с европейской помощью

В середине мая 2014 года городок Обреновац рядом с Белградом затопило. Ивица Протич, директор городской средней школы, рукой показывает, где стояла вода в классах - выше ребенка. Затем Ивица показывает за окно на спортивную площадку - вода стояла у баскетбольного кольца.

Поначалу школу даже думали сносить, но уже через два месяца в Обреновац приехал посол ЕС в Сербии и пообещал финансовую помощь в восстановлении. В итоге школу отстроили заново за 1 млн евро.

Всего ЕС выделил на ликвидацию последствий наводнения почти 170 млн евро. А за 15 лет помощь Евросоюза оценивается в 3,6 млрд евро. Но многим сербам вспоминаются не европейская финансовая помощь, а спасатели российского МЧС, оперативно прилетевшие в Обреновац.

"Освещение этого было очень эффективным. Российские водолазы были на первых полосах газет уже через день, - говорит Игрутинович из Института европейских исследований. - А пакет европейской помощи последовал через несколько месяцев, и о европейской реконструкции написали [в газетах] через полгода и где-нибудь странице на шестой".

Президент Вучич Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Президент Вучич убеждает Москву в нерушимости связей, а ЕС - в том, что Белград будет следовать европейским правилам

Протич очень благодарен европейцам, но при этом обижен на то, что Сербия все еще не часть единой Европы. "Сербы слушают все это уже два десятилетия. И мы немножечко расстроены. Почему Хорватию, Румынию, Болгарию приняли в ЕС, а нас - нет? Да, мы славяне, но мы же не вне Европы. А ЕС относится к нам как к чужим", - сокрушается директор школы.

После наводнений 2014 года в городе Ниш на юге страны был открыт российско-сербский гуманитарный центр под покровительством МЧС России. Москва предлагает предоставить его российским сотрудникам дипломатический иммунитет, а провозимым центром грузам - освобождение от таможенного досмотра.

Сербские власти от этого решения уклоняются. А в Брюсселе и Вашингтоне, видимо, опасаются, что Россия может превратить гуманитарный центр в разведывательный. И наблюдать, например, за тем, что происходит на расположенной неподалеку в Косове натовской базе Bondsteel.

Руководство центра настаивает на том, что это гражданский центр, уместившийся в ангаре аэропорта города Ниш - "трое русских, пять сербов и собака". Но зачем тогда, возникает вопрос, им дипломатическая неприкосновенность и освобождение от таможенных проверок грузов?

Такие восточные западные Балканы

Путин на футболке
Image caption Символика путинского противостояния с Западом - предмет сувенирных футболок на белградских бульварах

"Конечно, никто не говорит о том, что торговать с Россией нельзя, и немцы тоже торгуют с Россией президента Путина. Но мне кажется, тут никого особенно не заботит тот факт, что, продавая нам газ и выдавая кредиты под строительство железных дорог, Россия одновременно экспортирует свою политическую модель", - говорит Якшич из газеты "Политика".

Журналист полагает, что западные политики ошибаются, добиваясь от сербского президента лишь одного - отсутствия новых вооруженных столкновений в Косове. А на остальное не обращают внимания. Так же, говорит он, в свое время ошиблись с Милошевичем после Дейтонских соглашений в 1995 году. Чувствуя свободу действий, Вучич укрепляет власть, подчиняя правительству одно за другим влиятельные СМИ и подавляя оппозицию.

В последнее время в Белграде неспокойно, демонстранты требуют свободы печати, расследования убийства одного из оппозиционных политиков. За день до визита Путина в центре Белграда митинговали несколько тысяч человек.

Демонстрация в Белграде Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Уже месяц противники президента возмущаются по поводу давления на СМИ и оппозицию

Люди, пришедшие приветствовать Путина и сербско-российскую дружбу, в этом контексте будут выглядеть как поддержка правительства.

Сложный балканский танец на европейско-русский мотив будет продолжаться еще долго, считает Милан Игрутинович. По самому оптимистичному сценарию Сербия вступит в ЕС в 2025 году, а это еще два президентских срока.

И все же, уверен Игрутинович, если страна станет перед выбором, с Россией или с Европой, сербы выберут Европу. "Россия добивается в Сербии очень многого с очень небольшими усилиями. Но если разговор пойдет серьезный, люди не дураки - знают, с какой стороны хлеб намазан. Европейские позиции возобладают", - говорит эксперт.

Но так думают не все сербы.

"Святой Савва говорил, что Сербия - это запад для востока и восток для запада, - говорит Бранко Симонович, допивая ракию в кафе на перекрестке. - На персональном уровне люди понимают, что мы так близки - языком, культурой, традициями и искусством. Но правители наши веками балансировали между двумя сторонами света и, бывало, слишком увлекались Западом".

Январское солнце бежит вокруг сверкающего купола "путинской церкви" и отражается от нового асфальта. Асфальт уложили с помощью европейцев, но флажок ЕС на информационном щите у дороги маленький. А церковь видно издалека.

***

Новости по теме