Россия и Турция в Сирии: задачи разные, но действуют сообща

  • 23 января 2019
Эрдоган и Путин Правообладатель иллюстрации TURKISH PRESIDENCY / KAYHAN OZER / HANDOUT
Image caption Только в 2018 году Эрдоган и Путин встречались 7 раз. И еще 19 раз говорили по телефону

Президент России Владимир Путин и его турецкий коллега Тайип Реджеп Эрдоган встретились в Москве.

Главная тема переговоров - ситуация в Сирии. Обе страны решают в Сирии разные задачи, но действовать нередко приходится сообща.

На пресс-конференции по итогам переговоров оба лидера подтвердили свою готовность вместе бороться с экстремистскими группировками в Сирии.

"Здесь критическое значение имеет недопустимость создания вакуума власти после выхода сил США из Сирии", - заявил Эрдоган.

Недавнее наступление радикальных исламистов в Идлибе и заявление президента США Дональда Трампа о скором выводе американских войск из страны придали встрече Путина и Эрдогана дополнительную актуальность.

Заинтересованные стороны

Только в 2018 году Эрдоган и Путин встречались семь раз. Однако отношения России и Турции в Сирии можно описать как вынужденное сотрудничество.

Москва поддерживает режим Башара Асада. Анкара добивается его смещения.

Одновременно Турция стремится разгромить курдские формирования в регионе в рамках своей многолетней борьбы против независимого Курдистана.

Анкара также поддерживает так называемые умеренные джихадистские группировки, объединенные под зонтиком Свободной сирийской армии. Дамаск пользуется поддержкой Москвы.

Курды, чье ополчение пешмерга в значительной степени обеспечило победу над боевиками "Исламского государства" (ИГ, организация запрещена в России), полагаются на покровительство Соединенных Штатов, хотя в связи с недавним решением Дональда Трампа о выводе американских военных из Сирии это покровительство находится под вопросом.

Вдобавок на территории Сирии по-прежнему активны радикальные исламисты из запрещенных везде, где можно, ИГ, "Аль-Каиды" и им подобных группировок.

В сирийском конфликте активную роль играет и Иран, у которого свои интересы.

Сил и возможностей в одиночку решить судьбу Сирии сегодня нет ни у одного из игроков. Поэтому приходится договариваться.

О чем речь

Несмотря на серьезное охлаждение отношений между Анкарой и Москвой после сбитого в 2015 году российского Су-24, после неудавшегося путча против Эрдогана в 2016 году Путин увидел возможность вовлечь Турцию в свою орбиту, пишет аналитик Financial Times Дэвид Гарднер.

Последовали две операции по созданию подконтрольных Турции буферных зон, ограничивающих перемещение курдских ополченцев: от Джерабулуса до Азаза на северо-западе Сирии в 2016 году и в Африне в 2018.

Создание очередной буферной зоны в районе к востоку от реки Евфрат, где сейчас размещаются американские военные, требуется Анкаре для того, чтобы не допустить усиления контролирующей регион курдской партии "Демократический союз" - вернее, действующего под ее крылом военизированного ополчения.

Согласие Москвы для этого гораздо важнее, чем многочисленные твиты президента США - хотя Эрдоган и утверждает, что Трамп поддерживает идею создания 30-километровой буферной зоны на турецко-сирийской границе.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Бойцы курдского ополчения отличились в борьбе с боевиками ИГ на территории Сирии

Взамен Москва, видимо, потребует более деятельного участия подконтрольных Турции формирований в операциях против радикальных исламистов в Идлибе - тем более, что связанные с Аль-Каидой джихадисты только что выбили оттуда бойцов Свободной сирийской армии.

В качестве инструмента торга могут быть использованы и системы ПВО С-400, которые Россия должна поставить Турции до конца этого года.

Договор о поставках подписан еще в прошлом году, и Анкара даже заплатила депозит, отмечает журналист Турецкой службы Би-би-си Ирем Кокер.

Однако последовали встречные предложения от США в виде систем "Пэтриот", и ситуация пока остается подвешенной.

Ситуация осложняется еще и тем, что непосредственно в Сирии все задействованные в конфликте группы не испытывают друг к другу теплых чувств.

Между бойцами Свободной армии и курдами нет взаимопонимания, они воюют с войсками Асада, а радикальные группировки враждуют со всеми подряд и пытаются строить халифат.

Быстрого решения нет

В этих условиях сложно рассчитывать на долговременные альянсы - впрочем, на Ближнем Востоке это всегда было непростой задачей.

Помимо урегулирования сирийского конфликта, вернее, за счет его разрешения в выгодной для себя форме главные игроки - Россия, Турция и Иран - рассчитывают укрепить свой региональный вес.

Москва совершенно не готова уступать позиции, заработанные ею с началом вмешательства в сирийскую войну, не желает этого и Тегеран.

А высказывания турецкого президента в последнее время, в которых он все чаще поминает прошлое османское величие, заставляют более внимательно взглянуть на проводимую Анкарой политику в подконтрольных ей буферных зонах.

Там появляются турецкие школы, больницы и даже университеты, местные администрации управляются турецкими чиновниками.

В целом, по мнению аналитиков, ситуация напоминает происходившее в северной части Кипра после турецкого вторжения 1974 года, которая по сути стала турецкой.

Однако в Сирии у Эрдогана мало шансов закрепиться: Россия настаивает на том, что вся сирийская территория должна контролироваться из Дамаска.

Более того, уход американцев (если он все же состоится) может подтолкнуть курдов к заключению соглашения с режимом Асада - что вполне может устроить Россию и Иран.

Проще говоря, скорого решения сирийского конфликта ожидать не приходится, о чем бы ни договорились Путин и Эрдоган на встрече в Москве.

Новости по теме