Приближают ли переговоры США и талибов мир в Афганистане?

  • 28 января 2019
Taliban fighters seen during a ceasefire in Nangarhar province, Afghanistan, 16 June 2018 Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Талибы не желают вести переговоры с официальным Кабулом, предпочитая иметь дело напрямую с США

На переговорах между представителями американский администрации и афганского движения "Талибан", как утверждается, достигнут "значительный прогресс".

В теории это можно интерпретировать как желание обеих сторон в конце концов добиться мирного соглашения и завершить продолжающееся 17 лет противостояние талибов и властей в Кабуле.

Проблема в том, что собственно с Кабулом талибы принципиально не ведут переговоров. Прошлогоднее послание президента Афганистана Ашрафа Гани, предложившего признать "Талибан" политическим движением и начать переговоры без предварительных условий, демонстративно осталось без ответа.

Встречи "политбюро Исламского эмирата Афганистан" (так именуют себя представители талибов в Катаре) с американскими дипломатами продолжаются. Но пока не очень понятно, к чему они приведут.

Сдержанный оптимизм

Один из ведущих специалистов по Афганистану Ахмед Рашид в интервью Би-би-си назвал последние переговоры "очень важными". "Мы никогда не были столь близки… к завершению гражданской войны в Афганистане", - сказал он.

Переговоры продолжались шесть дней - дольше, чем любые другие подобные встречи в последние месяцы.

В процессе переговоров талибы объявили, что главой "политбюро" в Катаре станет недавно освобожденный из пакистанской тюрьмы мулла Абдул Гани Барадер.

По словам Ахмеда Рашида, мулла Барадер представляет умеренное крыло "Талибана", и его авторитет достаточно высок, чтобы убедить рядовых талибов поддержать любое достигнутое соглашение.

О чем говорили?

Похоже, "прогресс", о котором говорили стороны, относится к двум ключевым направлениям: срокам вывода сил международной коалиции из Афганистана и гарантиям того, что в стране не будут действовать международные исламистские группировки, вроде запрещенной во многих странах мира "Аль-Каиды".

Один из представителей "Талибана", принимавший участие в переговорах, рассказал Би-би-си, что обе стороны договорились сформировать два комитета для разработки детальных планов по этим вопросам.

Один из высокопоставленных талибов, пожелавший остаться неназванным, сообщил, что комитеты изучат маршруты и временные рамки для вывода иностранных войск. По его словам, речь идет о шести месяцах, хотя "Талибан" готов проявить гибкость.

Также должны быть представлены конкретные планы по прекращению связей с "Аль-Каидой", работа над которыми начнется в течение нескольких недель.

Следующая встреча талибов и американских дипломатов должна состояться в начале февраля.

Еще один источник в движении сообщил Би-би-си, что, когда соглашение будет готово, талибы будут искать страны или международные организации, готовые выступить в качестве его гарантов.

О принципиальном согласии талибов освободить подконтрольные им территории от международных джихадистов сообщил в интервью New York Times и глава американской делегации в Катаре Залмай Хализад.

Условия перемирия

При этом обе стороны подчеркивают, что необходимы дальнейшие переговоры.

Пока не очень понятно, как в этих условиях договориться о прекращении огня. Талибы, похоже, не готовы объявлять о перемирии до тех пор, пока конкретная дата вывода иностранных войск не будет согласована.

Правообладатель иллюстрации EPA
Image caption Несмотря на усилия полиции и военных, боевикам-смертникам удается проводить успешные атаки даже в столице Афганистана

Еще один высокопоставленный талиб предположил, что руководство движения понимает: если рядовые талибы сложат оружие, убедить многих из них снова взяться за него будет непросто. Поэтому сначала необходимо заключить твердое соглашение о выводе войск.

По словам неназванного представителя американской делегации в Катаре, которого цитирует NYT, американцы настаивают на том, что "Талибан" должен начать прямые контакты с властями в Кабуле, и что прекращение огня должно быть зафиксировано в любом соглашении, которого удастся достигнуть.

Талибы попросили время для того, чтобы донести американскую позицию до своего руководства.

При чем здесь Кабул?

Тем временем, выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе, афганский президент Ашраф Гани напомнил, что с момента его вступления в должность в 2014 году в столкновениях с талибами погибли 45 тысяч служащих афганских сил безопасности.

Отвечая на вопрос о ходе переговоров в Катаре, Гани коротко сообщил, что их цель - усадить талибов за стол переговоров с правительством в Кабуле, и только после этого вопросы о присутствии в стране американских и других военных могут быть решены.

Многие аналитики увидели в этом опасения Кабула, что соглашение с талибами будет достигнуто без участия афганских властей, которых просто поставят перед фактом - и перед необходимостью его выполнять.

Помимо всего прочего, это грозит Кабулу "потерей лица". При том, насколько невелик авторитет центральной власти в районах, которые она не контролирует, выполнение договоренностей с талибами может столкнуться с дополнительными сложностями.

Между тем включение афганских властей в переговоры практически гарантирует их удлинение по времени - что, по всей видимости, идет вразрез с планами президента США Дональда Трампа как можно скорее вывести из страны американские войска.

За одним столом

Надо понимать, что переговорный процесс между талибами и американцами - дело сложное даже без участия в нем официального Кабула.

Предыдущие переговоры в 2015 году прекратились после того, как стало известно о смерти лидера "Талибана" муллы Омара, давшего согласие на переговорный процесс.

В 2013 году попытка переговоров сорвалась, когда талибы подняли флаг движения над своим офисом в Катаре - это разозлило бывшего тогда президентом Афганистана Хамида Карзая, который посчитал, что это подрывает его авторитет.

Не то чтобы усадить за стол переговоров чиновников из Кабула и талибов было в принципе невозможно: в ноябре прошлого года такая встреча состоялась в Москве.

Однако встреча эта не увенчалась прорывами (строго говоря, их никто и не ждал), да и составы делегаций оставляли свободу для интерпретации.

Представители афганского правительства на конференцию не поехали, отправив вместо себя членов Высшего совета мира - консультативного органа, созданного для установления контактов с боевиками, но не имеющего политической власти.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Президент Афганистана Ашраф Гани не раз обращался к талибам с предложениями о перемирии. Пока безрезультатно

"Талибан" представляли руководители офиса в Дохе, но надо понимать, что "политбюро Исламского эмирата Афганистан", хотя и обладает известной самостоятельностью, не отражает позицию всего движения, обладающего довольно сложной сетевой структурой.

Отдельные группы талибов в принципе настроены на переговоры, в то время как другие, наоборот, готовы сражаться до победного конца.

Интересы Москвы

Москва находится в чрезвычайно выгодном положении, поскольку поддерживает контакты со всеми сторонами конфликта в Афганистане.

Кремлю также выгодно установление твердой власти в Кабуле, распространяющейся на всю страну: во-первых, у России весьма протяженная граница с центрально-азиатскими странами, чьи границы для исламистов вполне прозрачны, во-вторых, в России оседает значительная часть афганского опиума.

С другой стороны, противодействие США, как кажется, иногда составляет основу российской внешней политики. Москва уже достаточно давно не скрывает, что поддерживает связи с талибами.

По мнению ряда западных аналитиков, эти связи не ограничиваются дружескими советами, а США напрямую обвиняют Россию в том, что она поставляет талибам оружие (при этом в России движение "Талибан" признано террористической организацией и запрещено).

Влияние на Кабул в Кремле гораздо меньше, Соединенным Штатам здесь Россия не конкурент.

Аналитики также отмечают, что в краткосрочной перспективе Москве не выгоден быстрый вывод американских войск из Афганистана: это поставит под угрозу довольно хрупкую стабильность в Центральной Азии.

Хотя напрямую вмешаться в переговорный процесс в Катаре Москва не может, теоретически она способна существенно усложнить его, пользуясь своими связями с талибами.

А дальше нетерпеливый американский президент, разочаровавшийся в темпах и перспективах мирного процесса, может одним росчерком пера прекратить его.

Новости по теме