В суде по делу "Седьмой студии" Серебренникова выступили ключевые свидетели обвинения

  • 5 февраля 2019
Все

Суд над Кириллом Серебренниковым и его бывшими коллегами по проекту "Платформа" длится уже несколько месяцев. В последние недели сторона обвинения представила ключевых свидетелей, которые дали показания о том, как, на их взгляд, работала схема обналичивания денег на "Седьмой студии" (управляющая организация проекта "Платформа"). Вот что они рассказали.

полоска для статей без правой колонки

Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский и Юрий Итин были руководителями "Седьмой студии". Софья Апфельбаум - чиновницей министерства культуры, которая занималась поддержкой современного творчества и одобрила выделение субсидий театральному проекту "Платформа". В 2017 году было заведено уголовное дело о мошенничестве. По версии следствия, руководство студии похитило более 200 миллионов рублей (более 3 млн долларов), выделенных из бюджета "Платформе" за годы работы проекта. Подсудимые - за исключением бывшего главбуха Нины Масляевой - не признают своей вины.

полоска для статей без правой колонки
Масляева

Нина Масляева, экс-главбух "Седьмой студии", главный свидетель обвинения

Масляева заявила, что в 2011 году будущие руководители "Седьмой студии" уже знали, что проект состоится "благодаря хорошей знакомой из минкульта" - Софье Апфельбаум.

"Было сказано, что на проекте и на госконтракте все присутствующие здесь могут заработать, и Апфельбаум, думаю, тоже", - заявила бухгалтер. По ее словам, Апфельбаум состояла в дружеских отношениях с Итиным. "Ее возили в Петербург, селили в дорогие гостиницы, поили и кормили", - рассказала в суде Масляева.

По ее словам, она сама не принимала никаких решений, а только выполняла поручения Итина и Малобродского. "Я смотрела всем в рот, потому что хотела и заработать. Я не такая крутая женщина - я нужна была только для того, чтобы изготавливать документы, держать связь с минкультуры, все глобальные решения принимались руководителями. В конечном итоге это превратилось в обналичивание средств и в отчеты в минкульт", - так Масляева описала в суде свою деятельность.

По ее словам, в студии действовали "белая" и "черная" кассы. "Черная" касса представляла собой сейф, где хранились наличные деньги. В минкульт и другие органы якобы подавались липовые отчеты, где, например, указывалась заниженная зарплата руководителей. Также в "Седьмую студию" были устроены на работу липовые сотрудники, утверждает свидетель. По словам Масловой, это было необходимо, чтобы соблюсти требование минкульта о том, что зарплатный фонд должен составлять 3 млн рублей.

Еще до начала работы студии Итин якобы сказал Масляевой, что будут нужны наличные средства в большом объеме. Бухгалтер "по согласованию с Итиным и Малобродским" подключила к работе по обналичиванию своих знакомых Дмитрия Педченко и Валерия Синельникова. Они тоже свидетели обвинения.

Наличные деньги, со слов главбуха, снимались либо по карте "Альфа-банка", либо через знакомых Масляевой. Бухгалтер рассказала, что по карте было снято около 120 млн рублей, а через обнальщиков - около 90 млн. "Руководители организации знали о передвижении всех денежных средств", - заявила свидетель.

Адвокаты подсудимых задавали много вопросов о том, как функционировала финансовая деятельность "Седьмой студии", но Масляева редко давала развернутые ответы на их вопросы. Она отвечала, что либо не помнит каких-то деталей или событий, либо не знает подробностей, потому что деньгами и документами занимались ее помощницы Войкина и Филимонова (тоже свидетельницы обвинения).

полоска для статей без правой колонки

Нина Масляева работала главым бухгалтером "Седьмой студии". Она - единственная из обвиняемых, кто признал вину и заключил сделку со следствием. Сторона обвинения использует ее в качестве ключевого свидетеля. Защита остальных подсудимых неоднократно заявляла, что показания Масляевой ложные и что она оговорила и себя, и других обвиняемых.

полоска для статей без правой колонки
Педченко

Валерий Педченко, юрист, неофициально работал в "Седьмой студии"

Педченко - знакомый Нины Масляевой. По его словам, получал 30-50 тысяч рублей за обналичивание денег для "Седьмой студии".

Деньги якобы обналичивались следующим образом: Педченко называли необходимую сумму, а он отдавал поручение своему знакомому Дмитрию Дорошенко (один из свидетелей). Дальше деньги поступали на счета фирм, согласованных с Дорошенко, который забирал обналичку и передавал ее Педченко. Процент по обналичке составлял 8-10%.

На допросе Педченко заявил, что "не имеет ни малейшего понятия", откуда Масляева брала деньги, чтобы платить ему за услуги.

Он также заявил, что слышал, как Воронова* говорила по телефону с Серебренниковым и тот просил у нее наличные деньги на квартиру в Берлине.

* Екатерина Воронова - продюсер "Седьмой студии", обвиняется в мошенничестве вместе с другими фигурантами дела.Уехала из России и объявлена в розыск.

"В какой форме это говорилось, я уже не помню. Она говорила, что взяла для Кирилла Семеновича [деньги], говорила, что поехала в "Гоголь-центр". Не помню когда, но что деньги брались на приобретение недвижимости, это точно было", - поправился затем Педченко.

"Никогда Воронова не уведомляла меня о получении Педченко наличных средств. От Вороновой я получал только деньги по зарплате, за что расписывался в ведомости", - ответил Серебренников.

Педченко - старый знакомый Масляевой, он часто возил ее на машине. Многое из того, что он рассказал в суде, он знает "со слов Масляевой". В 2012 году Педченко и Масляева вместе учредили медицинский центр "Намасте". Генеральным директором фирмы была жена знакомого Педченко, которая якобы была фиктивно устроена в "Седьмой студии".

Дорошенко

Дмитрий Дорошенко, пенсионер, судим за обналичивание

Знакомый Педченко, ни с кем из подсудимых не общался. У Дорошенко был друг Андрей, который работал в банке. Дорошенко якобы согласовывал с Андреем, на какие подставные фирмы переводить деньги для обналичивания. Счета фирм открывал сам Андрей. Дорошенко затем забирал наличные и передавал их Педченко "в пакетиках".

Андрей брал 4-8% от суммы за свои услуги, но иногда комиссия доходила и до 15%. Дорошенко оставлял себе 1% от обналиченной суммы.

"Мне сказали, что нужно обналичивать средства. Ко мне обратились за помощью, потому что у меня был такой опыт", - заявил в суде Дорошенко.

Свидетель, по его показаниям, занимался обналичиванием для "Седьмой студии" до 2015 года. Зачем театру были нужные наличные и на что они тратились, он не знает.

Синельников

Валерий Синельников, индивидуальный предприниматель, заключил договор с "Седьмой студией" на оказание услуг

Называет себя профессиональным театральным менеджером. Заявил, что хотел участвовать в творческой работе на "Седьмой студии", но из его первого разговора с Юрием Итиным "стало понятно", что от него нужны были только услуги по обналичиванию. Хотя напрямую Итин ему об этом никогда не говорил.

Педченко на своем допросе заявил, что у Синельникова были близкие отношения с Масляевой, которая и познакомила его с Итиным.

"В ходе разговора я понял, что участия практического от меня не требуется, это были фиктивные договора на определенный процент обналичивания денег", - заявил свидетель.

Синельников живет и работает в Петербурге. Ему на счета поступали деньги "Седьмой студии", которые он обналичивал и привозил в Москву. Студия оплачивала ему билеты на поезд. Синельников говорит, что совершил около десяти таких поездок и обналичил 25 млн рублей, оставляя себе 9% комиссии.

Также свидетель рассказал, что Нина Масляева во время его работы на "Седьмую студию" "по дружбе" якобы дала ему около миллиона рублей, на которые он купил автомобиль.

Войкина

Лариса Войкина, бывший бухгалтер и кадровик "Седьмой студии"

На суде рассказала, что в "Седьмой студии", помимо прочего, работала с наличными - ей привозили деньги, она складывала их в сейф и вела учет, но распоряжались деньгами Масляева и Филимонова, которые согласовывали транзакции с руководителями студии. По словам Войкиной, ее не интересовало, откуда в театре появляются наличные.

Войкина подтвердила, что в официальных документах зарплаты руководителей указывались в несколько раз меньше, чем были в реальности.

Согласно ее показаниям, в 2014 году руководство студии якобы решило сверить "черную" и официальную кассы и недосчиталось 5 млн рублей. Было решено провести аудит. Войкина рассказала, что, со слов Вороновой, Кирилл Серебренников будто бы лично дал указания уничтожить всю бухгалтерию и электронный учет средств. Документы надо было уничтожить из-за того, что аудиторы нашли в них нарушение закона - неуплату налогов.

"Воронова позвонила и сказала, что нужно уничтожить документы. Серебренников дал распоряжение уничтожить", - сказала в суде Войкина.

Бухгалтер утверждает, что у нее оставались некоторые документы вплоть до 2017 года, но когда в мае Масляеву и Итина задержали, Воронова позвонила Войкиной и приказала уничтожить "все, что осталось".

Филимонова

Наталья Жирикова, бухгалтер, помогала проводить аудит "Седьмой студии"

По показаниям Жириковой, она стала работать с документами "Седьмой студии" после того, как руководство проекта недосчиталось 5 млн рублей и пригласило аудитора Инну Лунину для сверки документов. Жирикова помогала Луниной и разбирала бухгалтерию.

По словам свидетеля, ей нужно было восстановить бухгалтерский учет и многие документы, а затем отобразить это в бухгалтерской программе. "Как я поняла, учета вообще никакого не было, все было формально", - рассказала Жирикова про бухгалтерию, которую вела Масляева.

Когда Жирикова пришла в "Седьмую студию", документы "были свалены в коробки", "все приходилось разбирать". "Я во все это вникала, охреневала, как люди вели учет и вносили первичные документы", - сказала Жирикова.

По словам свидетеля, договоры "Седьмой студии" заключались с двумя видами контрагентов - реальными и "виртуальными". У реальных были грамотно составлены договоры и акты, а у "виртуальных" были типовые договоры с ошибками. "Виртуальными" были компании, через которые проводилось обналичивание.

В тот момент, когда Жирикова начала работать на "Седьмой студии", "до Масляевой было не добиться", рассказала она. "Я знала, что была конфликтная ситуация из-за недостачи денег. Но люди творческие далеки от бухгалтерии, ни Воронова, никто не знал реальной картинки, как все было", - заявила Жирикова.

Она подтвердила слова других свидетелей о том, что в официальной ведомости указывались заниженные зарплаты. Сама Жирикова получала около 70 тысяч рублей, а в ведомости значилось 15-20 тысяч, рассказала она.

Также свидетель заявила, что проекту "Платформа" требовался целый штат хороших бухгалтеров и все денежные операции "нереально было отразить в одиночку".

полоска для статей без правой колонки

Во вторник стало известно, что суд по собственной инициативе решил назначить новую финансовую экспертизу по делу "Седьмой студии".

"Экспертиза нужна, чтобы посчитать, сколько стоили все те мероприятия, которые проводила "Седьмая студия" - чтобы посчитали специалисты, а не следователи, которые говорят, что этого не было, того не было и вообще сцена пустая была", - прокомментировала Интерфаксу решение суда адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова.

"Это сенсация", - добавила она.

Рисунки: Татьяна Оспенникова/Би-би-си, фото: Артем Геодакян/ТАСС

***

Новости по теме