Андерс Фог Расмуссен: Россия застигла НАТО врасплох

  • 4 апреля 2019
Андерс Фог Расмуссен Правообладатель иллюстрации Getty Images

НАТО пришлось существенно перестраиваться, чтобы выработать ответ на действия России после 2014 года, рассказал в интервью Русской службе Би-би-си бывший генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен. Он также рассказал о том, как шли переговоры НАТО с Москвой во время кризиса на юге и востоке Украины в 2014 году.

Би-би-си: Начнем с самого важного. Вы были генеральным секретарем НАТО с 2009 по 2014 год. Были ли для вас неожиданностью действия России на Украине в феврале-марте 2014 года?

Андерс Фог Расмуссен: Да, это был сюрприз. С уверенностью могу сказать, что нас застали врасплох. Мы не ожидали, что европейская страна захватит силой часть территории у соседа. Россия сделала именно это, нелегально аннексировав Крым.

Би-би-си: Неужели у вас не было никаких данных о том, что Россия готовится к переброске своих военных в Крым?

А.Ф.Р.: Нет, совершенно нет. Россия тогда начала сложную спецоперацию - гибридную войну. Они использовали не только обычные вооруженные силы, но и кибератаки, кампании по дезинформации и другие... В то время мы были не готовы противостоять этому. С тех пор мы адаптировались. Но в 2014-м мы были застигнуты врасплох.

"Русские вели себя агрессивно"

Би-би-си: Вы можете вспомнить ключевые моменты весны 2014 года? С кем из представителей России вы контактировали, какие шаги предпринимали?

А.Ф.Р.: В то время еще хорошо работал совет Россия-НАТО. Кстати он существует до сих пор, но скорее формально. В рамках этого совета мы постоянно встречались с представителями России, чтобы обсуждать темы, представляющие взаимный интерес, включая отношения с Украиной.

Но после атаки России на Украину все пошло совсем по другому сценарию. Кстати, тогда, в 2014-м, у России была довольно большая делегация, размещавшаяся в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. У нас было множество возможностей для диалога.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption После 2014 года интенсивность проведения учений НАТО в Восточной Европе увеличилась

Би-би-си: Как часто вы разговаривали?

А.Ф.Р.: Иногда каждый день. Ну, как минимум раз в неделю.

Би-би-си: И как россияне себя вели?

А.Ф.Р.: В целом они вели себя довольно агрессивно, они часто предоставляли фейки о своих действиях в Крыму. В НАТО им не верили.

Би-би-си: Что именно стало точкой невозврата?

А.Ф.Р.: Сразу после российской операции в Крыму мы поняли, что Европа оказалась в совершенно новой ситуации с точки зрения безопасности. И мы стали предпринимать какие-то шаги. Мы ввели войска НАТО в страны наших партнеров на востоке Европы, чтобы усилить нашу оборону.

Нас застали врасплох на первом этапе, но затем мы начали быстро реагировать на происходящее. А историей, окончательно открывшей всем глаза на происходящее, стала, конечно, трагедия "Боинга" МН17, сбитого на востоке Украины.

Из партнеров в противники

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption По словам Размуссена (на фотографии он пятый справа), в 2014 году члены НАТО с удивлением и озабоченностью наблюдали за действиями России в Крыму

Би-би-си: Можно ли считать, что 2014 год вернул НАТО те цели, ради которых он существовал во времена холодной войны - противостояние с Россией?

А.Ф.Р.: Да, можно сказать, что тогда мы вернулись к исходной и основной цели НАТО. Альянс был создан 70 лет назад для защиты Европы и Северной Америки от СССР. После распада Советского Союза мы разработали новую стратегию. НАТО участвовало в операциях в Афганистане и Ливии. У нас были обучающие миссии в Ираке, мы ловили пиратов на африканском побережье.

Мы много работали с Москвой. Россия помогала НАТО проводить операцию в Афганистане. Мы взаимодействовали в борьбе с наркотрафиком, противодействии терроризму и пиратству. Но в 2014 году - после нападения России на Украину - мы поняли, что Россия не наш стратегический партнер, а наш стратегический противник. И основная задача НАТО - это по-прежнему защита нашей собственной территории.

"У нас будет только шесть минут на ответ"

Би-би-си: Сейчас вы работаете внештатным советником президента Украины Петра Порошенко. Как вы оцениваете вероятность начала войны между Украиной и Россией?

А.Ф.Р.: Да война уже идет. Конфликт в Донбассе - это и есть горячая война. Каждый день там гибнут люди, идут обстрелы. И единственный способ остановить этот конфликт - это ввести туда миротворцев ООН. Они бы смогли контролировать фактическую границу между Украиной и Россией, следить и предотвращать перемещения российских военных и оружия через эту границу.

Би-би-си: Каким вы видите будущее НАТО?

А.Ф.Р.: НАТО нужно продолжить адаптироваться к вызовам сегодняшнего дня. Нужно быть готовыми защитить территорию и суверенитет членов альянса от любого вида российской агрессии. Но вдобавок к этому НАТО нужно больше фокусироваться и на противодействии терроризму. Я считаю, что нужно создать независимый штаб НАТО по противодействию терроризму.

НАТО нужно быть активнее в сфере кибербезопасности. У нас есть Центр киберобороны. Но он начнет работать в полную силу лишь в 2023 году. По-моему, это слишком медленно. Нужно ускоряться. И численность этого подразделения должна быть существенно выше. Мы также должны наделить командование НАТО правом отдавать приказ о применении оборонительного кибервооружения в ответ на атаку извне.

И еще я бы упомянул об электронной разведке. Скоро наши противники смогут направлять тяжелые беспилотники в сторону стран НАТО. Не рискуя понести потери в живой силе, наши оппоненты могут де-факто начать войну с членами альянса. Чтобы противостоять таким угрозам, надо очень быстро принимать решения.

В 1990-е у НАТО ушло шесть месяцев на принятие решения о начале военной операции на Балканах. У нас ушло шесть дней на принятие решения о начале действий в Ливии. Я думаю, в будущем у нас будет всего шесть минут, чтобы принять решение. У командования НАТО должно быть право и возможность быстро принимать решения такого уровня.

Новости по теме