Как ЕС остановил лавину мигрантов, но чуть не распался в процессе. Фильм третий

  • 23 апреля 2019
Media playback is unsupported on your device
"Европа изнутри": третья серия документального фильма Би-би-си

Самым серьезным кризисом для Европейского союза стала проблема беженцев.

Всем странам ЕС, в особенности представителям так называемой "старой Европы", пришлось решать вопрос: принципы или единство.

Единство выиграло.

Третий фильм в документальной серии "Европа изнутри. 10 лет разногласий" рассказывает о том, как наплыв мигрантов из Ближнего Востока и Африки чуть было не стал причиной распада ЕС. Он называется "Их не остановить".

Начало

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Ренци хотел получить помощь, но коллеги по европейскому клубу ни Италии, ни Греции помогать не хотели

23 апреля 2015 года премьер Италии Маттео Ренци созвал внеочередной саммит ЕС. Причиной стала гибель 800 мигрантов, чье судно затонуло неподалеку от острова Лампедуза.

Сейчас и Ренци, и президент Евросовета Дональд Туск утверждают, что с самого начала чувствовали: это событие станет для Европы роковым. Хотя, если верить тому, как далее развивались события, перед нами классический случай из категории "задним умом крепки".

Каждый сам за себя?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Катафалки в порту Лампедузы. Далеко не всех утонувших удалось найти и похоронить.

Ренци хотел уговорить коллег по европейскому клубу взять на себя часть ответственности за прибывающих беженцев.

Коллеги же делать этого категорически не хотели, тем более, что у них был мощный контраргумент: европейский закон.

В нем говорится, что за беженцев должна нести ответственность первая страна ЕС, на территории которой они оказались. Что ставило и Италию, и Грецию в крайне незавидное положение.

По словам Туска, Ренци просто-напросто бежал от ответственности, делая вид, что эта проблема касается всей Европы и что речь идет не о спасении Италии, а о солидарности стран ЕС.

"Я сказал ему: прости, дружище, - вспоминает Туск, - но такой вещи, как принудительная солидарность, просто не существует".

И никаких квот!

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Дэвид Кэмерон был настроен решительно: это ваша Шенгенская зона, разбирайтесь, как знаете

Категоричнее всего было настроены страны Восточной Европы. Они считали, что любые квоты, добровольные или принудительные, есть своего рода приглашение для потенциальных мигрантов, которые в любом случае постараются попытать счастья.

Кстати, Британия принудительного распределения могла не опасаться, поскольку не входила и не входит в Шенгенскую зону. Тогдашний британский премьер-министр Дэвид Кэмерон совершенно не собирался это менять.

В результате на встрече было принято ни к чему не обязывающее решение, что мигрантов можно будет отправить в другие страны, но только, если эти страны выразят согласие. Большинство стран соглашаться и не думали.

Еврокомиссия против Евросовета

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption У Туска с Юнкером были солидные разногласия

Вопрос о том, что делать с мигрантами, разделил не только восток и запад ЕС, но и председателя Европейского совета Дональда Туска и председателя Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера.

Туск утверждал, что нельзя никому навязывать решение по такому важному вопросу, тогда как Юнкер всегда считал, что объединенная Европа, построенная на принципах взаимоуважения, доверия и солидарности, просто не может отказывать людям в убежище.

Такой подход категорически не устраивал страны Восточной Европы, из которых самую жесткую позицию заняла Венгрия.

Ее премьер-министр Виктор Орбан выступил с заявлением, что защита внешних границ ЕС - это его долг и обязанность, и мигранты не пройдут.

Выбор Меркель

Правообладатель иллюстрации Zinc Media/ European Council Newsroom
Image caption Самое тяжелое решение предстояло принять Ангеле Меркель

В самом же сложном положении оказалась канцлер Германии Ангела Меркель. Лично ей закрытые границы напоминали Берлинскую стену, но она должна была учитывать и настроение собственного народа.

Хотя многие жители Германии тогда считали, что пришло время показать миру, что их страна дружественно настроена к прибывающим и избавилась наконец от темного нацистского прошлого.

Проблема, тем временем, становилась все острее. Гражданская война в Сирии привела к тому, что Европа столкнулась с самым большим количеством мигрантов со времен Второй мировой войны.

"Нет, нет и нет!"

Правообладатель иллюстрации Zinc Media/ European Council Newsroom
Image caption Поток мигрантов, между тем, рос, а Европа все никак не могла выработать общее решение

В июле того же 2015 года министры внутренних дел ЕС снова собрались в Брюсселе, чтобы попытаться прийти хоть к какому-то решению. Однако, несмотря на всевозможные уговоры, практически все они сказали: нет, мы не можем и не хотим отягощать наших налогоплательщиков и тратить деньги на беженцев.

На европейском игровом поле создалась патовая ситуация. Ее усугубляло еще и то, что мигранты из Африки старались воспользоваться сирийской войной, чтобы попасть в ЕС не как экономические, а как политические беженцы.

Выучив всего несколько слов по-арабски, они выдавали себя за сирийских граждан. И, поскольку число мигрантов все росло, а ресурсы у принимающих стран были ограничены, это им иногда удавалось.

Германия - страна обетованная?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Меркель с Олландом договориться так и не смогли

Вне зависимости от того, были ли они из Сирии, Африки, Ирака или Афганистана, беженцы стремились попасть в Германию.

Считалось, что эта страна не только готова принять всех, но и дать им работу. Тем временем Ангела Меркель по-прежнему не знала, как совместить ее личное желание держать границы открытыми с той неопределенностью, которой такой большой наплыв мигрантов может обернуться для германского общества и экономики.

В конце концов, она согласилась с мнением Юнкера, что все страны должны принять какое-то количество мигрантов, чтобы никому не было обидно.

Но даже ближайший союзник Германии в ЕС, Франция, категорически не собиралась менять политику. Ее тогдашний президент Франсуа Олланд был озабочен тем, что в таком большом потоке людей совершенно невозможно понять, кто из них действительно является беженцем, кто - экономическим мигрантом, а кто и потенциальным террористом.

Плюс: в Европе не существовало никакого единого механизма высылки тех, кто убежища не получил.

Всё бы так и не сдвинулось с мертвой точки, и Италия с Грецией так и остались бы в полном одиночестве, если бы не случилась трагедия.

Утонувший ребенок

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Смерть трехлетнего Алана Курди стала поворотным моментом политики ЕС по приему мигрантов

2 сентября 2015 года все мировые СМИ обошла фотография с телом трехлетнего Айлана Курди, утонувшего при попытке его семьи попасть в Европу. Она изменила все.

Франсуа Олланд, который ранее категорически отрицал какую бы то ни было возможность введения обязательных квот, полностью изменил свою позицию.

Он позвонил Ангеле Меркель и сказал, что их все-таки придётся принять. Меркель созвала пресс-конференцию, на которой повторила: ответственность должна лечь на все страны ЕС.

Однако премьер Венгрии Виктор Орбан по-прежнему не собирался уступать. "Это - не проблема Европы, это - проблема Германии. Никто не хочет жить в Венгрии, все они хотят попасть в Германию", - сказал он.

Хитрый план

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Такого скопления людей на дорогах Европа не знала со времен Второй мировой войны.

Орбан не ограничился выступлениями. Желая наглядно продемонстрировать всей Европе, что нынешняя система никуда не годится, он приказал полицейским ни под каким видом не пускать мигрантов в Германию, а задерживать их на месте.

Орбан действовал в строгом соответствии с европейскими законами: мигранты должны зарегистрироваться в первой стране ЕС, куда они попали, а без проездных документов их никуда больше не пустят.

Дело закончилось тем, что отчаявшиеся люди решили пешком идти до границы с Австрией, а уж оттуда до Германии рукой подать.

Одновременно Вена заявила, что пустит мигрантов через свою границу только в том случае, если Германия согласится их всех принять.

Ангеле Меркель предстояло принять решение, которое роковым образом повлияло на ее политическую карьеру.

Роковая ошибка?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Германия принимала, регистрировала и размещала мигрантов, но все-таки их было слишком много

Меркель, заручившись согласием своих партнеров по коалиции, гарантировала Австрии, что примет всех.

Правительство Венгрии не стало терять время и тут же мобилизовало караваны автобусов, чтобы доставить всех беженцев к австрийской границе.

Перед Германией возникла серьезная проблема: как справиться с наплывом десятков тысяч людей за такое короткое время? Желая хоть как-то облегчить бремя, свалившееся на ее страну, Меркель позвонила своему главному союзнику, президенту Франции.

Олланд развел руками: "Я сказал, что мы готовы, поскольку это такие исключительные обстоятельства, принять 1000 человек. И я ее спросил, почему она пускает в свою страну такое количество людей, не выяснив, кто они такие?"

На это Меркель ответила, что хочет сохранить один из основополагающих европейских принципов - открытые границы.

Однако даже она довольно скоро поняла, что так продолжаться не может. Она вновь попыталась добиться, чтобы другие страны-члены ЕС разделили ее бремя.

Ее главным союзником в этом вопросе стал председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер.

Когда закон не писан

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Жан-Клод Юнкер был главным союзником Ангелы Меркель во всем, что касалось равномерного распределения мигрантов по странам ЕС. Он был даже готов слегка подправить закон

ЕС построен так, что все решения должны приниматься единогласно. В вопросе о беженцах было понятно, что добиться этого не удастся никогда.

Юнкер решил, что цель оправдывает средства, и был готов согласиться на простое большинство.

Но на защиту европейского закона встал председатель Европейского совета Дональд Туск, в обязанности которого входит соблюдение интересов всех входящих в него стран.

"Мне было понятно, - вспоминает он, - что политически это было огромной ошибкой, которая могла бы стать началом конца Европейского союза".

Как бы то ни было, но некоторые страны согласились принять какое-то количество беженцев.

Не так все просто

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн лично уговаривал мигрантов отправиться в Люксембург. Но его приглашением воспользовались только 30 человек

И вот тут возникла одна большая проблема. Большинство беженцев думали и мечтали только об одной стране - Германии. Любые попытки, отправить их куда-то еще встречались в штыки.

Люксембург, например, был готов принять несколько сотен человек, но в результате этой возможностью воспользовались только 30.

Одновременно в Грецию за одну неделю прибыли более 200 тысяч человек.

В европейских же странах, даже в Западной Европе, настроения общества по поводу беженцев стали меняться. Их уже не хотели принимать не только в Восточной Европе, но и в Западной.

Выход из этого тупика был один: сделать так, чтобы беженцы просто не имели возможности добраться до европейских берегов. А это означало заключить соглашение со страной, ставшей главным перевалочным пунктом на пути в ЕС - Турцией.

Турецкий гамбит

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Турция и сама задыхалась от огромного количества сирийских беженцев, и принимать еще и тех, кого отвергнет Европа, ей вовсе не хотелось

Договор с Турцией был одновременно и очень желателен, и крайне неприятен.

На протяжении многих лет Турция пыталась вступить в ЕС, тогда как Брюссель всячески увиливал, прикрываясь, главным образом, не слишком хорошей репутацией этой страны в области прав человека.

Однако премьер-министр Нидерландов Марк Рютте, чья страна на начало 2016 года занимала пост председателя ЕС, был уверен, что единственный способ остановить лавину мигрантов, это сделать так, чтобы ни одна лодка с ними не отчалила от турецкого берега.

То, что посередине Эгейского моря нельзя установить забор, понимали все. Следовательно, соглашение с Турцией было необходимо.

Поскольку ранее переговоры с президентом Эрдоганом ничем хорошим не закончились, европейцы решили действовать через премьера Ахмета Давутоглу, который вроде бы относился к ЕС с большей симпатией.

Однако и он не слишком спешил на помощь.

"Это не наша проблема. Не мы развязали гражданскую войну в Сирии", - сказал он. Тем не менее, он явно был готов к компромиссу.

Не приезжайте в Европу!

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Переполненная лодка с мигрантами добралась до греческого острова

На переговоры отправился председатель Европейского совета Дональд Туск.

На пути он остановился в Греции, где сделал перед журналистами следующее заявление, обращенное ко всем тем, кто намеревался попасть в ЕС: "Не приезжайте в Европу. Не доверяйте контрабандистам. Не рискуйте жизнью и деньгами, это ни к чему не приведет. Греция и другие европейские страны больше не будут играть роль перевалочных пунктов".

Заявление Туска было подчеркнуто жестким, и оно сыграло свою роль. Турция поняла, что европейцы, если у них не останется другого выхода, просто перекроют границы. А сама она упустит прекрасную возможность заключить с ЕС договор не без выгоды для себя.

Предварительная договоренность заключалась в том, что Турция будет принимать обратно всех мигрантов, не получивших статуса беженца, а европейцы будут забирать людей непосредственно из лагерей в Турции.

Но в последний момент Давутоглу понял, что может сорвать с ЕС гораздо более жирный куш.

С открытым забралом

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption ЕС пришлось пойти на значительные уступки, но договор с Турцией спас его от лавины мигрантов, которая могла его расколоть

Давутоглу был готов пойти дальше предварительной договоренности, однако хотел потребовать за нее более существенных уступок.

В нарушение протокола ЕС перед началом запланированного в Брюсселе саммита он пригласил Меркель и Рютте на неформальные переговоры в турецкое посольство, на которые не позвали ни Туска, ни Юнкера.

По новому варианту соглашения Турция соглашалась забрать обратно всех беженцев, переплывших Эгейское море, но в ответ она потребовала шесть миллиардов евро, возобновление переговоров о вступлении Турции в ЕС и безвизовый режим для турецких граждан.

В этом контексте деньги были наименьшей проблемой.

Против протокола

Правообладатель иллюстрации Zinc Media/ European Council Newsroom
Image caption Меркель и Рютте договорились с Давутоглу сепаратно...
Правообладатель иллюстрации Zinc Media/ European Council Newsroom
Image caption ... Туску это очень не понравилось

Триумвират Меркель, Рютте и Давутоглу кулуарно договорился о новом варианте соглашения. Это было воспринято в штыки как европейскими чиновниками, так и другими странами, которых просто поставили перед фактом.

Но, как сказал Рютте, "если бы мы упустили эту возможность только потому, что переговоры шли не по протоколу, это было бы просто глупо". В конечном итоге и Европа, и Турция не остались внакладе.

Но лавина была остановлена

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Мигранты прибыли из Турции на греческий остров Лесбос. Утспешно завершить плавание удавалось далеко не всем

Можно сказать, что ЕС от заключенной сделки выиграл вне всяких сомнений. Практически сразу после заключения соглашения число беженцев, прибывающих в Грецию, сократилось на 97%.

Но Давутоглу всего через несколько недель был вынужден уйти в отставку, а политическая обстановка в Турции после неудавшегося военного переворота против Эрдогана стала такой, что многие сделанные ЕС уступки оказались просто не нужны.

В Британии же перспектива вступления Турции в ЕС была подхвачена сторонниками "брексита". Миграция стала одним из главных вопросов антиевропейской кампании.

Кризис 2015 года привел также к резкому росту правых антиммигрантских партий по всей Европе.

Еще 10 тысяч мигрантов погибли, пытаясь перебраться через Средиземное море - уже после договора с Турцией.


Смотрите третью серию фильма Би-би-си "Европа изнутри. Десять лет разногласий. Их не остановить" (16+) в среду 24 апреля в 1800 МСК на телеканале "Дождь". Фильм также будет доступен на сайте телеканала в разделе "BBC на Дожде".

Новости по теме