Крейг Мазин: Чернобыль показал худшие черты системы и лучшее, что есть в людях

  • 7 мая 2019
"Чернобыль" Правообладатель иллюстрации HBO
Image caption "Чернобыль"

На канале НВО начался показ американского телесериала "Чернобыль", основанного на реальных событиях 1986 года, когда на Чернобыльской АЭС случилась катастрофа мирового масштаба - взорвался четвертый энергоблок.

Тогда некомпетентность властей и царившая в СССР атмосфера секретности усугубили последствия трагедии. Сотни пожарных были отправлены на тушение взорвавшегося реактора практически без средств радиационной защиты. Коммунистическое руководство же в первые дни делало вид, что ничего не произошло.

В сериале заняты многие известные актеры, в том числе Джаред Харрис, сыгравший роль советского ученого Валерия Легасова, которому кремлевское руководство поручило расследовать катастрофу, и Эмили Уотсон, которой досталась роль физика-ядерщика.

Продюсером сериала стал Крейг Мазин, известный больше по комедийным голливудским хитам вроде "Очень страшного кино" или "Мальчишника".

Что же сподвигло его так радикально сменить тему?

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Крейг Мазин

Крейг Мазин: Это действительно очень далеко от всего того, что я делал раньше, однако меня всегда интересовала эта тема. И вот лет пять назад я прочитал статью в Нью-Йорк-Таймс о сооружении нового саркофага на четвертым реактором, который строит консорциум европейских компаний. И тогда я подумал, все знают, что Чернобыльский реактор взорвался, но мало кто догадывается, как именно это произошло. И тогда я начал заполнять этот пробел в моих знаниях. И чем глубже я копал, тем больше меня увлекала эта тема.

Би-би-си:Обычно в фильмах-катастрофах вас постепенно подводят к главному событию, у вас же взрыв происходит практически в начале первой серии, и весь сериал посвящен последствиям катастрофы. Почему вы решились на такой ход?

Media playback is unsupported on your device
Американский сериал о Чернобыле: впечатления сталкера

К.М.: На то есть несколько причин. Действительно жанр фильма-катастрофы требует такого сценария, но мне этот жанр не интересен! В чернобыльской истории мне интереснее всего было посмотреть, как люди справляются с этой катастрофой. Как человеческий фактор привел к ней, и как только люди могли совладать с последствиями. Самое захватывающее в Чернобыле - это человеческая драма. Ну и кроме того, по-настоящему понять, что же предшествовало катастрофе, можно только оценив все последующие события. И в заключение сериала зритель точно узнает, что же случилось в тот день. Но я в первую очередь хотел показать, какое воздействие произвел взрыв на людей, оказавшихся поблизости, да и на всю страну.

Би-би-си:Вы предлагаете захватывающую драму, но ведь о трагедии в Чернобыле имеется много противоречащих друг другу свидетельств, нет даже согласия по поводу точного числа жертв. Как вы можете быть уверены в том, что не предлагаете зрителю всего лишь еще одну, очередную версию событий? Что дает вам повод считать, что именно вы докопались до истины?

Правообладатель иллюстрации Getty Images

К.М.: Этот вопрос не просто тревожил, он ужасал меня! Во многом потому, что создавая этот сериал, я в первую очередь хотел рассказать об опасностях повествования таких историй и о глобальном наступлении на правду, которая часто становится жертвой предвзятого повествования. И я в последнюю очередь хотел внести свой вклад в эту тенденцию. Что же мы сделали, чтобы избежать этого? Если имелись разные версии событий, мы выбирали наименее сенсационную. Для меня это было важно, потому что я не хотел умалять по-настоящему суровую правду. Ну и кроме того, каждый эпизод сопровождается подкастом с комментарием, в котором мы рассказываем, что мы изменили и почему. Потому что я хочу нести полную ответственность за все сказанное, и с моей точки зрения, это никак не портит впечатление от просмотра сериала и позволяет нам оставаться честными со зрителем.

Би-би-си:Перед съемками вы провели серьезную подготовительную исследовательскую работу. Расскажите, что поразило вас больше всего?

Правообладатель иллюстрации HBO

К.М.: Поначалу я предполагал, что апогеем ужаса должен был быть сам взрыв ядерного реактора. Но это не так. То, что происходило уже после взрыва, было не менее, если не более страшно, хотя я об этом не догадывался. Ну и кроме того - это истории отдельно взятых людей, выбор, который перед ними стоял. И который они делали. И это было поразительно. К примеру, после аварии пришлось проводить дезактивацию на огромной территории, так называемой зоны. На это бросили около 600 тысяч человек. Так вот меня потряс один факт: им всем выдали индивидуальные дозиметры - мы, правда, не рассказываем об этом в сериале - и им сказали: если вы наберете 24 рентгена, вас отправят домой. Но очень скоро выяснилось, что никто не набирал больше 23 рентген. Другими словами, кто-то получил и куда большие дозы, но об этом никому не сообщали. Руководство говорило им: вы в порядке, у вас все еще 22 рентгена, потому что эти люди были нужны там. Для меня это было дико: ведь когда только слышишь слово Чернобыль, в голове сразу возникает буря эмоций. Но в ночь на 26 апреля 1986 года Чернобыль был лишь названием, местом работы. И все тогда твердо и, надо сказать, небезосновательно, верили, - потому что так им говорили и так их учили, - что из всего, что может случиться с советским ядерным реактором, - а с ним вообще-то ничего не может случиться, - взрыв даже не обсуждается. Это как если бы я сказал вам: не ходите по той улице, там - привидения. Вы бы посмотрели на меня как на умалишенного. Вот с чем им пришлось столкнуться той ночью - со взрывом, который был невозможен.

Media playback is unsupported on your device
Чернобыль в деталях: как улицы Припяти стали местом для компьютерной игры?

Би-би-си:Нам известны также истории беспримерного героизма пожарных, саперов, ученых. Насколько важно было рассказать и об этом, и какие истории поразили вас больше всего?

К.М.: Для меня этот сериал еще и дань памяти сражавшимся на этой войне, о которой мы не догадывались. Для меня было очень важно, чтобы зрители, мало знакомые с историей Чернобыля, узнали о героических поступках и самопожертвовании людей. Ведь Чернобыль показал худшее, на что способная политическая система, и лучшее, на что способны отдельные люди. К примеру, меня до глубины души поразило, как три человека добровольно согласились в кромешной темноте, практически без защитного снаряжения, в одних аквалангах спуститься в радиоактивную воду под горящим реактором, чтобы открыть шлюз и предотвратить потенциально куда более опасную новую катастрофу. Это поразительно, на какое самопожертвование были готовы люди. Но с другой стороны, в ХХ веке такое было присуще советской культуре.

Похожие темы

Новости по теме