Давид-Гареджи: древние монастыри, из-за которых Грузия и Азербайджан не могут договориться о границе

  • 10 мая 2019
Protesters of Sunday rally "David Gareja is ours" at Udabno monastery
Image caption Участники протеста "Давид Гареджи наш" в монастыре Удабно

Монастырский комплекс Давид-Гареджи - одна из самых почитаемых христианских святынь и важнейших культурных памятников региона. Разделенный между Грузией и Азербайджаном, он остается болезненным вопросом в отношениях между стратегическими партнерами более двух десятилетий.

После очередного обострения спора в минувшие выходные грузинские активисты устроили на несогласованной границе акцию протеста, однако в скорое разрешение конфликта верят немногие.

К расположенному на юго-востоке Грузии монастырскому комплексу ведет разбитая автомобильная дорога. Несмотря на это, сюда непрерывным потоком едут туристы и паломники.

В последние дни тишину и уединение монастырской жизни нарушают не только туристические группы. После того как в апреле азербайджанские пограничники закрыли доступ к церквям и десяткам пещер, расположенным между Грузией и Азербайджаном, комплекс снова оказался причиной споров и акций протеста.

Путь открыли уже через четыре дня, но страсти вокруг монастыря не утихли. В воскресенье 5 мая сотни активистов с грузинскими флагами выстроились в живую цепь на вершине хребта, где проходит спорная граница между двумя странами.

Участники акции требовали от грузинских властей скорейшего разрешения пограничного спора с соседним Азербайджаном, обвиняли их в попустительстве и говорили об угрозе потери Грузией своего наследия и святынь. Среди них было много студентов, гражданских активистов и сотрудников туристических компаний. Они пели пасхальные песни и скандировали: "Да здравствует Грузия".

"Важно показать, что мы не дремлем. Мы проводим мирную акцию и защищаем нашу культуру и то наследие, которое мы получили от предков", - говорит одна из участниц акции и председатель Ассоциации туроператоров Грузии Ия Табагари.

За акцией наблюдали несколько азербайджанских пограничников, которые периодически переговаривались со своими грузинскими коллегами, но передвижению по местам, куда 10 дней назад не пускали туристов и посетителей, они не мешали.

Азербайджанская сторона не в первый раз перекрывает доступ к памятнику и святыням, расположенным на спорном участке границы между двумя бывшими советскими республиками.

Это накаляет страсти и бросает тень на стратегическое партнерство и тесное сотрудничество между Грузией и Азербайджаном, но договориться о том, где именно должна проходить граница и на чьей территории окажется часть монастырского комплекса, Тбилиси и Баку так и не удается.

Путь в монастырь

Совместная комиссия по демаркации и делимитации границы между Грузией и Азербайджаном была создана еще в 1996 году. Несмотря на это, около трети границы между Грузией и Азербайджаном, в том числе и участок, на котором оказалась часть монастырского комплекса, остается несогласованной.

Image caption Пещеры монастыря Удабно

Монастырь Удабно, куда азербайджанские пограничники перестали пускать посетителей в конце апреля, - один из самых крупных монастырей Давид-Гареджи. Церкви и пещеры монастыря, расписанные фресками X, XI и XII века, расположены на хребте между Грузией и Азербайджаном.

Неподалеку, с северной стороны хребта, то есть на неоспариваемой территории Грузии, находится лавра святого Давида - одного из тринадцати ассирийских отцов, который основал монастырь в VI веке.

Азербайджанские пограничники перестали пускать в монастырь Удабно паломников и туристов вскоре после визита президента Грузии Саломе Зурабишвили, которая заявила, что вопрос определения границ необходимо срочно урегулировать.

Некоторые считают, что именно этот визит грузинского президента на спорную территорию вызвал раздражение Баку. По мнению эксперта по конфликтам Шахина Рзаева, несмотря на свой богатый дипломатический опыт, президент Грузии вела себя непрофессионально и азербайджанская сторона решила показать, "кто здесь хозяин".

"Скорее всего виной всему ее необдуманные заявления, в Ереване говорила одно, в Баку другое, делает селфи с пограничниками грузинскими на Давид-Гареджи", - говорит он.

Но это не первый случай ограничения азербайджанской стороной доступа к Давид-Гареджи. В 2012 году Удабно был закрыт для посетителей на две недели.

Image caption Монастырь Удабно

По словам архимандрита Давид-Гареджийской лавры Кириона (Ониани), начиная с 2012 года азербайджанские пограничники периодически закрывают путь в монастырь Удабно на час или два. Но, говорит он, впервые за последние семь лет путь в монастырь был закрыт на несколько дней.

"Это святое место для паломников. В монастыре Удабно расположена историческая келья отца Давида, здесь были убиты за веру шесть тысяч гареджийских монахов. Для туристов и иностранцев это место, где они могут увидеть уникальную культуру, историческую средневековую христианскую живопись. Туда активно ходят, и так мы узнаем о том, что в монастырь не пускают", - говорит он.

В воскресенье 5 мая, неожиданно для участников акции и местных монахов, пограничники пропустили желающих в расположенный на вершине хребта еще один гареджийский монастырь - Чичхитури. По словам духовных лиц, туда не пускали посетителей еще с 2007 года, и там дежурили как грузинские, так и азербайджанские пограничники.

То, что в монастырскую башню Чичхитури не пропускали более 10 лет, подтвердили Би-би-си и гиды, которые проводят экскурсии в Давид-Гареджи.

Советская граница

По словам историков, Давид-Гареджи находится в двух странах одновременно с 1920-х годов. При формировании границ закавказских советских республик монастырь Бертубани оказался на территории Азербайджана (которую Грузия не оспаривает), а Удабно и Чичхитури - непосредственно в пограничной зоне, говорит историк Ладо Мирианашвили.

"Эти монастыри [Чичхитури и Удабно] находятся в нейтральной зоне, потому что у границы есть своя нейтральная зона. Вызывает у паломников досаду, когда пограничники не пускают их к этим двум монастырям, потому что фактически эта территория никому не принадлежит", - говорит он.

С тем, что административная граница между бывшими советскими республиками проходила по вершине холма, не соглашается архимандрит монастыря Кирион Ониани. По его словам, после упразднения Закавказской федерации в 1938 году республики подписали соглашение, основываясь на карте, по которой граница проходила примерно в 300 метрах от монастыря Удабно к югу; и он, как и монастырь Чичхитури, оставались в пределах грузинской территории.

Прежние грузинские власти говорили, что часть монастырского комплекса оказалась на территории Азербайджана в результате административного деления в советское время, но вопрос о принадлежности этого комплекса остается открытым до решения двусторонней демаркационной комиссии.

На вопросы Би-би-си о сегодняшнем положении границ и позиции грузинской стороны в дальнейших переговорах по демаркации границы с Азербайджаном в МИД Грузии отвечать отказались, отметив, что не считают целесообразным комментировать отдельные детали до обновления состава комиссии.

Ранее министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани заявил, что Грузия и Азербайджан - стратегические партнеры и выход из сложившийся ситуации должен исходить из этого партнерства. Он призвал учесть деликатность этого вопроса и не поддаваться эмоциям.

По словам главы пресс-службы азербайджанского МИД Лейлы Абдулаевой, азербайджанская сторона готова "закончить процесс делимитации (определения границ) скорейшим образом". Она отметила, что объекты монастырского комплекса разбросаны примерно на 25 километров вдоль склонов кряжа, по которому проходит азербайджано-грузинская госграница, делящая его на две части.

Спор о наследии

Территориальные споры - болезненная тема для обеих стран, и в том, что совместная комиссия по демаркации легко и в короткие сроки урегулирует пограничный вопрос, многие сомневаются.

Масло в огонь подливают разногласия о происхождении пещерных монастырей. В то время как в Грузии говорят о духовной и культурной значимости Давид-Гареджи, в Азербайджане его называют Кешигчидаг и считают памятником Кавказской Албании - государства, которое существовало на территории Южного Кавказа, в том числе современного Азербайджана.

В декабре 2007 года президент Ильхам Алиев своим указом внес пещерные монастыри "Кешикчидаг" в список государственных заповедников.

Как отмечал в интервью Day.az директор Центра истории Кавказа Ризван Гусейнов, после упразднения Албанской церкви и прихода царской России в регион большая часть пещер была переделана под кельи грузинскими монахами. "Тогда же и началось массовое строительство тут грузинских церквей и часовен, где были затем захоронены мощи различных монахов. Но сейчас все это выдается за раннесредневековое грузинское наследие", - говорит он.

В Грузии версию об албанском происхождении Давид-Гареджи считают необоснованной.

"Никакие исторические источники не подтверждают того, что этот комплекс был албанским. Сами архитектурные формы этих пещерных церквей взяты из типичной грузинской архитектуры. Иконографический стиль росписей тоже типично грузинский, аналоги [...] встречаются в других регионах Грузии", - говорит историк Ладо Мирианашвили.

На фоне обострения конфликта вокруг Давид-Гареджи стали появляться резкие высказывания представителей грузинского духовенства. Во время посещения монастыря в начале мая митрополит Иов сказал, что "если потребуется пролить кровь, духовные лица должны первыми пойти и подать пример народу". Дружбу христиан и мусульман он сравнил с дружбой христианина с последователем дьявола.

Патриархия отстранилась от этих заявлений, назвав оскорбляющие мусульман высказывания "осознанной или неосознанной провокацией". В грузинской церкви подчеркнули, что ведут переговоры с азербайджанской стороной.

Image caption "Разве наши власти на должной высоте? В первую очередь ответственность за происходящее на них. Поднялся я сюда, чтобы протест выразить!" - говорит один из участников акции Тома Томадзе

Живущие же в Давид-Гареджи монахи хотят мирного и цивилизованного разрешения многолетнего спора. Архимандрит Кирион призывает не заниматься "ура-патриотизмом" и ложной патетикой.

"Нельзя оскорблять соседей и соседнюю нацию. Естественно, когда ты не ухаживаешь за чем-то своим, это захочет взять кто-то другой, - говорит он. - Мы должны быть требовательны к себе и потребовать от наших властей активности, мобилизованности, принципиальности и профессионализма. Нельзя постоянно создавать образ внешнего врага и при этом самим внутри страны ничего не делать".

Новости по теме