Бунт санитарок. Как из-за "майских указов" медработников переводят в уборщицы

  • 13 мая 2019
Больница Анжеро-Судженска

Из-за "майских указов" больницы по всей России переводят санитарок в уборщицы - это позволяет не повышать им зарплаты, как того требовал своими указами президент Владимир Путин. Санитарки Анжеро-Судженска подняли настоящий протест, объявив короткую голодовку и пообещав судиться с работодателем.

"Меня можно выкинуть за борт?"

Татьяна Картавых уже 18 лет работает санитаркой в городской больнице Анжеро-Судженска, из которых 11 лет она провела на операциях.

"Верой и правдой вам служила, когда копейки платили. А когда должна подняться зарплата, то..." - делает она многозначительную паузу.

Санитарки - это младший медицинский персонал больницы. Санитарки меняют постельное белье, проводят влажную уборку помещений и ухаживают за больными, которые не могут позаботиться о себе сами - моют их, меняют им одежду и памперсы, убирают после родов и операций.

Еще в начале этого года в больнице Анжеро-Судженска было 145 санитарок из 1700 сотрудников. Но в феврале этого года части из них предложили написать заявления о том, что они по собственному желанию просят перевести их в уборщицы.

Через несколько дней на руки санитаркам выдали уведомления о том, что если они не согласятся на перевод, то с 10 апреля будут сокращены. После того, как санитарки присоединились к профсоюзу медработников "Действие" и создали ячейку профсоюза в городе, уведомления отозвали, а руководство больницы начало проверять их работу. Вскоре им прислали новое уведомление: ставки будут сокращены 16 мая. Всего под сокращение попали 106 санитарок.

"Интересно получается - я, отработав 11 лет на плане (на плановых операциях - Би-би-си), получаюсь ненужной? Меня можно выкинуть за борт? Или переходи в уборщицы?" - говорит Картавых, называя ситуацию несправедливой. Она на переход не согласилась и будет сокращена с 16 мая.

Татьяна Картавых
Image caption Татьяна Картавых отработала санитаркой в больнице Анжеро-Судженска 18 лет

Санитарка Галина Арышева работала в онкологическом отделении. Она не описывает подробно работу в отделении, но дает понять, что работа непростая. "Как уборщица может мыть больного? Это надо представить, какие у нас больные. Мы привыкли уже", - объясняет она.

По словам Арышевой, в онкологическом отделении из четырех санитарок оставили двух, а ей и еще одной ее коллеге предложили перевестись в уборщицы. Арышева отказалась.

"Потому что это нереально, только одно слово - онкология - вы сами понимаете, что это такое", - объясняет она.

Марине Агарковой, возглавившей местное отделение профсоюза медицинских работников "Действие", предложили выбор: сокращение, переход в уборщицы или в сестринский уход, то есть быть санитаркой у лежачих больных вместо родильного блока. "Наш выбор - не согласиться с этим. Мы обучены, столько лет отработали, квалифицированные работники", - объясняет Агаркова. Она хочет работать именно в родильном блоке.

По словам главного врача больницы Ольги Козловой, всего руководство больницы решило оставить 39 санитарок из 145, остальным предложили перейти в уборщицы. Должности предложили сохранить матерям-одиночкам, женщинам с детьми-инвалидами, многодетным матерям и всем остальным, кого нельзя уволить по сокращению штата.

Что есть больница и город

Анжеро-Судженск - моногород в 115 километрах от Кемерово. Его жизнь всегда была связана с работой угольных шахт. В 1930-е годы сюда ссылали деревенских кулаков, которых вместо сельского хозяйства заставляли работать в шахтах. Во время позднего СССР город процветал, а в 1990-е годы эти же шахтеры, которым не платили зарплату, перекрывали Транссиб, который идет рядом с городом.

Сейчас город состоит из заброшенных зданий: в нем есть бывшая швейная фабрика "Искра", недостроенный торговый центр и десятки покинутых деревянных домов. В гостинице "Анжерская", самой крупной в городе, половина номеров сдается под офисы. За два дня корреспондент Би-би-си не видел, чтобы в этих офисах кто-то работал.

Все шахты в городе закрыты. В основном горожане работают в бюджетных учреждениях, кто-то на автобусах ездит в еще работающие шахты, которые находятся по дороге в Кемерово, а кто-то - на несколько месяцев на вахты на Север. Недавно рядом с городом открылся нефтеперерабатывающий завод, но жители не считают, что он решит их проблемы с занятостью.

Больница Анжеро-Судженска
Image caption Часть зданий городской больницы были построены в 1930-е годы прошлого века и представляют историческую ценность

В больнице Анжеро-Судженска работают 1700 человек, из которых 800 - это средний медицинский персонал. Всего у больницы 52 здания, часть из них - поликлиники. Больница обслуживает Анжеро-Судженск, а также находящиеся рядом населенные пункты.

После того как угольные шахты и другое производство в городе закрылись, больница стала одним из основных работодателей города. Больница в Анжеро-Судженске несет двойную социальную нагрузку - лечить пациентов и обеспечивать людей работой, выполнить эти две задачи одновременно очень тяжело, говорит собеседник Би-би-си в областном департаменте здравоохранения.

Больница Анжеро-Судженска
Image caption Внутри больницы Анжеро-Судженска чисто и свежий ремонт

Работа в больнице - довольно доходная по городским меркам: благодаря "майским указам", которые предполагают повышение зарплат медработникам, санитарки и медсестры в больнице получают более 20 тысяч рублей в месяц. Это ниже, чем средняя зарплата в Кемеровской области (более 37,4 тысяч рублей в 2018 году), но немаленькая по городским меркам: жители Анжеро-Судженска говорят, что, например, работники шахт и магазинов получают меньше.

"Уборщица всего этого делать не может"

Разница между санитаркой и уборщицей не только в названии. Санитарка - это младший медицинский персонал, а уборщица - технический. Различаются их функции, система формирования заработной платы и расчета надбавок и отпусков.

"Санитарочка и моет, и помогает перекладывать на кровать Рахманова, где происходят роды", - описывает свою работу Агаркова. Если нужно взять анализ крови у новорожденного, она держит пробирки и их уносит, продолжает она. "Уборщица всего этого делать не может", - добавляет она.

Зарплата санитарки состоит из оклада (5,7 тысячи рублей) и надбавок: за вредное производство, за выслугу лет, стимулирующие меры.

"Я получала 23-24 тысячи (до вычета налогов - Би-би-си), а на руки - 20 тысяч. В зависимости от количества часов и без ночных смен. В этом месяце зарплата снизилась у всех на две тысячи рублей", - рассказывает Картавых из операционного блока. Санитарки говорят, что снижение зарплат произошло в целом по больнице.

В начале 2018 года санитаркам несколько месяцев платили по 30-34 тысячи рублей в месяц, вспоминает Агаркова: тогда накануне выборов по всей России поднимали зарплаты бюджетникам.

Главврач больницы Ольга Козлова говорит, что в среднем зарплата у санитарок сейчас составляет 27 тысяч рублей. Более конкретная цифра зависит от отделения и подработок конкретной санитарки - она может получать и 22 тысячи, и 24 тысячи рублей.

Оклад уборщицы ниже - 4,9 тысячи рублей. К этой сумме также прибавляются различные надбавки, а также руководство больницы предлагает санитаркам, переходящим в уборщицы, заключить договор на оказание дополнительных услуг.

Уборщиц будут просить мыть дополнительные помещения или выполнять функции курьера, например, перенести историю болезни из одного здания в другое. За это им будут дополнительно платить деньги, чтобы они не потеряли в зарплате при переходе в уборщицы.

Руководство больницы уверяет, что тем, кто переведется из санитарок и подпишет дополнительные соглашения, в итоге будут платить столько же, сколько они и получали - более 20 тысяч рублей. Главврач больницы показал Би-би-си зарплатную ведомость тех, кто уже успел перевестись в уборщицы, чтобы подтвердить, что уровень зарплат сохраняется.

Марина Агаркова
Image caption Марине Агарковой предлагали перейти санитаркой в сестринский уход, но она хочет продолжать работать в родильном блоке

Санитарки же полагают, что дополнительные соглашения легко будет отменить. "Эти дополнительные соглашения идут как стимулирующие выплаты. Сегодня у города есть деньги, а завтра их нет", - добавляет Картавых. Главврач Козлова уверяет, что отменить соглашения в одностороннем порядке невозможно.

Но дело не только в зарплате: санитарки опасаются, что они превратятся в "уборщиц с функцией санитарки".

Картавых говорит, что с переходом из категории медицинского персонала в технический у них останется вся прежняя работа, но исчезнут надбавки - например за вредность производства.

"Я работаю в оперблоке, это с кровью. Идут ВИЧ-инфицированные, гепатит. Я укололась, порезалась, заработала эту болячку на работе и, получается, что я не могу сделать себе регресс производственный (получить компенсации за травмы на производстве - Би-би-си)", - объясняет Картавых. Главврач Козлова уверяет, что напрямую с кровью уборщицы работать не будут.

Кроме того, у уборщиц значительно меньше отпуск: санитаркам положено 45 дней, а уборщицам - 28 календарных дней, рассказывает Картавых.

"Сами перенервничали, себя довели"

Санитарки Анджеро-Судженская решили бороться за свои должности. Они вступили во Всероссийский профсоюз "Действие", устроили несколько акций протеста, направили жалобы в Росздравнадзор и прокуратуру.

Они создали в социальной сети "ВКонтакте" группу "Санитарки не уборщицы", где они активно освещают свою борьбу. В начале мая там состояло более 600 человек, причем некоторые из них оказались медработниками из других регионов, сталкивающихся с теми же проблемами.

21 апреля санитарки провели согласованный митинг на окраине города. Судя по видео, опубликованным в социальных сетях, на него пришла пара десятков человек. Вышедшие на митинг жители города стояли с плакатами, на которых призывали санитарок России объединяться, а также просили прокуратуру защитить их. На этом же митинги санитарки заявили, что собираются объявить голодовку.

24 апреля несколько санитарок начали голодовку. Голодовка была короткой: 26 апреля появились сообщения о прекращении акции. У одной из голодающих санитарок случился гипертонический криз, и ее увезли в больницу. Кроме того, санитаркам стало известно о том, что в город приезжает прокурор.

Анжеро-Судженск
Image caption В центре города - парк с набережной, где в выходной день отдыхают местные жители

После этого ситуацию комментировал губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев. "Объявлять голодовку - это порочить Кузбасс на весь мир! Так и голодовки-то не было, <…> это все просто громкие слова", - заявил Цивилев (цитата по "Новой газете").

"Сами перенервничали, себя довели, администрация Анжеро-Судженска была выбита из работы, больница выбита из работы. Хотят сохранить себе зарплату, не выполняя работу за эту зарплату", - добавил губернатор.

"Они просто не ожидали, что какая-то горстка людей, какие-то санитарки... Но мы, в первую очередь, личности, я человек в первую очередь… С каким уважением мы относимся к вам, с таким же уважением и вы должны относится к нам. И не имеет значения, санитарка я или уборщица", - говорит Агаркова.

Анжеро-Судженск
Image caption Многие горожане вспоминают конец 1970-х годов - начало 1980-х как время расцвета города

Санитарки жалуются на давление на себя и своих родственников со стороны администрации больницы и города, а также силовых органов. Они подозревают, что их телефоны прослушиваются. А перед приездом корреспондента Би-би-си в город у санитарок пытались выяснить подробности встречи с иностранным журналистом.

"Беседы есть, но это не давление", - поясняет главврач Ольга Козлова. По ее словам, она и мэр города Дмитрий Ажичаков действительно встречались с санитарками, чтобы разрешить конфликт и убедить их остаться в больнице. В департаменте здравоохранения также отрицают давление на санитарок. По словам Ольги Козловой, из 106 санитарок не подписали заявление о переводе в уборщицы лишь 12 человек.

"Мы не можем по-другому. Мы - система ОМС"

Руководство больницы, города и областные власти, называющие конфликт "трудовым спором", приводят несколько аргументов в пользу решения о переводе санитарок в уборщицы, но все они связаны с необходимостью сокращать расходы.

Хотя будущим уборщицам и обещают оставить прежние зарплаты, экономия все же будет: из-за сокращения отпусков и отмены надбавок, объясняет собеседник Би-би-си в департаменте здравоохранения Кемеровской области.

Главврач Козлова связывает необходимость сокращать расходы с падением населения города: чем меньше людей в городе, тем меньше пациентов у больницы, а значит меньше и денег.

Ольга Козлова
Image caption Ольга Козлова сама родом из Анжеро-Судженска и много лет отработала в системе здравоохранения города

Финансирование больницы зависит от системы обязательного медицинского страхования. Например, в 2019 году больница получила финансирование из расчета числа пациентов, которые были приняты в 2018 году.

По данным Росстата, с 2016 по 2018 год население города сократилось почти на 2,5 тысячи человек. Козлова говорит, что число жителей города сократилось на 4 тысячи. Если в 2016 году в год в городе рождалась 1,1 тысяча человек, то в 2018 году - 680 человек, добавляет главврач.

"Где-то 400 человек в год пролеченных пациентов мы просто-напросто не получаем", - говорит Козлова. Еще около 20% пациентов больница потеряла, так как тяжелых больных отправляют в Кемерово, где есть больницы более высокого класса. Это также связано с необходимостью выполнять нормативы, например, по снижению младенческой смертности.

По словам Козловой, не исправило ситуацию и то, что к больнице приписали жителей соседних населенных пунктов - в них население тоже стремительно убывает.

Мэр города Дмитрий Ачижаков утверждает, что пока город справляется с убылью населения. По его словам, город собирается бороться с этим с помощью диверсификации экономики и создания высокопроизводительных рабочих мест. "Всем известно, что Анжеро-Судженск - это моногород с очень большим потенциалом. Мы его активно развиваем. Мы практически полностью диверсифицировали производство" , - рассказывает он.

По словам Козловой, в итоге в больнице освободились площади, на которых оказывается помощь, а также снизилась нагрузка на персонал. Часть зданий, как утверждает главврач, переоборудовали: там теперь раздевалки и столовые. Еще три здания бывших поликлиник передали городу, рассказывает она.

И Козлова, и собеседник Би-би-си в департаменте здравоохранения области объясняют, что перевод санитарок в уборщицы связан именно с необходимостью повышения эффективности расходов.

"Мы не можем по-другому. Мы - система ОМС. Мы должны просчитывать каждый наш шаг", - добавляет главврач. По ее словам, полученные от страховых компаний деньги нужно разделить так, чтобы хватило "на медикаменты, на питание, на содержание этих [помещений] и, в первую очередь, понятно, на заработную плату".

"Мы ответственны за то, чтобы эта больница не стала банкротом, возьмем в кавычки, не провалилась в долговую яму, кредиторку не нарастила. Конечно, мы просчитываем свои расходы, естественно", - объясняет главврач.

Больница Анжеро-Судженска
Image caption Больница города стремительно теряет пациентов, так как многие жители Анжеро-Судженска уезжают в другие города и регионы

Источник в департаменте здравоохранения Кемеровской области называет еще одну причину происходящего - изменения нормативов минздрава по отношению к труду санитарок, которые были приняты в 2016 году. Собеседник Би-би-си уверен, что санитарки не проходят под новые требования. Козлова также утверждает, что различные оценки показали, что санитарки в основном моют и убирают помещения, а не ухаживают за больными.

Сами санитарки с этим категорически не согласны и говорят, что обладают всеми необходимыми квалификациями и ухаживают за больными. Они считают, что больница могла бы сэкономить на административном персонале, а не на них.

"Как перевести санитарку в уборщицу легально"

Наконец, главная проблема, которую пытаются решить переводом санитарок в уборщицы - необходимость исполнения "майских указов" Владимира Путина, принятых в 2012 году.

Согласно этим указам, зарплата среднего и младшего медицинского персонала, к которому относятся санитарки, должна достигать средней зарплаты в регионе.

Санитарки и представители профсоюза "Действие" полагают, что руководство больницы просто не готово платить эти деньги. Уборщицы под указы не попадают, а, следовательно, руководство больницы не обязано поднимать им зарплату или держать ее на высоком уровне.

Главврач Козлова также частично связывает необходимость экономии с "майскими указами". По ее словам, из-за "указов" больница тратит все больше на зарплаты и не увеличивает другие расходы. Помимо выплаты зарплат больнице необходимо проводить ремонт, закупать лекарства и оборудование и так далее.

Анжеро-Судженск
Image caption В городе много заброшенных зданий

"Содержать это все громадное хозяйство - это каким образом?" - говорит Козлова.

Такой своеобразный эффект от "майских указов" - сокращение или переквалификация персонала для выполнения задач по повышению зарплат - не единичный случай.

О случаях перевода санитарок в уборщицы Би-би-си рассказали также сотрудники больниц Томска, Иркутской области и Москвы. Сотрудник одной из больниц Томска рассказал, что у них все прошло спокойно и без скандалов.

"Это массовое явление. По данным на середину прошлого года, за несколько лет было сокращено примерно 300 тысяч ставок младшего медицинского персонала в стране. Это немногим меньше половины", - рассказал Би-би-си сопредседатель профсоюза "Действие" Андрей Коновал.

В значительной части медперсонал переведен в уборщицы, поясняет Коновал. По его мнению, в Кемеровской области перевод санитарок в уборщицы проводится жестче, чем в других областях.

Анжеро-Судженск
Image caption Город долгое время зависел от угольной промышленности

По поисковым словам "как перевести санитарку в уборщицу" в интернете можно найти конкретные инструкции о том, как это сделать, не нарушив закон.

Например, на сайте Якутской республиканской организации профсоюза работников здравоохранения России даже опубликована инструкция о том, как переводить санитарок в уборщицы. Там необходимость подобного перевода также связывают с "майскими указами" и необходимостью экономить. Похожая инструкция опубликована на сайте профоюза работников здравоохранения Старооскольского городского округа Белгородской области.

На одном из сайтов опубликовано письмо к президенту от санитарок Ярославля, которые не понимают, насколько законен их перевод. В мае прошлого года прокуратура оштрафовала НИИ кардиологии Томского национального исследовательского медицинского центра РАН на 31 тысячу рублей за нарушения норм Трудового кодекса при переводе санитарок в уборщицы.

"Друзья мои, куда вы пойдете"

В апреле в Анжеро-Судженск приезжал представитель прокуратуры Кемеровской области, который изучал ситуацию. По словам главврача Козловой, больница получила ответ от трудовой инспекции, которая не нашла нарушений.

Русская служба Би-би-си ждет ответов на запросы в прокуратуру области, в трудовую инспекцию, а также министерство здравоохранения и министерство труда.

Санитарки в случае сокращения собираются пойти в суд. По словам Агарковой, они уверены, что суд встанет на их сторону и восстановит их в должностях санитарок.

Главврач Козлова и мэр города Ажичаков также говорят, что будут довольны, если этот спор будет решаться в суде. "Все трудовые споры должны решаться в правовом поле", - говорит мэр Ажичаков.

Дмитрий Ажичаков
Image caption Мэр города Дмитрий Ажичаков надеется победить отток населения

"Людей мы своих никогда не оставляли и не оставляем", - добавляет он. Мэр обещает, что администрация поможет санитаркам устроиться на работу, если что-то пойдет не так.

"В любом случае как администрация города мы со своей стороны, конечно, всех девчонок, которые решили сократиться, никуда не бросим. Мы будем предлагать трудоустройство", - заявил Би-би-си Ажичаков.

"У нас есть стабильность. Я им объясняю, друзья мои, куда вы пойдете", - рассказывает Козлова. По ее словам, больница не задерживает зарплаты и "все четко" платит в отличие от других работодателей города.

По словам Коновала из профсоюза "Действие", ситуацию с санитарками в Анжеро-Судженске они рассматривают не как отдельный эпизод, а как "начало сопротивления политике повального ликвидации младшего медперсонала". По его словам, в случае нарушения формальной процедуры есть случаи, когда суд восстанавливал санитарок.

Сами санитарки описывают другую картину своего будущего. Агаркова говорит, что у нее уже был один выговор летом прошлого года за то, что она раньше ушла с работы, а сейчас ее работу постоянно проверяют и заставляют писать объяснительные.

Агаркова признается, что даже если суд восстановит их, то возвращаться на работу будет тяжело. "Нету желания возвращаться работать туда. Получается, весь коллектив тебя предал, а какая-то горстка борется. А за спиной говорят, что у вас там свой кружок, из-за вас комиссии пошли на больницу, нас проверяют, почему вы не могли просто перевестись. Это очень неприятно, это на психику влияет", - объясняет она.

Транссиб
Image caption В 1990-е годы в городе бастовали шахтеры, которые перекрывали Транссиб. Сейчас акции протеста проводят санитарки

Все признают, что с работой в городе плохо, и вероятнее всего найти ее в бюджетных учреждениях.

Картавых говорит, что в случае, если суд не встанет на их сторону, она пойдет на биржу труда и готова переучиваться. "Если не получится [с восстановлением в должности санитарки], то мне и 40 еще нет. Если было бы ближе к 50, было бы труднее найти работу. Встану на биржу, отучусь на кого-то", - рассказывает она.

"Как было мне сказано, я работу в Анжеро-Судженске не найду. Все равно попытаться стоит, а там жизнь покажет", - философски рассуждает Агаркова.

.

Новости по теме