25 лет карабахского перемирия: в поисках справедливости. Взгляд из Армении

  • 16 мая 2019
Фото 2018 года. Пашинян и Алиев в Таджикистане Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Премьер-министр Армении Никол Пашинян уже неоднократно встречался с главой Азербайджана Ильхамом Алиевым

25-летие карабахского перемирия прошло в Армении и Карабахе незаметно. Разве что МИД Армении выступил с дежурным заявлением о том, что страна остается "строго приверженной достижению длительного мира", а соглашение о прекращении огня, достигнутое 12 мая 1994 года, остается единственным документом, регламентирующим хрупкий мир.

С заявлением выступил и МИД Азербайджана. Однако в этом заявлении о приверженности к долгосрочному миру не говорится.

А перемирие, установленное 25 лет назад, - даже не мир - действительно хрупкое.

Тому свидетельство - резкое обострение на линии соприкосновения сторон, произошедшее в апреле 2016 года и уже получившее название "четырехдневная война".

Тогда, три года назад, в ночь на 2 апреля, по официальным данным, в результате неожиданного нападения отборных азербайджанских войсковых соединений, поддержанного тяжелой техникой и артиллерией, погибло около 100 военнослужащих. Были жертвы и среди мирного населения.

Нападение закончилось, принеся стратегически незначительные территориальные приобретения для Азербайджана, но в то же время в Армении и Карабахе привело к усилению и без того уже сильного недоверия к восточному соседу и заставило со значительно большим вниманием отнестись к армии, ее боеготовности и оснащенности.

Поколение, выросшее в условиях "ни мира, ни войны"

В действительности 25 лет - это достаточно большой срок, позволяющий отслеживать тенденции и делать выводы как о ходе мирного процесса, так и о динамике самого конфликта.

В начале 2000-х азербайджанская телерадиокомпания ANS называла войну 1991-1994 годов "первой карабахской войной", как бы подразумевая, что обязательно, рано или поздно, должна начаться вторая.

Сейчас ее так называют уже многие. Ощущение того, что новая война в Карабахе неизбежна, пустила в армянском обществе достаточно глубокие корни. И многие - особенно среди молодежи - считают, что чем скорее она начнется, тем лучше. Война для них является быстрым и "надежным" средством разрешения конфликта.

Эта молодежь, выросшая за 25 лет состояния "ни мира, ни войны", никогда не видела мира. Следовательно, состояние, когда ежеминутно ожидаешь обострений в Карабахе и на границе с Азербайджаном, для них - норма.

А это значит, что для молодого поколения нормально жить в состоянии, которое можно охарактеризовать как "вооруженное ожидание". Более того, молодые люди в Армении и Карабахе, никогда не разговаривавшие с азербайджанскими сверстниками, воспринимают их как некую дегуманизированную абстракцию.

Исследования показывают, что и в Азербайджане такое же отношение к армянам.

Попытки вести диалоги в соцсетях провалились еще на заре их возникновения, превратившись в обмены обвинениями или просто грубыми ругательствами. Эти "интернет-перестрелки" продолжаются по сей день.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В 2016 году стороны были на грани настоящей войны

Процесс. Но какой?

Карабахские переговоры, ведущиеся под эгидой Минской группы ОБСЕ, оказались фактически заморожены, когда в 2009 году президенты Армении и Азербайджана Серж Саркисян и Ильхам Алиев, встретившись в Казани, не подписали мирного соглашения.

А оно, как утверждал МИД Армении, было готово и согласовано. Оставалось лишь поставить подписи под текстом. Однако Ильхам Алиев, приехав в Казань, где проходила встреча, неожиданно отказался это делать.

За последующие девять лет Саркисян и Алиев встречались всего несколько раз, и не сделали ни одного реального шага в направлении разрешения конфликта. В результате они стали считать друг друга "недоговороспособными".

И все это время на линии противостояния сторон, проходящей, в том числе, по границе между двумя странами, гибли люди, происходили столкновения и диверсии.

Дважды - в августе 2014 и апреле 2016 годов - стороны были на грани полномасштабной войны, которую удалось предотвратить благодаря активному вмешательству стран-посредников.

Надежда на возобновление реальных переговоров появилась после первых встреч нового руководителя Армении премьер-министра Никола Пашиняна и Ильхама Алиева, которые, кажется, нашли общий язык. Особенный оптимизм вызвало заявление сторон о том, что нужно "подготавливать народы к миру".

Реальных шагов в этом направлении пока не было, но разве это мешает надеяться?..

Заявление Пашиняна о том, что он готов подписать договор на любых условиях, которые устроят народы Карабаха, Армении и Азербайджана, также было встречено с осторожным оптимизмом.

Мандат на компромиссы

Согласно социологическому исследованию, проведенному в 2018-2019 годах британской организацией International Alert ("Международная тревога"), за прошедшие 25 лет армяно-азербайджанский конфликт стал одним из важнейших факторов, определяющих национальную идентичность сторон.

Он стал ежедневной реальностью, и люди перестали воспринимать себя и свою жизнь в отрыве от конфликта.

Народы Армении и Карабаха с одной стороны и Азербайджана с другой не доверяют друг другу. Уровень недоверия так высок, что даже намек на любую мало-мальскую уступку в ходе переговоров видится как серьезное поражение.

Более того, по разные стороны от линии соприкосновения сторон понятия "конфликт", "мир" и "компромисс" за годы противостояния получили разный смысл.

Один из распространенных стереотипов, связанных с карабахским конфликтом, заключается в том, что статус кво устраивает политических руководителей двух стран и не устраивает простых людей. Как и в других случаях, в этом стереотипе есть доля правды.

Однако истина заключается в том, что в действительности у лидеров нет мандата на компромисс. Общества не хотят и не собираются ничего уступать друг другу.

А установление мира без компромиссов невозможно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В мае прошлого года армянский премьер-министр приехал в Степанакерт

Мир и справедливость

Степанакерт сегодня - это небольшой и довольно спокойный город, живущий своей размеренной жизнью. Молодые мамы гуляют с маленькими детьми в парках, ребята постарше ходят в школу. Небольшие желтые автобусы курсируют по городу, а по вечерам жители выходят на променад на главную площадь Степанакерта.

Столица непризнанной республики Арцах - так сейчас официально называется Карабах - готовится к проведению чемпионата Европы по футболу между командами непризнанных государств и территорий, который проводится под эгидой CONIFA - Конфедерации независимых футбольных ассоциаций.

И многие здесь и в Армении полагают, что конфликт, в общем, уже не имеет смысла. Война выиграна, государственное строительство в Карабахе проходит уверенно, справедливость, нарушенная в начале ХХ века, когда эта территория стала частью Азербайджана, восстановлена.

Официальный Баку ведет активную дипломатическую кампанию, чтобы футбольный чемпионат в Степанакерте не состоялся. Или состоялся, но с участием как можно меньшего числа команд.

В Азербайджане считают, что конфликт еще продолжается, а чувство проигрыша в войне, как утверждает "Международная тревога", "является… огромным эмоциональным грузом".

"Азербайджанские респонденты под миром подразумевают справедливость", - сказано в отчете "Международной тревоги" под названием "Видение мира".

Концепцию справедливости, таким образом, можно считать основополагающей для разрешения конфликта.

Но справедливость не может быть и не должна быть сведена к проблеме земли, которая принадлежит одной из сторон. Для долгосрочного разрешения армяно-азербайджанского противостояния необходимо найти такую интерпретацию понятия "справедливость", которая устроит все стороны.

А до этого еще очень далеко.

Проблема без решения? Или решение все же есть?

В советское время для того, чтобы попасть в находящийся к западу Ереван, степанакертцу нужно было сначала поехать на север к городу Кировабаду (Гяндже), потом свернуть на северо-восток к приграничному городу Казах (Газах) и лишь оттуда уже - на запад, в сторону Армении.

Правообладатель иллюстрации Mark Grigoryan
Image caption Церковь покрова Богородицы в Степанакерте, открытая в апреле нынешнего года

Сегодня Карабах с Арменией соединяют две прекрасные дороги, значительно сокращающие путь до Еревана. Северная очень живописна. Она проходит по длинному извилистому ущелью реки Тартар, где высокие скалы вздымаются по обе стороны асфальтового полотна, а леса сползают по крутым горным склонам. Преодолев высокий перевал, вы попадаете на берег озера Севан и больше часа едете параллельно голубому зеркалу этого высокогорного озера.

Эта дорога - самый короткий путь, по которому житель Баку теоретически может на своей машине доехать до Турции.

Южная - через покрытые лесами горы - выводит к городу Горис и мимо ряда средневековых памятников приводит вас в Араратскую долину, покоящуюся под сенью огромного Арарата.

По этой дороге можно из Баку доехать до иранского города Тебриз, столицы провинции Восточный Азербайджан. Но что еще важнее: по ней можно доехать до Нахичевани - автономии в составе Азербайджана.

Но обе эти дороги сегодня для них закрыты.

Как, собственно, закрыт въезд в Азербайджан людям с фамилиями, оканчивающимися на "-ян".

Дорога к миру?

Это стало результатом политики официального Баку, уже много лет пытающегося изолировать Армению от внешнего мира.

И кое-что удается - Турция закрыла границу со своим соседом и отказывается ее открыть либо до тех пор, пока не получит согласие Баку, либо до времени разрешения конфликта.

Но из истории человечества известно, что для эффективного разрешения конфликта не достаточно подписать договор о мире. В первую очередь, необходимо человеческое общение.

Дороги должны быть открыты друг для друга. Ведь открытая дорога - это не только проезд на машине, это еще и придорожные кафе, и чайные, это бензоколонки и гостиницы… И это общение между армянами и азербайджанцами, а также самая обычная мелкооптовая приграничная торговля, обмен бытовыми товарами, возможно, и сувенирами.

И, разумеется, нужны поездки друг к другу. Для начала - журналистов и врачей, архитекторов и художников. Ведь только при личном общении можно донести до представителей "противостоящей" стороны свою правду, свое понимание справедливости и мира.

А это начинает диалог, в результате которого есть возможность лучше понять другую сторону конфликта.

Это все легко сказать, но конфликт зашел так далеко, что для реализации такой простой, казалось бы, идеи, как общение людей, официальному Баку нужно будет изменить многолетнюю политику запрета на общение с армянами, а для свободного проезда по таким дорогам, возможно, придется ввести миротворческие силы.

И, конечно, чтобы начать реальное разрешение конфликта, нужна огромная политическая воля.

Новости по теме