"Система прогнила". Почему главные партии Британии провалятся на выборах в Европарламент

  • 21 мая 2019
Джереми Корбин, Тереза Мэй Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Судя по опросам, на евровыборах партии Джереми Корбина и Терезы Мэй будут просто разгромлены силами, занимающими четкие позиции в отношении "брексита"

Вопреки воле большинства своих граждан Великобритания 23 мая вновь проводит выборы в Европейский парламент. Парадоксальным образом они лучше отражают настроения британцев, чем выборы в Палату общин - и в этот раз они могут нанести тяжелый удар старейшей британской партии и всей политической системе страны.

"Система прогнила, политики прогнили. Я им больше не верю", - говорит 37-летний Джеймс, торгующий с лотка на улице английского города Эксетера. Так он объясняет свое решение больше не голосовать на выборах - ни в Европарламент, ни на всеобщих британских, когда они будут назначены.

Три года назад Джеймс голосовал за "брексит" и теперь - когда разлад среди правящей элиты, по мнению наблюдателей, двигает страну к очередным выборам в Палату общин (потенциально третьим за четыре года) - считает, что обе главные партии, поочередно правящие страной последние 100 лет, его обманули.

Так думает не он один: по данным последних опросов, за лейбористов на европейских выборах готовы проголосовать всего 15% избирателей, а за правящих консерваторов - около 10%. При этом в Палате общин британского парламента первым принадлежит 38% мест, а вторым - 48%.

Выборы в Европарламент 23 мая Великобритания вынуждена проводить из-за того, что застряла в "брексите": так и не договорившись между собой об условиях выхода из ЕС, британцы попросили Брюссель об отсрочке с условием проведения евровыборов у себя в стране.

Теперь итоги этого голосования вкупе с печальными для правящей партии результатами недавних местных выборов и продолжающейся неопределенностью вокруг "брексита" могут не только добить карьеру премьер-министра Терезы Мэй (с ней и так уже все достаточно ясно), но и стать началом кардинальных перемен в британской политике.

Проблемы, главным образом, в несоответствии настроений избирателей и распределении мест во власти.

На недавних местных выборах консерваторы потеряли 1300 из 8000 кресел в муниципалитетах; лейбористы потеряли сильно меньше - 82 - но по всем прогнозам должны были остаться в плюсе.

По подсчетам социологов, если бы выборы в Палату общин прошли завтра, обе партии вместе собрали бы меньше половины голосов - такого не было за все время, что в Британии существует всеобщее избирательное право.

И тем не менее, если в ближайшее время и правда пройдут парламентские выборы, скорее всего, именно эти партии соберут подавляющее большинство мандатов.

Непрошибаемая "Вестминстерская система"

В подавляющем большинстве европейских стран парламенты избирают либо по смешанной мажоритарно-пропорциональной системе, либо по чисто пропорциональной. Во всех многочисленных вариациях этой системы выборов партии получают число мандатов, более или менее соответствующее доле полученных голосов.

В Британии же Палату общин избирают по так называемой "Вестминстерской" системе, которую еще называют "first past the post", или "первый на финише": все депутаты избираются в одномандатных округах в один тур.

Благодаря сильным партийным активам на местах, теоретически партия, пользующаяся поддержкой явного меньшинства, может получить хоть все 650 мест в Палате общин. Надо только, чтобы в каждом округе у кандидата от этой партии было много соперников, и они равномерно растащили голоса между собой.

Правообладатель иллюстрации PA
Image caption Борец с Евросоюзом Найджел Фарадж рассчитывает не только переизбраться в парламент Евросоюза, но и "уничтожить двухпартийную систему" Британии

На практике такого, конечно, не бывает, но сильнейшая диспропорция все же воспроизводится от выборов к выборам: либо тори, либо лейбористы не раз и не два собирали где-нибудь в районе 40% голосов, но получали около 60% парламентских кресел.

И наоборот - партии-новички почти не имеют шансов пробиться. Ставший уже хрестоматийным пример, о котором сейчас в Британии вспоминают каждый день: популистская антиевропейская партия UKIP в 2015 году собрала почти 4 миллиона голосов (больше было только у консерваторов и лейбористов), но получила всего один мандат. И тот завоевал перебежчик из тори, Дуглас Карсвелл, который просто переизбрался в своем округе. Лидер партии Найджел Фарадж избраться не смог.

Теперь Фарадж ведет на выборы Европарламента свою новую Партию "брексита". Она популярнее всех на выборах в Европарламент, и социологи сейчас отдают ей 20%. Таким образом, на выборах Европарламента она может получить 26 мандатов (из 73 британских), а на выборах Палаты общин - хорошо если один или два, объясняет Уильям Кеджани, аналитик одной из британских букмекерских контор (британские букмекеры принимают ставки "на политику").

Image caption Политический аналитик Уильям Кеджани полагает, что сейчас у сторонников избирательной реформы может быть больше шансов, чем на провальном референдуме 2011 года

"Брексит довел ситуацию до кризиса, обнажил невозможность дальше мириться с этой ситуацией. Мы имеем два огромных лагеря, которые пытаются представлять всех, но не могут. Партийная система меняется, но ее фундамент застрял в прошлом. По всей стране избиратели обозлены тем, что их не слышат", - говорит один из руководителей британского Общества электоральной реформы Даррен Хьюз.

О том, что ситуация, в которой миллионы избирателей фактически лишены возможности избрать в парламент того, кого они хотят, ведет к протестному голосованию и стала одной из причин победы брекситеров на референдуме 2016 года, говорят все, от политиков и экспертов до популярного стендап-сатирика Джонатана Пая, чей видеоскетч на тему "брексита" и разочарования в политической системе набрал в "Фейсбуке" почти 6 млн просмотров.

"Нам нужна бы система, которая более адекватно отражает пропорцию поданных голосов. Потому что эта система разжигала эту озлобленность, которая привела к созданию UKIP и затем "брекситу", - рассуждает Рэйчел Джонсон, родная сестра и политический противник одного из лидеров британских евроскептиков Бориса Джонсона.

Кто за реформу и почему

За избирательную реформу прежде всего выступают, естественно, малые партии, пытающиеся пробиться в парламент сквозь железобетон "Вестминстерской системы".

"Наша система, по сути, искажает итоги выборов в пользу двух партий. Может быть, она была пригодна для Британии другой эпохи, когда наша страна по сути была разделена на предпринимателей и капиталистов с их интересами с одной стороны и трудящихся с их интересами с другой. Но сегодня мы не можем делить страну таким же образом", - говорил в апреле на слушаниях в парламенте Чука Умунна - лидер партии "Изменить Британию" (Change UK), только что созданной перебежчиками из парламентских фракций тори и лейбористов. Рэйчел Джонсон баллотируется в Европарламент от этой проевропейской партии.

"Миллионы людей в нашей стране голосуют за одну партию не потому, что они за нее, а лишь ради того, чтобы не пустить во власть другую, или потому что она - меньшее из зол. Как можно дальше жить с системой, которая принуждает людей к такого рода выбору?" - взывал к коллегам Чука Умунна.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption (Слева направо) Чука Умунна и Анна Субри из партии Change UK и лидер либдемов Винс Кейбл - единомышленники не только в борьбе против "брексита", но и в отношении электоральной реформы

За реформу и антипод Умунны Найджел Фарадж - он высказывался за смешанную мажоритарно-пропорциональную систему и упразднение Палаты лордов.

"Моя цель - произвести революцию в британской политике и покончить с двухпартийной системой - она просто перестала работать", - говорил Фарадж в одном из недавних публичных выступлений.

В условиях нынешнего политического кризиса о возможности реформы заговорили и некоторые политики из главных партий. На тех же апрельских парламентских слушаниях в пользу реформы осторожно высказался среди прочих депутат-тори из Корнуолла Дерек Томас.

"В Корнуолле на выборах 2017 года многие малые партии, как это ни прискорбно, решили, что им нет смысла даже пытаться выставить кандидатов, - сказал Томас. - В результате три партии собрали примерно 98% всех голосов. Люди должны получить возможность почувствовать, что они равноправные участники демократического процесса, что их голос имеет значение".

Кто против реформы и почему

Естественно, обе ведущие партии, Консервативная и Лейбористская, в лице их руководства - против реформы.

На парламентских слушаниях депутат-тори Кевин Фостер, выступая от имени правительства, напомнил, что Консервативная партия включила в свою предвыборную программу обязательство сохранять нынешнюю систему.

"Дискуссия была любопытной, но правительство сосредоточит усилия на других направлениях расширения демократической вовлеченности и укрепления веры в нашу демократическую систему", - сказал Фостер собравшимся.

В документах Лейбористской партии тоже не говорится об электоральной реформе, хотя внутри партии есть большая фракция сторонников такой реформы. Более того, по одному из опросов, за нее выступают около трех четвертей электората лейбористов.

До последнего времени основным аргументом двух главных партий было "не сломано - не чини". Но теперь, в условиях тяжелого политического кризиса из-за "брексита", когда обе главные партии раскололись на три фракции каждая и фактически перестали быть едиными политическими силами, их оппоненты с жаром возражают: "Да в том-то и дело, что сломано!"

Но помимо простого соображения, что нынешняя система позволяет консерваторам и лейбористам сохранять власть, время от времени сменяя друг друга, у них есть и другие аргументы против реформы.

Правообладатель иллюстрации Parliament TV
Image caption Палата общин под председательством спикера Джона Беркоу оказалась неспособна принять хоть какое-нибудь решение относительно способа выхода из Евросоюза. Причина - раскол внутри обеих главных партий

Во-первых, обе партии считают достоинством системы как раз то, что ее противники называют пороком: она не пропускает во власть Фараджа. А также не пропускала крайне правых из Британской национальной партии и других экстремистов и популистов.

Во-вторых, они доказывают, что при голосовании за партийные списки потеряется нынешняя тесная связь депутатов со своими округами и избирателями.

В-третьих, по их мнению, всякая пропорциональная система подразумевает слишком сложные подсчеты.

Провальный референдум

Проблема сторонников электоральной реформы - еще и в том, что ее противники могут ссылаться на волю народа: восемь лет назад избиратели уже отвергли предложение о реформе.

На референдум 2011 года было вынесено предложение ввести систему "альтернативного голосования".

В этой системе выборы парламента исключительно по одномандатным округам были бы сохранены, но избиратель получил бы возможность ранжировать кандидатов от наиболее к наименее предпочтительному, и победитель определялся бы довольно сложным подсчетом итогов этого "рейтингового голосования".

Правообладатель иллюстрации Parliament TV
Image caption Палату лордов, которых никто не избирает, некоторые в Британии хотят вообще упразднить как архаику. Но для этого необходимо, кроме прочего, согласие лордов

Реформа потерпела разгромное поражение: 68% проголосовавших высказались против.

Сторонники реформы жалуются, что, во-первых, предложена была далеко не идеальная и уж конечно не единственно возможная система, а во-вторых, тори, которые тогда правили в коалиции с Либерально-демократической партией (она тоже добивается реформы), согласились на референдум, но стали агитировать против перемен.

Какие варианты?

Пока обе главные партии, и прежде всего консерваторы, против реформы, ее перспективы остаются очень туманными.

"Я не думаю, что система выборов парламента вдруг будет переведена на Д'Ондта (Виктор Д'Ондт - автор одного из методов подсчета голосов в пропорциональной системе) из-за того, что у главных партий проблемы. На самом деле эти проблемы как раз отталкивают их от введения пропорциональной системы или системы "альтернативного голосования", - рассуждает аналитик Уильям Кеджани. - Но, я думаю, было бы интересно сейчас провести второй референдум по "альтернативному голосованию". Восемь лет назад он провалился, но сейчас появилось много людей, которые выиграли бы от введения новой системы".

Вполне возможно, что тори и лейбористы как-то переживут нынешний раздрай, так или иначе решат проблему "брексита" - и британская политика, хромая на обе раненые партии, поковыляет дальше.

Однако надо учитывать, что кризис из-за "брексита" не просто не разрешен - все может стать еще хуже. Ведь нынешний раздрай из-за соглашения об условиях выхода из ЕС - это только начало, а переговоры о всем комплексе будущих отношений с ЕС еще впереди.

Не исключено, что основные партии - прежде всего тори - развалятся, и часть "осколков" - по сути, новые партии - присоединится к лагерю сторонников реформы, тем самым радикально его усилив.

Конечно, предсказывать развал партии, которая худо-бедно пережила войны и кризисы последних трехсот лет - дело рискованное. Но именно такие прогнозы-предостережения сейчас дают очень многие, включая видных политиков-тори.

Новости по теме