Зачем россиянам психологи и терапевтические частушки. Объясняет эксперт

  • 22 мая 2019
Картинка Правообладатель иллюстрации Oksana Stepova/iStock/Getty

В "Фейсбуке" широко разошелся пост журналистки Екатерины Кронгауз, в котором она предложила пользователям сочинять психотерапевтические частушки. Русская служба Би-би-си попыталась отобрать наиболее удачные, а заодно разобраться, почему в России все больше людей обращается к услугам психологов и психотерапевтов.

В России растет спрос на услуги психотерапевтов и психологов, но в масштабе страны этот тренд незначителен. Пока это происходит в Москве, Петербурге и других городах-миллионниках, а в целом по стране до психолога доходит очень мало людей - не более 1-2% населения, объясняет семейный психолог и системный семейный психотерапевт Марина Травкова.

"Связано это, наверно, с тем, что все больше людей живут по такому капиталистическому лекалу, когда взрослый человек очень много работает, - рассказывает Травкова. - Соответственно, это эмоциональное истощение, обеднение эмоциональных связей. В Россию приходят все больше новых западных шаблонов психотерапии. Свою роль также играет проникновение английского языка, проникновение масс-медиа, развитие интернета. Мы видим, что человек ходит к психологу, чтобы быть успешным".

"Поменяла нытика на психоаналитика"

Вечером 20 мая журналистка Екатерина Кронгауз опубликовала в своем "Фейсбуке" пост с "психотерапевтическими частушками".

"В качестве проработки отношения к психотерапии увлеклась психотерапевтической частушкой, не могу остановиться. Присоединяйтесь", - написала она.

В комментариях к ее посту пользователи второй день сочиняют свои частушки. Самой популярной темой стали отношения с партнерами и сексуальность.

"Полюбила парня я, оказалось, он Сверх-Я.

Променяла нытика на психоаналитика";

"От психолога я вышла и пошла в зеленый бор

Не зови меня шалавой, я теперь полиамор";

"С неба звездочка упала прямо милому в штаны,

Пусть бы все там разорвала - лишь бы были мы равны";

"Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик

Нет границ валидности у гендерной флюидности!"

Также авторы затронули в своих частушках вопросы личных границ, абьюза, отношений с родителями, обесценивания и детских травм.

"Маму я отвез на дачу, чаю с нею выпив.

Оказалось позже это комплекс был эдипов";

"Не ругай меня, маманя, и не обесценивай:

Уважать в ребенке личность - важное умение!";

"Мой милёнок был абьюзер редкой креативности

Терапевт меня избавит от моей виктимности".

Отдельной темой для частушек стала высокая стоимость услуг психологов и психотерапевтов.

"Терапевт мой дорогой, что порой задумаюсь:

"Не купить ли платье мне?" Но потом одумаюсь";

"Мы с психологом моим - не разлей водичка

Ползарплаты отдала - теперь не истеричка!";

"Мне психолог объяснял про мои субличности,

Только вот теперь в кармане нет совсем наличности".

Отсутствие психологических проблем и проблем в личной жизни также легло в основу многих частушек.

"Меня милый не абьюзит и не домогается,

И частушки актуальной с ним не получается"

"Прорабатывала долго опыт сексуальный,

Оказалось это лечится антибактериально"

"Все гештальты я закрыла, травмы проработала.

А теперь сижу как дура и качаю ботами".

"Инвестиция в себя"

Современный человек много говорит о психическом здоровье - и употребляет различные термины, говорит Травкова: "Например, термина "токсичные отношения" в научной психологии нет, это выдумка, которая очень прижилась, и токсичными отношениями называют все подряд. То же самое с термином "эмоциональный вампир" - и так далее".

"При этом люди действительно много говорят языком диагнозов, иногда правильно их понимая, иногда нет. Можно услышать что-то вроде "что-то у меня сегодня депрессия", хотя депрессия не длится один день. Или "у меня низкая самооценка". Да, эти конструкции из мира науки через популярные журналы и блоги по психологии проникают в массы. Плохо не то, что люди называют какими-то терминами какие-то обыденные вещи, а то, что они не до конца понимают, что за этими терминами стоит. Это обесценивает опыт тех, у кого в самом деле этот диагноз", - рассказывает Травкова.

По ее словам, в повышении спроса на психотерапевтические услуги свою роль играет и эффект социального подражания: человек может обратиться к специалисту, видя, что так делают многие из его окружения.

"Эффект социального подражания есть. Абсолютно любому человеку в принципе всегда есть, что рассказать психологу или психотерапевту. Это не означает, что он непременно в этом нуждается. Сейчас увеличилась доля людей, которые ходят на психотерапию, понимая ее как личностное саморазвитие, инвестицию в себя", - отмечает психолог.

По ее словам, по сравнению с 1990-ми годами, когда психотерапия в России только зарождалась, сейчас в российском обществе отношение сильно изменилось.

"Тогда считали, что пойти к психологу - это совсем беда, это значит признать себя ненормальным. Это было стыдно, этого избегали. Теперь привыкли, видимо, поняли разницу, - говорит эксперт. - И очень много людей обращается к этому как к еще одному источнику ресурсов, внешнему человеку на аутсорсе, который восполняет какой-то эмоциональный баланс и помогает справиться с жизненными трудностями. Даже если ничего подобного нет, это просто человек, который раз в неделю один час полностью на твоей стороне. Это такая стенка для отражения, чтобы понять и услышать самого себя".

"Мне кажется, у нас пропала эпоха кухонных разговоров, которую помнят еще наши мамы и папы, когда люди собирались на кухне и изливали душу. Теперь на этом месте интернет - и на этом месте теперь психотерапевт", - считает Травкова.

По ее данным, средняя стоимость психотерапевтического сеанса в Москве варьируется от полутора тысяч рублей до 10 тысяч рублей. "И мы говорим сейчас только о каком-то среднем классе, о городском населении, - уточняет эксперт. - Люди, которые гораздо больше нуждаются в психотерапевтической помощи, часто не могут себе ее позволить. И 1% - это на самом деле ничтожно мало для страны".

Похожие темы

Новости по теме