Хавьер Ботет - актер, воплотивший голливудские ужасы. А также смерть Красной жрицы в "Игре престолов"

  • 27 мая 2019
Хавьер Ботет Правообладатель иллюстрации Alberto Morago
Image caption 41-летний испанский актер - звезда голливудской индустрии хоррора

Мало кто из любителей ужастиков узнает Хавьера Ботета в лицо. Но его руки, пальцы и фигура уже много лет наводят ужас на миллионы зрителей. Врожденный синдром Марфана сделал актера звездой хорроров.

Имя испанца тоже еще не очень широко известно, но его фильмографии позавидует любой в Голливуде. Недавно она пополнилась небольшим, но запоминающимся камео в "Игре престолов" (далее в тексте встречаются спойлеры).

Актер двухметрового роста, неестественно худой (его вес - всего 56 кг) и гибкий. За последние годы он сыграл в целой череде голливудских ужастиков и фильмов фэнтези: "Мама", Оно", "Заклятие-2", "Слендермен".

Ботет уже заслужил репутацию лучшего исполнителя ролей монстров, призраков, леденящих кровь существ и привидений. Иногда зритель воспринимает его персонажей как нарисованных с помощью компьютерной графики - но нет, это живой человек в гриме.

Хавьер рос в небольшом городке к северу от Мадрида. С детства он любил научную фантастику и все сверхъестественное.

Он также любил и рисование: начал с изображений чудищ и монстров, а в итоге переехал в Мадрид учиться серьезной живописи. В столице он увлекся кинематографом и ставил короткометражные фильмы.

Однажды на семинаре по спецэффектам преподаватель предложил ему попробовать грим монстра. Комплекция Ботета казалась идеальной для фильма ужасов.

"Я не понимал [до этого момента], что рожден для актерской игры", - говорит Хавьер.

Правообладатель иллюстрации Sebas Romero
Image caption Генетическое заболевание было диагностировано у Ботета еще в детстве

"У меня синдром Марфана. От него люди становятся худее, выше и приобретают огромную гибкость", - рассказывает испанец.

"Так что всю свою жизнь я был очень гибким, и всю жизнь устраивал жуткие розыгрыши и трюки с друзьями, выполняя гадкие ползучие движения".

Синдром Марфана удлиняет пальцы и конечности человека и растягивает соединительные ткани.

Эксперимент с гримом монстра удался, и преподаватель устроил Хавьеру несколько проб. Через пару месяцев Ботет получил свою первую небольшую роль в испанском фильме.

Роли пошли одна за другой. Прорыв в Голливуд произошел в 2009 году на конференции в Техасе, где Ботет презентировал свою работу в фильме REC 2.

Там он познакомился с аргентинским режиссером Андресом Мускетти, который представлял свою корометражку "Мама" (Мускетти надеялся найти продюсера, чтобы превратить короткий метр в полнометражный фильм).

Правообладатель иллюстрации Javier Botet
Image caption Хавьер отдыхает в перерыве между съемками фильма "Заклятие-2"

Мускетти сказал Ботету, что тот идеально подходит на главную роль в его проекте. И год спустя, когда Гильермо дель Торо взял на себя продюсирование фильма, Ботету пришло официальное приглашение на роль.

Но когда фильм вышел в прокат, многие зрители решили, что главный персонаж - призрак женщины - нарисован на компьютере.

"Никто так и не понял, что 90% того, что на экране - это я сам, это моя работа телом", - говорит актер.

Тогда создатели фильма выложили в интернет ролик с репетиций, где можно было воочию увидеть жуткие и неестественные движения, на которые способен актер.

Видеозапись набрала сотни тысяч просмотров. Продюсеры и режиссеры, приглашавшие Ботета с тех пор в свои проекты, говорят, что увидели его впервые именно в этом видео.

Говоря о том, что его лучшей работой, вероятно, оказался ролик на YouTube, Хавьер смеется. "Тут карьера пошла в гору. Люди поняли, что я работаю так, что компьютерная графика уже не нужна: она мало что прибавляет".

Ботет сыграл главные роли в больших хоррор-франшизах: "Астрал", "Чужой: Завет" и "Заклятие".

Он также появлялся в "Мумии" и "Выжившем", а также в "Оно", где его Прокаженный особенно запомнился фанатам.

Правообладатель иллюстрации Javier Botet
Image caption В гриме прокаженной с коллегой-актером на съемочной площадке фильма "Оно"
Правообладатель иллюстрации Sony
Image caption Персонаж Ботета (справа в тени) терроризирует героиню фильма "Астрал-4: Последний ключ"

"Оно" стало блокбастером 2017 года. Затем Ботет сыграл в сиквеле, где играли уже не дети, а взрослые актеры.

В финальных сериях "Игры престолов" Хавьер Ботет появляется в армии мертвецов, нападающих на Арью Старк - но не только.

Хавьер также сыграл Красную жрицу Мелисандру в последние минуты ее жизни, когда она поддается силам старения, стремительно разлагается и умирает.

Будучи фанатом фэнтези с детства, Хавьер считает подарком судьбы возможность работать в таких проектах.

Он никогда не пугается отражения в зеркале, а наоборот, любит посмеяться над ним.

Ботету удалось обратить свою маму, которой уже за 60, в поклонницу ужастиков. Сначала ей было очень страшно, но теперь она даже зовет друзей с собой в кино "посмотреть на Хавьера", когда он подолгу работает за границей.

"Сперва с ней было трудно. Она постоянно говорила: "Я хочу, чтобы ты играл драматические роли, хорошего парня", - вспоминает сын.

Впрочем, в Испании Хавьер играет отнюдь не только в хоррор-фильмах. У него есть главные роли в комедиях, а также он пишет сценарии и ставит собственные ленты.

Голливудские фильмы ужасов остаются его любимым делом: ради них он постоянно совершенствуется и учит что-то новое - например, технику танца.

Преображение в монстра требует многочасового грима.

Правообладатель иллюстрации Javier Botet
Image caption Иногда костюм и грим ограничивают зрение, осязание и другие чувства- например, в "Слендермене"

Один из его любимых художников-гримеров - испанец Давид Марти из студии визуальных эффектов DDT Efectos Speciales, расположенной в Барселоне.

За работу в "Багровом пике" Мари получил "Оскара". Как и Хавьер, Давид рос в Испании в 80-е и знакомился с миром кино по журналам. Еще ребенком, придумывая грим чудища, он неверно понял, что такое "пенолатекс", и распотрошил диван, попытавшись воспроизвести один из образов.

"Все искал сам, путем проб, ошибок и ЧП, - рассказывает художник. - Интернета же не было, информации не было".

Хотя леденящий кровь образ монстра или призрака требует десятков слоев грима. работа актера под этим гримом также бесценна, говорит Марти.

"Их часто называют "куклами", но это неверно - это настоящие актеры. Когда я вижу работу Хавьера или Дага (Дага Джонса, за грим которого Давиду был присужден "Оскар". - Прим. Би-би-си.), я думаю: "Что за черт? Ему надо играть без маски".

Правообладатель иллюстрации DDTSFX
Image caption Дэвид (справа) преображает Хавьера в красного призрака для картины "Багровый пик"
Правообладатель иллюстрации DDTSFX
Image caption На съемках хоррора "Мама"

Похожие темы

Новости по теме