"Нужно что-то менять". Как восстанавливается Тулун после наводнения

  • 6 июля 2019
Media playback is unsupported on your device
"Смотрим - по речке наш дом плывет": один день с волонтером в затопленном Тулуне

Катамаран мягко скользит по сибирской реке Ие - на ее берегах груды искореженных домов, бытовой техники, домашней утвари, превратившейся в мусор.

Ия разделяет город Тулун в Иркутской области на две части. Около недели назад река вышла из берегов, унесла или затопила больше тысячи домов в черте города.

Правообладатель иллюстрации MCHS Russia/TASS
Image caption Паводки в Иркутской области начались из-за проливных дождей

Капитан катамарана, строитель из Иркутска Евгений Клепиков, приехал в Тулун после того, как увидел в новостях заявление главы МЧС по региону о том, что не нужно разводить панику из-за наводнения.

"Паниковать не надо. Помощь придет. Задействованные силы и средства готовы к оказанию помощи, их достаточно", - такое заявление сделал глава МЧС по региону Валентин Нелюбов 28 июня, когда Тулун был уже затоплен.

"Я когда услышал заявление главы МЧС, сразу понял, что все, надо ехать", - говорит Клепиков.

Он созвонился с единомышленниками из Иркутска, некоторые из них раньше работали в предвыборном штабе Алексея Навального, и в течение суток группа волонтеров мобилизовалась и выехала в Тулун - за 400 километров от Иркутска.

Через день Евгений на своем катамаране уже переправлял несколько тонн гуманитарной помощью в отдаленные деревни, проезд к которым затопило рекой.

"У меня есть свое судно, которое хорошо подходит для подобных ситуаций, большой грузоподъемности. Поскольку каждое лето я занимаюсь такой ерундой - катаю туристов по Байкалу, то приехать сюда, мне кажется, - это достойная альтернатива", - говорит Клепиков.

Уплыл дом

Другие волонтеры в Тулуне и в Иркутске занимаются сбором гуманитарной помощи для пострадавших, организуют ее перевозку в Тулун и собирают людей, которые на следующей неделе отправятся в город разгребать завалы, оставшиеся после потопа.

У тулунчанки Натальи уплыл дом. Сама она в это время находилась на даче с семьей недалеко от города. О том, что в Тулуне случится наводнение, Наталья не знала. "Мэр сказал: "сидите спокойно". Мы и сидели", - говорит она.

Тем не менее, когда вода стала подходить к городу, Наталья успела добраться до своего дома и поднять на верхний этаж вещи, технику и самое ценное - несколько десятков куриц и цесарок.

"Я так понимаю, что когда все затонуло, наш дом еще стоял. Но потом в него что-то ударило, и он рухнул. Я плакала-плакала, а потом пошла и смотрю - наш дом плывет", - говорит Наталья.

Через несколько дней дом нашли. Местные жители после потопа ходят по многочисленным завалам в Тулуне и плавают на острова реки Ии в поиске своих домов и имущества. Друзья Натальи таким образом нашли и ее дом.

Дом принесло в ближайший лес у берега Ии. Наталья попросила Евгения свозить ее семью на катамаране к дому, чтобы попытаться спасти имущество и оставшихся куриц с цесарками.

Дому Натальи, а точнее его верхней части, повезло больше других - он уцелел. Уцелели и птицы - их спасло то, что на втором этаже дома остался мешок с кормом, которым они питались несколько дней в лесу.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Дому было всего четыре года: с окон еще не успели снять пластиковую пленку после установки. На уцелевшем втором этаже семья Натальи еще не успела пожить - его только достраивали.

"Столько трудов, столько сил было туда положено. И, если честно, столько денег. Дома были возведены своими руками, по кирпичику все было сложено", - говорит Наталья.

Там, где стоят сейчас дом Натальи - кладбище домов и хозяйств других тулунчан, которым посчастливилось меньше. Таких кладбищ - десятки мест в городе, куда вода несла дома, машины, теплицы и бани, оставляя людей без всего.

На одном из таких кладбищ - на острове вверх по течению Ии - остались три домашних собаки. Иркутский питомник "К-9" попросил Евгения съездить на остров на катамаране. Сам питомник занимается поиском собак, оставшихся без хозяев из-за потопа. Из трех собак на острове спасти удалось только одну - большого белого пса, которого Евгений смог заманить на лодку тушенкой и хлебом. Другие собаки были слишком напуганы и злы.

"Через 10 лет случится то же самое"

Несколько районов Иркутской области оказались затоплены 27 июня. Люди знали, что реки могут выйти из берегов, однако очень многие не позаботились о своем имуществе из-за того, что МЧС и местные власти призывали не паниковать и только запастись водой на несколько дней.

По официальным подсчетам, из-за паводков в Иркутской области погиб 21 человек, еще 13 числятся пропавшими без вести, более 300 были госпитализированы.

Больше всего пострадал город Тулун, где проживает больше 40 тысяч человек, - дома на окраинах Тулуна располагаются у берегов реки или в низинах. Вода уничтожила или подтопила около 1,5 домов, где проживали более трех тысяч человек.

В черте города уровень воды достиг 14 метров. Это самое крупное наводнение за историю Тулуна. Последний раз город затапливало в 2006 году, тогда от воды пострадали почти 300 домов. После этого город включили в федеральную программу по защите населения от паводков и выделили деньги на строительство дамбы.

Дамба строилась три года, на нее был потрачен 51 миллион рублей (800 тыс. долларов) из местного и регионального бюджетов. В период строительства ГТКР "Иркутск" сообщало, что возведение дамбы поможет защитить Тулун от паводков на ближайшие сто лет.

"Я думаю, выполнение всех этих гидротехнических работ позволит исключить на 100 лет, не меньше паводки в Тулуне", - говорил глава предприятия, строившего дамбу, Николай Болотов в 2008 году.

Компания "Ремонт зданий и сооружений" сдала дамбу в эксплуатацию в 2011 году. Работы принимал сын главы компании Руслан Болотов, в то время занимавший пост министра строительства Иркутской области, выяснило "Настоящее время". Сам чиновник до работы в администрации региона занимал пост генерального директора предприятия своего отца, строившего дамбу.

Дамба была рассчитана так, чтобы сдержать уровень воды в 11-12 метров. В конце июня вода в реке Ие на два метра превысила эту отметку.

Правообладатель иллюстрации Reuters

"За часа три-четыре было понятно, что дамбу перекроет, я понимал, что дамбы не будет", - говорит системный администратор Владимир. Его дом находился прямо около дамбы. Одна из главных потерь для него - сломанный 3D-принтер, который Владимир сам собрал по частям.

"Мы собрались по-быстрому и уехали. Но сюда возвращаться уже не хочется. Это каждые 10 лет происходит. Буду стараться переехать в другой город. Через лет 10-20 случится то же самое", - говорит он.

Жителям Иркутской области, пострадавшим от наводнения, положена единовременная компенсация в 10 тысяч рублей. После этого тем, чье жилье сильно пострадало, выплатят по 50 тысяч рублей, а тем, кто остался без дома, - 100 тысяч.

Первые компенсации в 10 тысяч рублей жители региона смогли получить только спустя шесть дней после начала наводнения. Многие потерпевшие до сих пор ждут своей очереди на компенсации.

Русская служба Би-би-си поговорила с несколькими жительницами Тулуна, которые не могут получить свои компенсации из-за того, что у них нет прописки в городе. Местные власти, по их словам, посоветовали им обратиться в суд, чтобы получить свои деньги.

"Все уехали, а Тулун остался"

Спустя почти неделю после потопа у городской администрации все еще стоит очередь из желающих написать заявление на финансовую помощь в 10 тысяч рублей. Местные жители бродят по завалам домов и перетаскивают вещи и технику, которые удалось спасти.

В среду 3 июля, когда Евгений плавал на катамаране вокруг города, были видны только две бригады, работающие на завалах, - одна группа очищала основания железнодорожного моста, другая чистила завалы, которые скопились под мостом в центре Тулуна. Сотрудники МЧС, работающие на городском мосту, разгребали остатки домов и сбрасывали их вниз по течению реки.

"Ощущение такое, что где-то происходит какое-то большое действо, большой праздник, и все там. Все уехали, а Тулун остался просто брошенным в том состоянии, в котором он сейчас", - говорит Евгений.

За все свое время пребывания в Тулуне он не видел других рабочих, которые расчищали бы город. Русская служба Би-би-си за три дня нахождения в Тулуне тоже не встречала других бригад.

"Мы знали, что прогноз критический может наступить там и там", - говорит сотрудник МЧС Александр Размахнин, работающий на завалах на мосту. До этого он несколько дней провел в других городах Тулунского района, спасая людей и оказывая помощь.

"У меня стаж 25 лет работы. Масштаба такого я не видел, именно наводнений", - говорит спасатель. "Это же все упирается в финансы. Некоторые же люди строили свои дома всю жизнь, и раз - ушло. А как доказать, что это твой дом - вопрос спорный. А то, что им 10 тысяч, 100 тысяч дают - это не решение вопроса", - считает Размахнин.

Правообладатель иллюстрации Reuters

Почему городские власти и руководство МЧС не предупреждали людей о приближающейся опасности, он не знает. По его мнению, люди "просто забыли, расслабились" и пропустили "цикл природы".

Главная претензия у местных жителей и к МЧС, и к местным властям - почему они не могли предупредить людей о приближающейся воде и начать эвакуацию. Пять из шести жителей Тулуна, потерявших свои дома, с которыми пообщалась Русская служба Би-би-си, сообщили, что остались на своем месте, потому что поверили властям, которые успокаивали людей и призывали не паниковать.

Одна из них - Надежда Хабибуллина, ее дом находился около моста. Одноэтажный дом уцелел, но был по потолок залит водой, и жить в нем сейчас невозможно. У Надежды жили около сотни кроликов, которых она разводила, чтобы не покупать в магазине мясо, из них спаслись лишь трое.

"Мы бы хотя бы что-то, хоть пылесос вывезли или одежду, постельное белье, чтобы можно было бы первое время укрыться, одеться", - плачет Надежда. "Но мы остались без всего. Мы убегали по воде. До самой ночи сидели на лавочке у пятиэтажек, пока там не начало затоплять", - говорит она.

Ее соседке Нине повезло чуть больше. Удалось спасти какие-то вещи и двух поросят. За полчаса Нина успеха перетащить из дома технику и ценные вещи в УАЗик мужа. Теперь она с мужем и ребенком живут в этом автомобиле. Получить компенсацию Нина не сможет - у нее нет тулунской прописки.

Власти же обещают разобраться, по чьей вине людей не предупредили о готовящейся опасности.

"Должен подтвердить, что, действительно, организации, которые обязаны предупреждать, их несколько, они достаточно поздно дали свою информацию. Мы еще будем разбираться, кто должен был предупредить, кто должен был прогноз сделать", - сказал Русской службе Би-би-си губернатор Иркутской области Сергей Левченко.

У волонтера Евгения Клепикова к МЧС другая претензия - "в полном отсутствии взаимодействия с людьми".

"В то время, когда нужно бить тревогу, организовывать добровольцев, какие-то штабы, МЧС делает заявление, что все под контролем, техники и людей хватает и не нужно создавать панику", - говорит Клепиков.

"Я считаю, что это на грани преступления что ли. Делать такие заявления - это хуже чем не делать ничего. У людей все-таки была какая-то надежда на то, что МЧС как-то работает", - говорит он.

"Нужно что-то менять"

"Сейчас многие тулунчане ругают власть, но меня очень удивило отсутствие у людей способности и желания как-то самоорганизовываться для того, чтобы от власти требовать чего-то и как-то с нею взаимодействовать. Я не видел такого, чтобы где-то был выбран представитель, который бы озвучивал вопросы, который бы составлял списки необходимого", - говорит Евгений Клепиков.

Он помог нескольким мужчинам переправить на катамаране автомобильные колеса и другие вещи вниз по реке. Мужчины стали предлагать Евгению оповестить людей о том, что он может перевозить их вещи, чтобы они несли их на дамбу, а не переносили сами. Клепиков ответил на это, почему пострадавшие не могут выбрать себе представителя, который бы решил их вопросы с администрацией и штабом ЧС.

"Ну так пускай волонтер, который в штабе сидит, придет и станет представителем потерпевших", - ответил ему один из мужчин.

"Ну вот видите, вы даже вот эту функцию хотите свалить на кого-то", - говорит Клепиков.

"А вы понимаете, что у всех сейчас головы другим заняты. У волонтера не болит голова, что ему надо сейчас что-то вывозить, работать", - стал спорить мужчина.

"Но у меня же тоже есть работа, и я ее бросил и приехал".

"Ну вот вы уже приехали, вы выполняете эту функцию. А у людей вот еще целый завал. Надо чтобы человек был независим от беды этой", - на этом закончился спор.

"Для этого мы и содержим власть, платим налоги, чтобы в такие моменты кто-то пришел и взял на себя не то, чтобы помощь или решение чужих проблем, а хотя бы взял на себя обязанность в организации и налаживании какой-то жизни: инфраструктуры, взаимодействия. Если система не жизнеспособна, если она не может сама восстанавливаться и функционировать в таких сложных условиях, значит она не работает и ее нужно менять. Что-то нужно менять", - считает Евгений.

На выезде из Тулуна Русская служба Би-би-си заметила билборд с надписью: "Тулунчане, надо что-то менять".

Новости по теме