Потомок короля против сына адмирала. За пост британского премьера бьются выходцы из старой элиты

  • 22 июля 2019
Джереми Хант, Борис Джонсон Правообладатель иллюстрации PA Media
Image caption Джереми Хант и Борис Джонсон - финалисты выборов премьер-министра Британии - знакомы еще со студенческих лет. И это не случайность.

Британское общество - вполне современное и мобильное, и во главе страны уже были и премьер - сын плотника, и премьер - дочь лавочника. Но, глядя на анкетные данные нынешних претендентов на этот пост, может на мгновение показаться, что Британия вернулась в XIX век. За пост лидера борются дальний родственник королевских домов Европы и потомок руководителя Ост-Индской компании.

23 июля Консервативная партия Британии объявит, кто выиграл финальный раунд выборов лидера тори - Александер Борис де Пфеффель Джонсон или Джереми Ричард Стрейншем Хант.

Оба - выходцы из старой элиты. Хант - сын адмирала. Джонсон - родственник королевы Елизаветы в десятом колене. Это, конечно, само по себе не могло помочь ни тому, ни другому выйти в финал.

Но успех Джонсона и Ханта - это напоминание, в сколь значительной мере элитарными до сих пор остаются британская политика вообще и партия тори в частности.

Александр Борис де Пфеффель Джонсон

Фаворит этого голосования, Борис Джонсон, стал известен во всем мире еще 11 лет назад, когда выиграл выборы мэра Лондона.

Тогда же Би-би-си, покопавшись в его родословной, выяснила, что прабабушка Бориса Джонсона по отцовской линии, фрейлина Мари-Луиза де Пфеффель, дочь барона Хуберта де Пфеффеля, была правнучкой короля Вюртемберга Фридриха I. А тот был потомком в третьем поколении короля Великобритании Георга II, который правил в XVIII-м веке и был вторым королем в правящей доныне династии.

Это, кстати, означает, что Джонсон - родственник сразу нескольких монарших династий Европы, включая Романовых.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Борис Джонсон всем своим видом старается намекать, что он - не из надменных лордов

Но кичиться благородным происхождением в британской политике сейчас не модно.

"Я-то считал себя потомком недавних переселенцев в Британию, так что это очень странное, сюрреалистичное чувство, когда тебе говорят, что твой предок в десятом колене - Георг II, - сказал тогда, в 2008 году, Борис Джонсон, который является еще и правнуком видного деятеля Оттоманской империи Али Кемаля. - Но не надо забывать, что таких же как я сейчас, наверное, несколько тысяч человек".

Борис Джонсон - выпускник Итона, самой известной и престижной школы, наверное, не только в Британии, но и во всем мире. В этой школе для мальчиков учились 19 из 54 премьер-министров в британской истории. Последним был друг Джонсона Дэвид Кэмерон. У Джонсона есть шанс стать "юбилейным", двадцатым.

Джереми Ричард Стрейншем Хант

Джереми Хант известен в мире меньше Джонсона, хотя он уже девять лет - член кабинета, сначала в должности министра культуры, затем - министра здравоохранения, и теперь - министра иностранных дел (он сменил на этом посту как раз Бориса Джонсона).

О Ханте британская пресса время от времени как бы походя пишет, что он - родственник королевы в шестом колене.

Правда, подробности этого родства пока никто, кажется, не раскапывал, сам Хант ничего об этом не говорит, и у Би-би-си нет никаких сведений о том, что это - правда.

Впрочем, совершенно не обязательно искать связи с монархами, чтобы убедиться, что Хант - не из простолюдинов. Хотя он сейчас, по ходу этих выборов, старается подчеркнуть или хотя бы намекнуть, что он знавал трудные времена, что он - бизнесмен, создавший себя сам.

Правообладатель иллюстрации PA Media
Image caption Джереми Хант по ходу кампании тоже старался показать избирателям, рядовым тори, что он - "свой парень"

Джереми Хант - сын адмирала сэра Николаса Джона Стрейншема Ханта.

Среди прямых предков Джереми Ричарда Стрейншема Ханта - Стрейншем Мастер, один из руководителей Ост-Индской компании в XVII веке, губернатор Мадраса.

Родители Джереми отправили его в частную школу-интернат Чартерхауз.

В XVII веке в ней учился, например, дедушка Джорджа Вашингтона. В XVIII веке - основатель методистского течения в христианстве Джон Уэсли и премьер-министр Роберт Дженкинсон. В XIX - Уильям Теккерей, один архиепископ Кентерберийский и отец знаменитой на весь мир девочки Алисы, Генри Лидделл. И так далее, вплоть до всего изначального состава группы Genesis с Питером Гэбриэлом во главе.

Плата за обучение с проживанием в этом интернате сейчас - 40 695 фунтов в год, то есть почти в два раза выше средней зарплаты по стране.

Джереми Хант - предположительно самый богатый член кабинета. Два с половиной года назад он получил около 14 млн фунтов с продажи основанного им издательства учебных пособий Hotcourses, но и до этой сделки его состояние пресса оценивала минимум в 4 миллиона фунтов.

Голубая кровь уже не важна

Впрочем, все эти факты забавны, но вообще в современной Британии уже не важно, течет ли в политике королевская или хотя бы дворянская кровь, и были ли у него знаменитые предки в XVII веке.

В новой истории Британии уже были премьер - сын плотника Эдвард Хит и премьер - дочь лавочника Маргарет Тэтчер, и еще несколько премьер-министров, по своему происхождению и близко не стоявших к высшим сословиям. Включая дочь простого священника Терезу Мэй.

Родословные и биографии Джонсона и Ханта - отражение элитарности британской политики вообще и партии тори в особенности, но - в другом плане.

Правообладатель иллюстрации Christopher Furlong
Image caption Итонский колледж - родная школа девятнадцати премьер-министров Британии и Бориса Джонсона - расположен через речку от королевского Виндзорского замка

Тут - другая линия причин и следствий. Высокий достаток позволяет учить детей в дорогих частных школах. Хорошее школьное образование - это трамплин для поступления в лучшие университеты.

А затем, если ребенок не лентяй, не дурак, хорошо учился и хочет делать в карьеру в политике, он идет в Оксфорд - именно в Оксфорд, потому что там действует знаменитый дискуссионный клуб, Оксфордский союз - инкубатор политической элиты, причем не только британской.

Оксфордская аномалия

44% нынешних депутатов-тори в Палате общин учились в частных платных школах. Это, кстати, прогресс: 40 лет назад таких было три четверти.

У либерал-демократов платную школу закончил каждый третий депутат, у лейбористов - каждый восьмой, и лишь среди депутатов от Шотландской национальной партии доля детей зажиточных родителей примерно равна среднему показателю по стране, в которой ученики частных платных школ составляют 7% от общего числа учащихся средней школы.

Что касается Оксфорда, то из одиннадцати человек, изначально заявивших о намерении баллотироваться на нынешних выборах лидера тори, в этом знаменитом университете учились восемь, включая и Джонсона, и Ханта.

При этом Борис Джонсон в 1985 году был избран сопредседателем Оксфордского союза, а Джереми Хант в 1987 году стал председателем студенческой Консервативной ассоциации Оксфордского университета.

Новости по теме