"Радиация - это табу". Почему москвичи боятся "нового Чернобыля"

  • 23 июля 2019
сабурово

В московском районе Сабурово прошел митинг против строительства Юго-Восточной хорды. Активисты и протестующие утверждают, что работы, которые по плану должны затронуть и территорию Московского завода полиметаллов, где еще с советских времен сохранились залежи ядерных отходов, приведут ни много ни мало к "новому Чернобылю".

Русская служба Би-би-си пообщалась с жителями района и узнала, стоит ли бояться радиационной катастрофы и почему недовольные не верят заверениям чиновников об отсутствии угрозы.

"Не хочу умереть от онкологии"

Вечером в понедельник, после окончания рабочего дня, на небольшой пустырь между платформой Курского направления Москворечье и панельной многоэтажкой начали приходить люди. С прилегающего вплотную к дому Каширского шоссе заметить собрание почти невозможно - догадаться о происходящем можно было только по гремящей на всю округу песне "Алина Кабаева" группы "Игра Слов", которая создавала на месте атмосферу районного праздника или городского субботника.

У маленькой сцены с нехитрыми лозунгами "Нам решать чем дышать" и "Радиация убивают нацию" сначала стояло человек двадцать, но уже к началу митинга там собралось не меньше 400 участников, в основном жители района Москворечье - Сабурово. С собой они принесли плакаты "Я/Мы против хорды", "Не ерунда", "Хотим жить", "Хорда - убийца района, в Москве нет закона".

Присутствующие рассказали Би-би-си, что подобного здесь никогда не было, и для "пассивных тихих районов" этот митинг - огромное событие.

Прокладка Юго-Восточной хорды через районы у московского парка Коломенское так и осталась бы проблемой местных жителей, если бы не СМИ. Писать о проблеме начали еще весной, но в конце июня "МБХ Медиа" выпустило нашумевший материал с заголовком "Московский Чернобыль: Юго-Восточная хорда на ядерном могильнике". После него о проблеме из-за строительства на территории Московского завода полиметаллов (МЗП) узнали все. Издание предрекло, что работы приведут к массовому отравлению жителей Москвы радиоактивными веществами и всплеску онкозаболеваний.

МЗП создали еще в 30-е годы - тогда в городскую черту он не попадал, но теперь окружен жилыми районами. Вплоть до 1970-х на заводе работали с радиоактивными урановыми и ториевыми рудами, а отходы закапывали прямо за территорией предприятия, присыпая их землей на склоне Москвы-реки. Несмотря на то, что опасное производство прекратилось, загрязненные участки так и остались рядом с заводом.

После развала СССР завод перешел в ведение "Росатома" - сейчас он является частью производственного холдинга "ТВЭЛ". В 90-е территорию начали очищать. Как следует из письма члена правления "Росатома" Олега Крюкова от июля 2019 года (есть в распоряжении Би-би-си), к 2000 году на территории МЗП находилось более 40 аномальных участков. Обследованиями и очисткой занимается подконтрольное "Росатому " ФГУП "Радон", которое специализируется на обращении с ядерными отходами.

К 2006 году территорию завода признали безопасной как для работников завода, так и для жителей. Загрязненные участки постепенно очищали, но полностью зараженный грунт не вывезен до сих пор. В докладе Роспотребнадзора о благополучии жителей Москвы от 2017 года указывалось, что на территории МЗП содержится 60 тыс. тонн радиоактивных отходов. "С учетом больших объемов и значительных затрат на их дезактивацию до настоящего времени не определен источник финансирования", - говорится в документе.

В докладе за прошлый год территория завода по-прежнему значится в списке мест, где продолжается дезактивация почв.

Как выяснилось, многие жители Сабурова до скандала со строительством хорды, которая по плану должна пройти в нескольких десятках метров от склона с "ядерным могильником", даже не подозревали, что живут рядом с аномальными зонами.

Татьяна, пришедшая на митинг в понедельник, рассказала Би-би-си, что переехала в Сабурово в 2015 году, а до этого об МЗП не слышала: "Я ничего не знала об этом заводе и о том, что тут есть радиация. Знала бы - не купила бы тут квартиру".

Всего в Сабурово живет чуть более 80 тысяч человек. Среди них - Данила, юноша лет двадцати. На митинг он вышел с плакатом "Кто нам в воздух подмешает уран, торий, радий? Президента добрый друг - Ротенберг Аркадий!". "Я пришел потому, что хочу жить и не умереть от онкологии", - отвечает он на вопрос о причинах выхода на акцию.

Сейчас экологический протест постепенно превращается в политический: участники акции в течение всего митинга активно поддерживали кричалки с критикой "Единой России". А с особым восторгом толпа встретила предложение одного из выступающих переместить мэрию Москвы и квартиру Сергея Собянина на территорию МЗП, "раз она не представляет никакой опасности".

"Для меня радиация - это табу"

Листовки с призывами выйти на согласованный мэрией города митинг раскладывали по почтовым ящикам жителей. Акцию организовали кандидаты в депутаты Мосгордумы, которые идут на выборы от КПРФ. Лозунг митинга звучал пугающе: "Нет Чернобылю в районе". Не допустить "нового Чернобыля" под гул одобрения жителей в течение митинга неоднократно призывал Владислав Жуковский, который идет в Мосгордуму от Чертаново.

Активистов "Гринпис" и других протестующих в последние недели неоднократно упрекали в разжигании паники. А в Москомархитектуре, признав наличие загрязненных зон, заверили, что строительство хорды не затронет по-настоящему опасные участки.

Правда, еще в апреле "Радон" провел очередное обследование территории (акт есть в распоряжении Би-би-си) и выяснил, что зараженный грунт есть всего в 50 метрах от платформы Москворечье - именно там должна пройти трасса. Однако уже в июне директор ГКУ Москвы "Управление дорожно-мостового строительства" Василий Десятков и вовсе заявил, что радиационный фон в зоне строительства не повышен. На митинг никто из чиновников мэрии или строителей выйти не захотел.

Резонанс вызвало и интервью и.о. декана химфака МГУ Степана Калмыкова "Медузе". "Риски возникновения онкологических заболеваний ничтожны. Для этого нужно не просто сутками спать на этом грунте, а даже не представляю, что делать, - сказал он изданию, заявив о нагнетании "радиофобии". - Заражение города - малореалистичный и очень пессимистичный прогноз. Вроде того, что на нас упадет Солнце".

Калмыков при этом подчеркнул, что если строительство хорды действительно затронет опасные участки, нужно провести очистку грунта, а юридические нормы прямо говорят о необходимости устранения загрязнений.

Согласно пробам, которые брали активисты "Гринпис", а затем анализировали специалисты все того же химфака МГУ, прямо рядом с будущей хордой выявлена значительная активность альфа-активных радионуклидов радия, тория и урана. Это в 12 раз больше порога, необходимого для того, чтобы говорить о заражении радиоактивными отходами.

"У нас не норма превышена, а норматив признания радиоактивными отходами", - говорит Би-би-си Константин Фомин, пресс-секретарь "Гринпис", который выступал перед собравшимися на митинге.

"В целом в таких серьезных темах эпитетами, которые говорятся эмоционально, лучше не оперировать. Понятно, что на митинге люди хотят говорить про Чернобыль, и их можно понять. Реактор, конечно, у нас не взрывается, всей Европе это не угрожает. Но это значимая угроза для людей, которые живут в этом районе. Нельзя говорить, что, мол, начнут строить - и все умрут. А вот говорить, что есть риск, можно", - объяснил Фомин Би-би-си.

По словам Фомина, декан химфака МГУ в беседе с "Медузой" говорит в основном о гамма-излучении. Оно считается самым опасным, поскольку обладает самой высокой проникающей способностью. Но активистов больше всего тревожат альфа-частицы. Формально защититься от них можно простым листком бумаги. Защитным барьером является и кожа - но загрязненные вещества могут легко попасть в организм через легкие или еду.

Активисты боятся, что при начале строительства почва, которая сейчас закрывает отходы, может сползти в реку, а ветер, в свою очередь, разнесет пыль.

"Для людей, которые тут живут, риск больше всего. Но, например, рабочие на ботинках могут пыль разнести куда угодно. Если вы спросите у любого человека, готов ли он к тому, что у него хотя бы незначительно вырастет шанс получить рак к 30 годам, он скажет нет", - говорит Фомин.

Жители, с которыми пообщалась Би-би-си, скептически относятся к перспективам очистки территории. "Для меня слово радиация - это табу. Тут делать ничего нельзя. Только консервация, забетонировать тут все, чтобы даже атомной бомбой не разнести, - говорит Татьяна. - Я помню 86-й год и помню Чернобыль, когда нас родители привезли в Брянск, а там яблони с яблоками без листьев стояли".

По словам Павла Подвига, руководителя проекта "Ядерное вооружение России", активисты "Гринпис" и декан химфака МГУ друг другу не противоречат.

"Риски действительно малы, хотя это не значит, что их нет. Нормативы в законодательстве, какими бы они ни были, взяты не с потолка, и им, конечно, нужно следовать, - говорит он Би-би-си. - В "Гринпис" тоже правы. Они на самом деле требуют как раз соблюдения установленной законодательством процедуры. Нужно провести измерения и действовать так, как законодательством предписано. Если нужно, то можно и нужно вывезти грунт".

"Все решает активное меньшинство"

Многие жители не скрывают, что их волнует не только радиация, но и строительство дороги в целом. Галина, одна из участниц акции, живет в доме прямо напротив МЗП - фактически ее окна выходят на тот самый могильник. А теперь там будет еще и трасса.

Людмила, собиравшая на митинге подписи за корректировку маршрута ЮВХ, выступает за перенос трассы: "У нас и так плохая экология, гудит Каширка - спать невозможно, мы живем с закрытыми окнами".

По ее словам, многие жители из-за строительства хорды и ситуации с радиацией задумались о том, чтобы продать свои квартиры. Правда, отмечает Галина, есть риск, что теперь такое жилье никто не купит - из-за соседства с ядерными отходами и восьмиполосной трассой оно сильно упадет в цене.

"У меня дорога пройдет под окнами, я тут в том числе из-за этого. Но это я хотя бы готов обсуждать. Но радиация - это то, с чем невозможно смириться. То, что здесь так много людей, это именно из-за радиации", - говорит Данила. По его словам, власти должны провести полноценное исследование местности и устроить новые открытые слушания "без подтасовок и подсадных бабок".

Этого же хочет и "Гринпис". "Первое, что нужно сделать, это [провести] официальное государственное исследование, - говорит Фомин. - Безопасность должны подтвердить люди, независимые от "Росатома" и мэрии. После этого можно обсуждать варианты - возможно, можно провести строительство саркофага. Но всем было бы спокойнее, если бы весь зараженный грунт просто вывезли и закрыли эту тему навсегда".

В письме представителя "Росатома" Крюкова говорится, что власти Москвы не согласовывали с МЗП границу проектирования той части трассы, которая должна соединить Шоссейную улицу с Каширским шоссе, а отчуждение земельного участка не предусмотрено. Говорит "Росатом" и о том, что проектные работы пока не завершены, и сейчас точно сказать, по каким конкретным участкам завода пройдет хорда, фактически невозможно.

Сейчас территория могильника огорожена лишь небольшим забором, который появился там в последние дни. До этого погулять по зараженному склону мог любой желающий.

"Гринпис" 23 июля направил обращение мэру Москвы Сергею Собянину (есть в распоряжении Би-би-си). В нем активисты просят ограничить доступ населения на опасную территорию и остановить любые строительные работы близ очагов радиоактивного загрязнения, а также рассмотреть возможность полной рекультивации местности.

Татьяна уверена, что протесты против хорды будут успешными, и ее строительство отменят.

"Я верю в успех. Все строится на активном меньшинстве. Митинг организовали 4-5 человек, а пришло на него 400", - говорит женщина. По ее словам, она готова выйти и на несогласованные акции протеста.

Похожие темы

Новости по теме