Как "брексит" отменил "фрексит", "дексит" и "нексит". Почему евроскептики не хотят уходить из ЕС

  • 28 августа 2019
Демонстрация французских евроскептиков в поддержку брексита Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption "Фрексит! Вернем нашу демократию" - призывают французские радикальные евроскептики. На выборах Европарламента в мае они набрали меньше 2%.

В парламенте Британии 3 сентября начинается большая политическая битва: депутаты, вернувшись с каникул, попытаются сорвать планы премьер-министра Бориса Джонсона и предотвратить жесткий разрыв с ЕС 31 октября. Тем временем на континенте европейские популисты-евроскептики, насмотревшись на метания британцев и изучив результаты опросов, постепенно пришли к выводу, что они уже не хотят выходить из Евросоюза.

Три года назад многие из ведущих право-популистских партий континентальной Европы говорили о выходе своих стран из ЕС как о главной программной цели, причем цели, достижимой в самом близком будущем.

Теперь почти все они подогнали свои программные установки под один шаблон: они больше не хотят уничтожить Евросоюз, они лишь требуют его реформировать, отказаться от курса на строительство супергосударства, сократить штат и полномочия центральных органов - и только если эти их требования не будут выполнены, они "оставляют за собой право" призвать к проведению референдума о членстве в ЕС.

Такая позиция - вместе с повторяющимся лозунгом "Мы - за Европу отечеств" - включена сейчас в программы почти всех участников так называемого "альянса Сальвини" - союза евроскептиков, которые образовали в новом Европарламенте фракцию "Самобытность и демократия" (Identity and Democracy). В нее входят "Лига" итальянского вице-премьера Матео Сальвини, "Национальное объединение" француженки Марин Ле Пен, немецкая "Альтернатива для Германии" и еще несколько партий из разных стран Евросоюза.

Лишь один из этого альянса евроскептиков отказался изменять идее, оставил требование о выходе из ЕС в программе - и проиграл выборы.

Многие связывают этот сдвиг в позиции с обескураживающим примером Британии.

"Все шокированы тем, что происходит с политикой, экономикой и бюджетом Британии из-за антиевропейских настроений и "брексита" - причем еще до того, как Британия вышла из ЕС, - и понимают, что если сейчас пытаться продвигать эту идею среди своих избирателей - это будет гарантированная потеря голосов", - писал этой весной Денис Макшейн, бывший замминистра иностранных дел Британии по вопросам Европы.

Эксперты лондонского аналитического Центра за европейские реформы в 2016 году, сразу после референдума, прогнозировали всплеск антиевропейских настроений и требований провести такие же референдумы в нескольких странах ЕС. Сейчас они признают, что ошиблись.

"Брексит" не стал, как ожидалось, импульсом для евроскептиков [...] Переговоры ЕС с Британией показали, что выход из союза может быть болезненным. Многие популисты внесли поправки в свой нарратив: они больше не выступают за выход своей страны из ЕС, они теперь критикуют отдельные аспекты политики ЕС, которые затрагивают чувство национальной принадлежности людей, особенно политику в области миграции", - писали эксперты центра в марте этого года.

Это - взгляд из Британии, где проблема "брексита" заслоняет почти весь горизонт. Данные опросов по всей континентальной Европе позволяют предположить, что дело не только в испуге от "брексита", но и в том, что все дальше в прошлое уходят миграционный кризис 2015-2016 годов и кризис еврозоны девятилетней давности - и, соответственно, спадает волна разочарования в проекте единой Европы.

Так или иначе, в некоторых отдельных странах смена позиций и риторики популистов-евроскептиков выглядела довольно ярко.

Недовольных Евросоюзом стало намного меньше

Доля тех, кто проголосовал бы за выход своей страны из ЕС, %

Source: YouGov, Parlemeter

Италия

"Ура отважным свободным гражданам! Спасибо, Британия, теперь - наша очередь!" - написал в "Твиттере" лидер партии "Лига", впоследствии вице-премьер Италии Матео Сальвини, узнав о результате британского референдума.

"ЕС - это неестественное сооружение, которое уже начало рушиться [...], нации возвращают себе свободу [...] Италия сейчас - служанка Евросоюза и Соединенных Штатов. И я надеюсь, что итальянцы вновь обретут свободу и снова станут хозяевами своей судьбы", - говорил Сальвини в декабре того же года в беседе с российским "евразийцем" Александром Дугиным.

На выборах в Европарламент "Лига" стала самой большой партией во всеевропейском союзе национал-популистов "Самобытность и демократия", собрав треть итальянской квоты - 28 мандатов. Только она больше не призывает вставать в очередь за Британией.

"Мы хотим остаться в составе Европейского союза, но только если мы пересмотрим все договоры, которые ограничивают наш суверенитет, и по сути вернемся к ситуации Европейского экономического сообщества до Маастрихстского договора", - говорилось в программе Лиги перед выборами 2018 года.

"Люди, бывает, меняют подходы", - сказал Сальвини этой весной телекомпании Эн-би-си, объясняя, почему он уже не хочет выводить Италию не только из ЕС, но даже и из зоны евро.

Франция

"Британия стала инициатором движения, которое уже не остановить. У Франции, наверное, есть на тысячу причин больше уйти из ЕС, чем у англичан", - эти слова лидер французского "Национального фронта" Марин Ле Пен произнесла сразу после британского референдума.

"Национальный фронт" выступал за выход Франции из ЕС еще при отце Марин, Жан-Мари Ле Пене. Дочь в общих чертах продолжала линию отца. До недавнего времени.

На майских евровыборах партия Ле Пен, переименованная в "Национальное объединение", заняла первое место, немного опередив партию президента Макрона. Но это совершенно не значит, что относительное большинство французов высказалось за выход из ЕС.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Лидеру французских националистов-евроскептиков Марин Ле Пен пришлось внести коррективы в программу борьбы с ЕС, чтобы не проиграть на выборах Европарламента

"Национальное собрание" теперь выступает за "Европу наций", за ограничение трудовой иммиграции (что вообще-то невозможно в рамках ЕС), за поддержку французских фирм, не нанимающих иностранцев и работающих с французскими же субподрядчиками, за восстановление контроля над национальными границами. Но не против Евросоюза как единого рынка и не за выход Франции из него.

Сама по себе концепция "Европы наций", мягко говоря, не нова: ее автором считается французский лидер Шарль де Голль. Он выступал за тесное, но сугубо добровольное сотрудничество европейских стран, без навязывания коллективных решений и с сохранением полной самостоятельности каждого государства, прежде всего во внешней политике.

Новое тут то, что национал-популисты вернулись к этой концепции, отказавшись от идеи выхода из ЕС.

"Мы многое изменили в нашей позиции в последние два года", - цитировало Ле Пен издание Euractiv.

"Раньше у нас не было выбора: либо полностью покориться Евросоюзу, либо выходить из него. А теперь у нас есть союзники", - по мысли Ле Пен, создание панъевропейского альянса евроскептиков отменило необходимость требовать выхода Франции из ЕС.

Нидерланды

Давний соратник Ле Пен, лидер голландской Партии свободы Герт Вилдерс оказался тем самым несгибаемым борцом с ЕС, который проиграл, в частности, из-за своей несгибаемости.

Вилдерс не стал отказываться от идеи референдума о выходе из Евросоюза - и его постепенно вытесняет из политики новая национал-популистская партия, которая не требует "нексита" (Nexit - Netherlands exit).

Сразу после британского референдума Вилдерс заявил: "Голландцы должны как можно скорее получить возможность высказаться на референдуме о членстве Нидерландов в ЕС".

Потом, перед парламентскими выборами 2017 года, Вилдерс чуть сместил акцент с требования о референдуме на его любимую тему "угрозы исламизации", и его партия получила на пять мест больше (20 из 150), чем на предыдущих выборах.

Но совсем отказываться от требования о выходе из ЕС Вилдерс не стал - оно до сих пор стоит в программе партии на втором месте, после "деисламизации".

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Герт Вилдерс, Матео Сальвини и Марин Ле Пен - друзья и союзники. Но Сальвини и Ле Пен отказались от идеи вывести Италию и Францию из ЕС, а Вилдерс не смог перестроиться - и проиграл выборы

Вряд ли это стало единственной причиной, но нишу Вилдерса и его партии в голландской политике теперь занял "Форум за демократию" во главе с молодым популистом Тьерри Боде.

Он тоже некоторое время назад выступал за "нексит", но теперь уже не хочет выводить Нидерланды из ЕС, а лишь призывает провести "референдум об открытых границах и евро", против общеевропейской внешней политики, против робких предложений двигаться в сторону создания "европейской армии". В общем, Боде - тоже за "Европу наций".

А Вилдерс со своей партией на майских евровыборах набрал 3,5% и не получил ни одного места в Европарламенте. В предыдущем созыве было четыре евродепутата от Партии свободы.

Сейчас рейтинг партии Вилдерса, еще два года назад занявшей второе место на парламентских выборах, колеблется в районе 7-8%, рейтинг партии Боде - в районе 14-16%.

Германия и Австрия

Две очень известные партии евроскептиков, вошедшие в "альянс Сальвини" - "Альтернатива для Германии" и австрийская Партия свободы - даже на пике миграционного кризиса не выступали впрямую за референдум о выходе из ЕС.

Правда, сразу после британского референдума один из основателей "Альтернативы", глава партийной организации в Тюрингии Бьорн Хёке заявил: "Я знаю, что народ Германии тоже хочет освободиться от рабства Евросоюза. В следующем году АдГ войдет в бундестаг, и "дексит" будет главным пунктом в нашей повестке".

"Дексит" - сокращение от смешанного немецко-английского словосочетания "Deutschland exit", "выход Германии".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Бьорн Хёке говорил, что Германия вслед за Британией должна уйти из ЕС, но он - радикал и герой многих скандалов. Ни руководство "Альтернативы для Германии", ни тем более большинство немцев его не поддерживают

Но Хёке - представитель радикального крыла в "Альтернативе", а федеральное руководство решило сформулировать позицию партии более осторожно, обусловив требование о референдуме все тем же условием - сначала попробуем реформировать Евросоюз. При этом никаких временных рамок для этих попыток реформы "Альтернатива", как и ее союзники в других странах ЕС, не устанавливает.

"Если совместный возврат к "Европе отечеств" в сотрудничестве с нашими нынешними партнерами окажется невозможным, Германия должна будет по примеру Великобритании выйти из Евросоюза", - говорилось в предвыборной программе партии.

Австрийская Партия свободы, только что со скандалом изгнанная из правительства, существует давно, больше полувека, и ее отношение к единой Европе и нейтралитету Австрии за это время неоднократно менялось.

Правообладатель иллюстрации Reuters
Image caption Когда Хайнц-Кристиан Штрахе был вице-премьером Австрии, ему приходилось выступать на фоне флага ЕС. Он, впрочем, не возражал: Партия свободы уже давно не против членства Австрии в ЕС.

В 1995 году партия выступала против вступления Австрии в ЕС, а затем - против введения евро. Но в последние годы она тоже требует реформы ЕС, а не выхода из него.

Войдя в 2017 году в коалиционное правительство с Народной партией Себастьяна Курца, Партия свободы подписала программу правительства, в которой прямым текстом написано: "Исключаем возможность референдума о членстве Австрии в ЕС". Вместо этого Курц и лидер ПС Хайнц-Кристиан Штрахе с соратниками пообещали "выступать против углубления интеграции членов Евросоюза".

Швеция и Финляндия

Главные евроскептики двух самых северных стран Евросоюза - партия "Шведские демократы" и Партия финнов - тоже отредактировали свои программные установки.

24 июня 2016 года "Шведские демократы" восторженно привествовали в "Твиттере" итоги британского референдума: "А теперь мы все ждем Швексита!"

Еще в августе 2018 года эта антииммигрантская партия выступала за новые переговоры об условиях членства Швеции, а в случае (вполне предсказуемого) провала этой затеи - за референдум о выходе из союза.

А уже в начале этого года лидер партии Джимми Окессон заверял, что партия теперь настроена "прагматично" и выступает за преобразование ЕС изнутри.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption В 2018 году "Шведские демократы" во главе с Джимми Окессоном достаточно успешно выступили на парламентских выборах: 17,5% голосов, третье место. Но в правительство их не взяли.

"Другие партии пытаются изобразить Шведских демократов протекционистами, сторонниками закрытости, но это ложь, цель которой - исказить имидж "Шведских демократов" и очернить нас. В сотрудничестве в рамках ЕС мы сегодня видим и преимущества, а не только минусы", - написал Окессон в колонке в газете Aftonbladet.

Партия финнов, известная также как партия "Настоящие финны" (Perussuomalaiset), в 2011 году писала в своей программе, что она - против Евросоюза и за прямое сотрудничество национальных государств Европы.

В 2019 году партия, занявшая второе место на весенних выборах в парламент, выступает всего лишь за создание механизма выхода из евро. Причем за неспешное, растянутое на годы создание - потому, что, как говорит лидер партии Юсси Халла-Ахо, он с соратниками понимает, что финский народ пока не хочет уходить ни из зоны евро, ни вообще из ЕС.

"Большинство финнов считает членство в ЕС и еврозоне стратегическим решением, важным для безопасности страны, и мы признаем этот факт", - цитировало Халла-Ахо агентство Bloomberg.

Социология против евроскептицизма

Именно в этом и состоит проблема европейских борцов с Евросоюзом: большинство избирателей в их странах не хочет уходить из ЕС и в последнее время это большинство растет.

По данным социологической программы ЕС "Евробарометр", весной 2016 года, на пике миграционного кризиса, 44% жителей ЕС пессимистично смотрели на его будущее, а общий позитивный имидж Евросоюз имел в глазах лишь трети собственного населения.

Три года спустя, весной 2019 года, опрос "Евробарометра" показал, что энтузиазм и любовь граждан к ЕС побили прежний рекорд, установленный в 1983 году: 70% граждан Евросоюза сейчас относятся к нему положительно и 68% считают, что их страна выиграла от членства в ЕС.

Причем это приятие Евросоюза довольно равномерно распределено по входящим в него странам: в 25 странах те, кто доволен союзом, составляют абсолютное большинство, а в трех - Италии, Чехии и Британии - относительное, то есть довольных Евросоюзом меньше половины, но больше, чем недовольных.

Этот сдвиг в настроениях отразился и на результатах евроскептиков на выборах Европейского парламента. Те, кто остался радикалом, проиграли: помимо голландца Вилдерса это, например, две малые французские партии, прямо выступавшие за "фрексит". Они получили 1,8% голосов на двоих, тогда как сориентировавшееся в обстановке "Национальное объединение" Ле Пен заняло первое место, чуть-чуть опередив партию президента Макрона.

Новости по теме