Массовые убийства в США. Можно ли рассчитывать на изменение законов?

  • 5 августа 2019
Конгресс Правообладатель иллюстрации Getty Images

Это стало привычным рефреном после каждой массовой стрельбы в США. Будет ли в этот раз по-другому? Вызовет ли массовое недовольство некие политические действия, как это случилось в Великобритании после Данблейна, в Австралии после Порт Артура и в Новой Зеландии после Крайстчерча?

Всякий раз, когда новый инцидент попадает в заголовки газет, среди активистов контроля над огнестрельным оружием всплывает определенный скепсис. Если общественное мнение не вынудило власти действовать после стрельбы в Коннектикуте в 2012 году, когда 26 человек, включая 20 маленьких детей, были убиты в школе города Ньютаун, то, очевидно, ничего уже не изменится.

Возможно, однако, что двойная трагедия Эль-Пасо и Дэйтона обернется по-другому. И тому есть несколько возможных объяснений.

Белый национализм

Недавние массовые убийства в США объяснялись разными причинами. Недовольная молодежь (Паркланд и Санта Фе), психическое заболевание (Аннаполис), конфликт на рабочем месте (Вирджиния Бич) и разлад в семье (Сазерланд Спрингс).

Однако мотив самого крупного инцидента в современной истории США - стрельбы на концерте в Лас-Вегасе в 2017 году, жертвами которой стали 58 человек, - по-прежнему не установлен.

В случае в Эль-Пасо пока все указывает на то, что это был спланированный политический акт, уходящий корнями в риторику белого национализма, ставшую столь заметной в современной американской политике. В этом смысле он похож на стрельбу в синагоге в Питтсбурге в октябре прошлого года, ставшую поводом к дискуссии о росте антисемитизма в Америке, или на беспорядки в Шарлоттсвилле в 2017 году, послужившие наглядной иллюстрацией набирающего силу движения за превосходство белой расы.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Участники движения за превосходство белой расы на марше "Правые, объединяйтесь" в Шарлотттсвилле в августе 2017 года

Хотя связь подозреваемого в стрельбе Пола Крусиуса с появившимся в сети незадолго до стрельбы расистским манифестом еще окончательно не установлена, факты указывают в этом направлении. Он не стал стрелять в своем родном городе. Он провел за рулем как минимум восемь часов, доехав с севера Техаса почти до мексиканской границы, и открыл огонь в торговом центре, популярном среди испаноязычных американцев. Власти рассматривают инцидент как акт "внутреннего терроризма".

Все это ставит стрельбу в Эль-Пасо в самый центр дебатов об иммиграции, пограничном контроле и национальной идентичности. Раньше американцы удивлялись, как молодые люди скатываются к политическому насилию против мирных жителей в других частях света. Теперь они на собственном примере убеждаются, что такое возможно и в их стране.

Особенности стрельбы в Эль-Пасо могут привести к пересмотру степени внутренней угрозы, которую представляют воинствующие белые националисты, и, возможно, к новым методам борьбы с ней, включая усиление контроля над оружием. Демократы немедленно высказали возмущение, но и на правом фланге звучат голоса тех, кто внял предупреждениям.

Джордж П. Буш, сын кандидата в президенты в 2016 году Джеба Буша и глава техасского агентства по природным ресурсам, выпустил заявление, в котором назвал "белых террористов" "реальной и непосредственной угрозой".

Если консенсус в вопросе наличия угрозы будет достигнут, встанет вопрос о том, что с ней делать.

Бензин и спички президентской политики

На левом фланге привычно обвиняют Трампа, да и других высших чиновников-республиканцев в употреблении риторики, которая могла вдохновить белых националистов на убийство.

Президент неоднократно называл нелегальную миграцию "вторжением", говорил, что иммиграция изменила социальную ткань Европы - и не лучшим образом.

На митинге во Флориде в мае, когда президент риторически спросил, как остановить поток нелегальных мигрантов, в толпе кто-то закричал: "Стрелять!" Трамп отделался шуткой.

Всего месяц назад техасский сенатор Джон Корнин написал в "Твиттере", что за прошедший год в Техасе "на каждого нового белого жителя пришлось почти девять новых латиноамериканцев".

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Президент Трамп на митинге в Северной Каролине

Конечно, в критике республиканцев за их реакцию - или отсутствие таковой - на массовую стрельбу нет ничего необычного. Но в этот раз эта критика усиливается в силу того, что демократы заняты выбором своего кандидата в президенты. И хотя до первого голосования остается как минимум полгода, дебаты и кампании уже начались.

Кандидатов более 20, и у них появилась возможность выделиться из толпы, заняв по возможности более жесткую позицию в отношении контроля над оружием и критикуя, с их точки зрения, взрывоопасную расистскую риторику.

Бето О'Рурк, уроженец Эль-Пасо, уже обвинил президента в случившемся. Пит Баттигиг назвал причиной случившегося идеологию белого националистического терроризма, которая "одобряется на самых высоких уровнях нашего правительства".

Практически все кандидаты выступили с новыми предложениями по контролю над оружием.

Сенатор от Нью-Джерси, предложивший национальную программу лицензирования огнестрельного оружия, сказал, что способы изменить ситуацию существуют, но их блокируют "бесхребетные политики и ребята, выполняющие работу для оружейного лобби".

На дебатах Демократической партии в Детройте на прошлой неделе проблемы контроля над оружием едва коснулись. Однако общественное мнение, обостренное новыми перестрелками, равно как и попытки привязать к случившемуся лично президента Трампа, несомненно, гарантируют, что в ближайшее время эта тема выйдет на первый план.

Конгресс: на шаг ближе

После стрельбы в школе в Ньютауне конгресс попытался ввести обязательные проверки личных данных при покупке любого оружия, включая частные сделки. Несмотря на поддержку обеих партий в Сенате, проект был заблокирован меньшинством по процедурным возражениям. Контролируемая республиканцами Палата представителей его вовсе не рассматривала.

Сегодня ситуация изменилась, как минимум в нижней палате. Когда демократы взяли в ней большинство в январе, они стремительно одобрили похожий законопроект - впервые за четверть века конгресс принял закон, регулирующий владение огнестрельным оружием.

После двойной стрельбы в Эль-Пасо и Дэйтоне слово теперь за Сенатом, где большинство у республиканцев. Лидер республиканцев в Сенате Митч МакКоннелл пока отказывается это обсуждать.

Возможно, ему удастся устоять под давлением демократов. И даже если дело дойдет до голосования, остается техническая загвоздка, дающая возможность всего 41 республиканцу заблокировать проект. Но некоторые из сенаторов, поддержавших аналогичный проект 2013 года, все еще занимают свои посты. И на пути на подпись к президенту у законопроекта, уже прошедшего нижнюю палату конгресса, остается лишь Сенат.

Слабеющая NRA

В 2012 году Национальная стрелковая ассоциация (NRA) находилась на вершине своей власти и влияния в американской политике. На протяжении десятилетий эта организация, представляющая не только миллионы владельцев огнестрельного оружия, но и его производителей, превратила для многих американцев право на ношение оружия едва ли не в символ Соединенных Штатов.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Трамп регулярно участвует в ежегодных встречах членов Национальной стрелковой ассоциации

Демократы опасались дебатов на эту тему как чумы и списывали на нее, среди прочего, поражение Альберта Гора на президентских выборах 2000 года. Непопулярный у NRA кандидат автоматически получал хорошо финансируемого и популярного у рядового избирателя оппонента.

Даже после стрельбы в Ньютауне общая тенденция в регулировании огнестрельного оружия во многих частях страны склонялась в пользу большей, а не меньшей, свободы - например, право носить оружие скрытно. И в 2016 году активная поддержка ассоциацией Дональда Трампа принесла плоды, несмотря на то что многие считали ее рискованной для его президентских амбиций.

В последние годы, однако, для стрелковой ассоциации настали непростые времена. В 2017 году доходы NRA упали на 56 млн долларов.

В организации началась внутренняя борьба за власть, быстро перешедшая в суды. Ее деятельность стала предметом коррупционных расследований в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Даже электоральный блеск NRA заметно померк. Во время довыборов 2018 года группы, выступающие за контроль над оружием, при поддержке бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга сумели потратить больше денег на поддержку своих кандидатов. В результате несколько видных сторонников контроля над оружием, например, Люси Мак Бат в штате Джорджия, сумели выиграть в округах, где у них было немного шансов.

Это уже не та NRA, которая активно противилась законопроектам об обязательных проверках при покупке оружия даже после стрельбы в Ньютауне. Конечно, она все еще представляет собой внушительную политическую силу, но трещины в ее фундаменте уже заметны.

Привычные препятствия

Все вышеперечисленное - это обстоятельства, которые могут переломить ситуацию с контролем над оружием в этот раз. Однако остается немало причин, по которым этого может и не случиться.

Описанное выше противодействие любым законопроектам по контролю над оружием в Сенате остается значительным и вполне реальным. Более того, Сенат на каникулах до сентября. Если судить по прошлым инцидентам, интенсивность борьбы за контроль над оружием снижается по мере того, как очередная стрельба уходит в прошлое, и память о ней притупляется.

Поддержка президентом такого законодательства и тем более его подпись под законопроектом тоже отнюдь не гарантированы.

После стрельбы в Парклэнде в 2018 году Трамп продемонстрировал определенную заинтересованность в поддержке соответствующего законодательства. Более того, он высказался в поддержку всеобъемлющих проверок при покупке оружия, несмотря на протесты NRA.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Однако после встречи с руководством Национальной стрелковой ассоциации президент быстро совершил разворот на 180 градусов. На ежегодной конвенции NRA он заявил, что право на ношение оружия, гарантированное второй поправкой к конституции, находится "в осаде", и что как президент страны он всегда будет ее защищать.

Хотя Дональд Трамп уже отозвался на события в Эль Пасо твитом, в котором назвал случившееся "ненавистным поступком", от него ждут более решительного осуждения национализма. Обвинения демократов в том, что он помогает формировать риторическую среду, поощряющую кровопролитие, могут заставить президента избегать более конкретных действий.

Он может посчитать, что это будет воспринято как молчаливое признание ответственности или вины - чего Трамп ранее не раз отказывался делать.

Если это так, то дело может закончиться чем-то похожим на реакцию президента на столкновения в Шарлоттсвилле между белыми националистами и их противниками в 2017 году, когда за первым осуждением сторонников нацизма последовала спорная пресс-конференция, на которой он обвинял "обе стороны".

Чем больше кандидатов от Демократической партии, таких как О'Рурк, выдвигают обвинения в адрес президента, тем более вероятно, что он займет оборонительную позицию и еще больше подогреет ситуацию. В таких условиях рассчитывать на скорое разрешение проблемы силами конгресса не приходится.

Новости по теме