Четыре недели до брексита. Успеют ли Британия и Европа договориться? Четыре причины сомневаться

  • 3 октября 2019
Джонсон обещает британцам брексит 31 октября: больше никаких отсрочек, "я лучше сдохну в канаве" Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption Борис Джонсон обещает британцам брексит 31 октября: больше никаких отсрочек, "я лучше сдохну в канаве"

Британия сделала Европе финальное предложение о разводе за четыре недели до брексита. Оно не впечатлило ни европейцев, ни экспертов. Шансы беспорядочного разрыва 40-летнего союза с ЕС остались высокими, а его основной альтернативой теперь называют не полюбовное расставание, а отсрочку брексита и досрочные выборы.

Британский премьер Борис Джонсон обещал избравшим его членам Консервативной партии две вещи. Вывести Великобританию из Евросоюза 31 октября любой ценой и убедить ЕС пересмотреть соглашение о разводе, исключив из него так называемый бэкстоп.

Это страховка от появления границы между Северной Ирландией (частью Великобритании) и Ирландией (отдельным государством-членом ЕС). Из-за нее парламент трижды отказался ратифицировать сделку, согласованную Терезой Мэй с Евросоюзом.

В среду Джонсон отправил в Брюссель письмо с описанием замены "бэкстопа". Если ЕС не примет его предложение, сделки не будет, и Британия выйдет из союза без какого-либо договора о дальнейших взаимоотношениях - либо попросит об очередной отсрочке брексита. Того требует закон, срочно принятый парламентом, однако Джонсон дважды поклялся собственной жизнью, что делать этого не будет.

Если не отсрочка, остается два варианта.

Новое соглашение о разводе с учетом свежих предложений Джонсона и упорядоченный выход с переходным периодом, за который Британия и ЕС должны договориться о будущих торговых отношениях. И второй вариант - чреватый перебоями и потрясениями разрыв всех связей с ЕС в Хэллоуин 31 октября.

Каковы же шансы на то, что Европа пойдет навстречу и согласится на фактический ультиматум Джонсона, чтобы через четыре недели попрощаться полюбовно?

Они близки к нулю, говорят в один голос эксперты, политики и пресса. Они перечисляют массу причин, но выделяют четыре основных.

1. Возвращение границы в Ирландии

Даже сразу двух границ. Сейчас между Северной Ирландией и Ирландией нет ни таможенных, ни пограничных постов. И подданные британской королевы, и республиканцы спокойно перемещаются по острову и торгуют между собой, поскольку обе страны являются членами ЕС, внутри которого действуют единый рынок и таможенный союз.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Сейчас граница в Ирландии выглядит вот так

Согласно последним предложениям Джонсона, после брексита и переходного периода Северная Ирландия выйдет только из таможенного союза, но останется в едином рынке, в отличие от остальной Британии. Если за переходное время Лондон и Брюссель не заключат торговую сделку, позволяющую сохранить открытые границы, на остров вернутся проверки. Как на границе с Ирландией, так и в море между Северной Ирландией и остальной Великобританией.

Джонсон уверяет, что они будут почти незаметными. В этом и кроется проблема.

С одной стороны, они достаточно заметны, чтобы не понравиться Ирландии, за которую ЕС стоит горой: они мешают бизнесу и ставят под угрозу мир на острове, основным условием которого была прозрачная граница. Многие опасаются, что сторонники единой Ирландии вернутся к вооруженной борьбе с британцами, и уверены, что полицейские и таможенники на границе, равно как и любая пограничная инфраструктура - от постов, пусть даже в отдалении от границы, до камер на столбах - станут объектами для нападения.

С другой стороны, предложенные Джонсоном проверки недостаточно заметны и строги, чтобы успокоить Брюссель, для которого главное - защитить единый рынок и таможенный союз по всему периметру границы - что с Украиной, что с Турцией, что с Великобританией после развода.

Полупрозрачная внешняя граница не устраивает ЕС. А на прозрачную не соглашается Британия.

2. Право вето

Джонсон ругал "бэкстоп" за недемократичность: страховка действовала автоматически, и у Британии не было возможности отказаться от нее. И он включил в предложенный механизм право вето: руководящий орган британской части острова - Ассамблея Северной Ирландии - должна сначала одобрить, а потом каждые четыре года подтверждать соглашение с ЕС.

Во-первых, эта ассамблея не собиралась уже 1000 дней - националисты с юнионистами никак не могут договориться.

Во-вторых, доверять судьбу всего ЕС местному органу власти одного из регионов страны, которая в него даже не входит, Брюссель не готов. А для Дублина это вообще как красная тряпка для быка.

Правообладатель иллюстрации AFP
Image caption "Нет границе"; "Решение проблемы брексита - ирландское единство". Большинство на острове хотело бы сохранения статус-кво

Механизм утверждения может быть демократичным, но должен отражать волю всего населения, и ни у одной группы не должно быть права вето, отмел предложения Джонсона премьер Ирландии Лео Варадкар.

3. Времени нет

Предложения Джонсона изложены на семи страницах крупным шрифтом. Они требуют изменений в правила ЕС, для чего нужно согласие всех 27 оставшихся стран-членов блока. И превращения в юридически выверенный текст соглашения.

"Даже если ЕС согласится оттолкнуться от этих предложений, я не представляю, как можно согласовать юридический договор за две недели", - недоумевает бывший переговорщик Терезы Мэй Рауль Рупарель - Я участвовал в этих переговорах. Это мучительный процесс".

Если через две недели на саммите ЕС новая сделка не будет согласована, закон обязывает Джонсона просить об отсрочке.

Но на этом сложности не заканчиваются.

4. Парламент

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption "Мы проголосовали за выход". Сторонники и противники прощания с ЕС практически ежедневно пикетируют парализованный брекситом британский парламент

Даже если Джонсон убедит ЕС и привезет из Брюсселя новое соглашение без "бэкстопа", ему еще нужно добиться его одобрения в парламенте.

Депутаты этого созыва уже трижды отклоняли сделку, согласованную Терезой Мэй, хотя тогда у консерваторов было больше голосов, чем сейчас у Джонсона. Без поддержки со стороны оппозиции он не получит добро, а противники уже встали в позу.

Лидер лейбористов Джереми Корбин сказал, что новые предложения еще хуже предыдущих от Мэй. А вторая по численности оппозиционная фракция шотландских националистов окрестила их "миражом".


Что пишут газеты?

Борис Джонсон называет свои предложения компромиссными. Европа тоже не спешит хлопать дверью и говорит, что готова к диалогу.

Однако европейские СМИ в один голос называют реверансы с обеих сторон попыткой минимизировать репутационный ущерб на случай жесткого разрыва.

Немецкая Handelsblatt:

"На самом деле Джонсону сделка не нужна. Он выдвигает неприемлемые требования и тем самым уничтожает все шансы на соглашение. Он подталкивает ЕС к введению таможенного контроля - это ни что иное как провокация".

Итальянская La Repubblica:

"Это провокация. Попытка вынудить ЕС хлопнуть дверью у него перед носом. Он только этого и добивается".

Литовская 15min:

"Джонсон хочет дать право вето небольшому региону (Северной Ирландии). Практически невероятно, что ЕС - и в особенности Ирландия - с этим согласятся".

Польская Rzeczpospolita:

"Жесткий брексит теперь выглядит неотвратимым".

Французская Liberation:

"Джонсон называет вопрос ирландской границы "техническим". Но на кону вещи значительно более фундаментальные и сложные. Это вопрос политики, мира, идентичности, вопрос защиты единого рынка и… выживания Евросоюза".

Итальянская Il Foglio:

"В Брюсселе никто не верит в то, что у нас есть время для серьезных переговоров об альтернативе "бэкстопу". Практически все согласны с тем, что даже если компромисс будет найден, Джонсон не сможет протащить его через парламент".


Новости по теме