Карибский кризис: как судно "Кисловодск" выдало планы СССР британской разведке

  • 22 октября 2019
База центра правительственной связи в Скарборо

Секретная британская база в Скарборо сыграла важную роль в Карибском кризисе, когда мир оказался перед лицом ядерной катастрофы.

Расположенный на высоком холме над автостоянкой в прибрежной местности в Северном Йоркшире, этот объект является старейшей станцией радиоперехвата в мире.

Станция, подчиненная Центру правительственной связи Великобритании, была открыта еще накануне Первой мировой войны. Это место было выбрано в силу того, что отсюда было легко перехватывать радиосигналы немецкого флота в Северном море.

В годы Второй мировой войны станция вела радиоперехват сообщений, посылаемых немецкими субмаринами в районе Атлантики. А с началом холодной войны она переключилась на перехват советских радиотелеграмм.

Сотрудники станции работали в сыром и темном бункере.

"В комнате было много людей, сидевших рядами в наушниках. Главное было не пропустить ничего", - вспоминает один из ветеранов.

Правообладатель иллюстрации GCHQ
Image caption Секретная депеша о маневре судна "Кисловодск"

"Если вам нужно было отлучиться в туалет, вы должны были поднять руку, и тогда кто-то подходил и подменял вас", - рассказывает Шила, нынешний директор станции, которая, как и прочие сотрудники, не раскрывает своей фамилии.

В годы холодной войны пять стран - США, Великобритания, Австралия, Канада и Новая Зеландия - объединились в группу под названием "Пять глаз", которая занималась сбором разведывательной информации по всему миру и делилась ею между странами-участницами.

База в Скарборо специализировалась на слежении за кораблями советского Балтийского флота, а также за судами советского торгового флота в Северном полушарии.

На грани ядерной войны

В 1962 году станция радиоперехвата в Скарборо неожиданно оказалась на переднем крае обострившейся холодной войны.

"Данные о движении советских судов, которые обычно сообщались в конце сводок радиоперехвата, внезапно стали главным предметом внимания со стороны британской разведки", - рассказывает историк Центра правительственной связи Тони Комер.

На основании этих данных президент Джон Кеннеди получил сообщение от 16 октября 1962 года о том, что Советский Союз приступил к тайной доставке на Кубу ракет с ядерными боеголовками.

Некоторые из советников президента, в числе которых были и военные, выступили тогда за немедленное вторжение на остров. Однако Кеннеди предпочел установить вокруг Кубы морскую блокаду, о чем было объявлено 22 октября.

Правообладатель иллюстрации Naval History and Heritage Command
Image caption Эсминец "Джозеф П. Кеннеди" участвовал в морской блокаде Кубы в 1962 году

К этому времени некоторые советские суда уже находились в Атлантике. Вопрос состоял в том, пойдут ли они на прорыв морской блокады. Если бы это произошло, мог возникнуть вооруженный конфликт, чреватый ядерной войной.

Операторы станции радиоперехвата в Скарборо стали фиксировать радиотелеграммы с советских судов, в которых содержались их координаты. На их основании составлялись сводки о движении советских судов с ракетами на борту.

"Собиралось ли советское руководство проверить на прочность блокаду, объявленную Кеннеди? База в Скарборо была той самой организацией, которая могла точно установить местоположение этих судов, а также момент их разворота в море и начало движения назад в Советский Союз", - говорит Тони Комер.

Депеша для Белого дома

Только что рассекречен самый важный из документов, подготовленных в Скарборо - сводка под названием "Советские торговые суда меняют курс".

В ней говорится, что 24 октября советское судно "Кисловодск" сообщило о своих координатах к северо-востоку от той точки, в которой оно находилось за сутки до этого, что подтверждало, что оно изменило курс и повернуло в сторону Балтики.

На следующий день курс стали менять и другие советские суда, шедшие в сторону Кубы. Сводки, некоторые места в которых остаются секретными и вымараны черным, выглядят на первый взгляд точно так же, как и обычные сводки, которые годами готовились операторами станции.

Но в данном случае один экземпляр сводки был направлен прямо в Белый дом. Он стал первым подтверждением того, что ракетный кризис не будет развиваться в сторону эскалации.

А спустя еще несколько дней между США и СССР начались переговоры, которые привели в конечном итоге к урегулированию Карибского кризиса.