Неэластичный спрос. Почему сухой закон обречен на провал?

  • 27 октября 2019
Агенты выливают из бутылок конфискованный алкоголь, США, 1921 год Правообладатель иллюстрации Getty Images

У экономистов есть небольшая имиджевая проблема. Люди думают, что мы беззастенчиво оперируем статистикой, самонадеянно выступаем с ошибочными прогнозами и, мало того, не пьем на вечеринках.

Возможно, ответственность за такой имидж частично лежит на человеке, который 100 лет назад был, вероятно, самым известным экономистом в мире. Речь идет об Ирвинге Фишере.

Именно Ирвинг Фишер указал в октябре 1929 года, что динамика на фондовых биржах в тот период выглядела как постоянно высокое плато.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Ирвинг Фишер

Через девять дней после этого ободряющего заявления случился обвал цен на фондовых биржах. В США началась Великая депрессия.

Что касается вечеринок, про Фишера можно сказать, что он был идеальным гостем.

Марк Торнтон в своей книге "Экономика сухого закона" (The Economics of Prohibition) приводит воспоминания одного из современников Фишера о типичном ужине известного экономиста: "Пока я пробовал самые вкусные блюда, Фишер поглощал овощи и сырое яйцо".

Фанат здорового образа жизни, Ирвинг Фишер не ел мяса, отказывался от чая, кофе и шоколада.

Он также не употреблял спиртное и был ярым сторонником введения сухого закона - провальной попытки запретить производство и продажу алкоголя в Америке в 1920 году.

Сухой закон предполагал серьезные изменения структуры экономики: пятая по объему отрасль в стране вдруг оказалась вне закона.

Фишер утверждал, что введение сухого закона войдет в историю как начало новой эры для всего мира и станет достижением, которым страна сможет гордиться вечно.

Он также говорил, что не знает ни одного экономиста, который бы захотел бы в ходе обсуждения аргументировано доказать неправильность такой политики.

Однако на деле прогнозы Фишера не оправдались: сухой закон фактически повсеместно нарушался, а "постоянно высокое плато" оказалось чрезвычайно непостоянным.

Потребление алкоголя после введения сухого закона в США сократилось приблизительно на 20%.

Сухой закон был отменен в 1933 году президентом Франклином Рузвельтом. Он разрешил продавать пиво, и в тот же вечер к Белому дому пришли толпы ликующих американцев.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Первое разрешенное пиво после отмены сухого закона. Вашингтон, апрель 1933 года

Запрет на продажу алкоголя, как правило, связан с религией и пронизан классовым снобизмом.

Но экономистов на самом деле волнует в этом вопросе совсем другое - производительность труда.

Разве страна трезвенников не обречена обогнать те государства, где рабочие - пьяницы?

Отвечая на этот вопрос, Фишер, очевидно, весьма вольно обращался с цифрами. Например, он заявил, что сухой закон принесет экономике США 6 млрд долларов.

Может быть, эта цифра была получена в результате обстоятельного исследования? Отнюдь нет, вынужден был признать смущенный критик.

Фишер в своем анализе взял за основу признания нескольких человек, сказавших, что после порции алкоголя на пустой желудок они работали на 2% менее эффективно.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Прикинув, что пьющие рабочие обычно выпивают по пять порций алкоголя перед работой, экономист умножил эти 2% на 5.

Таким образом, получилось, что производительность труда из-за систематического употребления алкоголя падает в среднем на 10%.

Мягко говоря, сомнительные вычисления.

Экономисты в 1930-х годах, возможно, были бы меньше удивлены провалом сухого закона, если бы могли перенестись на полстолетия вперед и познакомиться с работами нобелевского лауреата по экономике Гэри Беккера, который применил экономические методы в анализе человеческого поведения.

В 1968 году Беккер опубликовал исследование "Преступление и наказание: экономический подход", в котором он применил экономический подход к анализу преступности.

Как утверждает Беккер, некоторые люди рационально выбирают преступление как вид деятельности: они сравнивают ожидаемые выгоды и издержки (в виде вероятного ареста и наказания).

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Гэри Беккер в 2008 году был награжден президентской медалью Свободы за свои труды по экономике

Собственно, в полной мере это относилось и к нему самому. Приехав на нашу первую встречу, он припарковал свою машину так, что рисковал получить штраф.

"Я не думаю, что они будут проверять", - сказал он мне, признавшись, что он сам сейчас совершил "рациональное правонарушение".

"Рациональные преступники просто будут поставлять запрещенные товары по правильной цене", - говорил Беккер.

Будут ли потребители приобретать эти товары по такой цене, зависит от того, что экономисты называют эластичностью спроса.

Представьте, например, что правительство запретило продажу брокколи.

Будут ли люди, торгующие на черном рынке, выращивать брокколи тайком у себя в садах за домом и продавать их в темных аллеях по заоблачным ценам?

Вряд ли, потому что спрос на брокколи достаточно эластичный - чуть повысить цену, и большинство из нас перейдет на цветную, а то и вовсе на белокочанную капусту.

С алкоголем все обстоит иначе. Спрос на эту продукцию неэластичный: если повысить цену на алкоголь, большинство все равно не откажется от покупки и не перейдет на лимонад.

Собственно говоря, сухой закон был на руку таким "рациональным преступникам" как Аль Капоне, который весьма находчиво объяснил свое право на производство и продажу алкоголя.

"Я дал людям то, что они хотят. Мне никогда не приходилось заставлять своих продавцов навязывать товар. Я все равно не смог бы удовлетворить существующий спрос", - говорил Аль Капоне.

Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Аль Капоне в 1931 году был обвинен в уклонении от уплаты налогов

Черный рынок меняет логику принятия решений и действий.

Твои конкуренты не могут подать на тебя в суд, тогда почему бы не использовать все доступные средства, чтобы установить локальную монополию?

Каждая поставка нелегального товара связана с определенным риском, так почему бы не сделать подпольный алкоголь более крепким?

Известно, что во время действия сухого закона, потребление пива сократилось по отношению к крепкому алкоголю. Однако, когда сухой закон был отменен, потребление пива снова выросло.

А почему бы не сократить расходы за счет снижения качества продукции? Ведь если этот алкоголь нелегальный, вам не нужно указывать все ингредиенты на этикетке.

США не были единственной страной, где пытались ввести сухой закон. В числе стран и территорий, где объявляли алкоголь вне закона - Исландия, Финляндия и Фарерские острова.

В России в 1914 году был издан императорский указ о запрещении производства и продажи всех видов алкогольной продукции.

В СССР кампании по борьбе с алкоголем проводились несколько раз. Последней была т.н. горбаческая антиалкогольная кампания 1985-87 годов.

Правообладатель иллюстрации TASS/Веленгурин Владимир
Image caption Антиалкогольная кампания в Краснодарском крае, 1987 год. Милиционер оформляет протокол об изъятии самогонного аппарата

В современном мире алкоголь запрещен в основном только в странах с преимущественно мусульманским населением.

В некоторых странах действуют ограничения на продажу алкогольных напитков. Например, на Филиппинах вы не можете купить алкоголь в день выборов.

Также не получится купить алкогольные напитки в Таиланде во время буддистских праздников - разве только в аэропорту, в магазинах беспошлинной торговли.

В России некоторые местные власти также пытались ограничивать или запрещать продажу алкоголя в праздники и дни выборов.

В США есть ряд территорий, где действует местный сухой закон или местные пуританские законы, запрещающие продажу алкоголя в воскресенье.

Идеи такого регулирования часто находят поддержку у довольно необычного альянса - благородных моралистов и жаждущих получения прибыли циников.

С подачи экономиста Брюса Яндла этот альянс получил название "бутлегеры и баптисты". Этот термин относится к теории общественного выбора.

Вспомните о запрете на продажу марихуаны. Кто поддерживает подобные запреты?

В соответствии с теорией Брюса Яндла, "баптисты" - это те, кто считают, что употребление марихуаны неправильно, аморально и вредно, а "бутлегеры"- это рациональные преступники, которые получают доход от незаконной деятельности, а также прочие люди, заинтересованные в ведении запрета, в том числе - чиновники, которым платят деньги за то, чтобы законы соблюдались.

В последние годы этот альянс стал менее действенным: марихуану постепенно легализуют во многих странах и на многих территориях - от Калифорнии до Канады, от Австрии до Уругвая.

В других странах, где марихуана под запретом, обсуждение ведется в таком ключе: если мы хотим получить деньги от производителей марихуаны, стоит ли запрещать ее продажу или лучше узаконить продажу и ввести налоги?

Эксперты Института экономических проблем в Великобритании определили эластичность спроса на марихуану.

Введение 30% налога на продажу марихуаны фактически уничтожит черный рынок этого товара и принесет государству около 1 млрд долларов. К тому же в такой ситуации можно гарантировать, что покупатели будут потреблять более безопасную продукцию.

Сейчас несложно найти экономистов, выступающих против запрета марихуаны: по меньшей мере пять нобелевских лауреатов выступили за прекращение войны с легкими наркотиками и призвали к переходу к политике, основанной на серьезном экономическом анализе.

Некоторые исследования указывают на то, что употребление марихуаны снижает работоспособность человека. Согласно другим исследованиям, никаких существенных изменений при употреблении марихуаны не наблюдается.

Есть еще одно исследование, которое, однако, не кажется убедительным. Его авторы утверждают, что курение марихуаны якобы способно кратковременно повысить работоспособность.

Интересно, а что бы сказал по этому поводу Ирвинг Фишер?

Новости по теме